Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Гарри Поттер и Тень Алхиноя (гет)


Автор:
Пейринг:
Гарри Поттер/Новый Персонаж
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure
Размер:
Макси
Статус:
Закончен
Саммари:
Шестой год обучения. Гарри узнает, что является Хранителем некоего талисмана, который может помочь ему в борьбе с Волан-де-мортом. Но талисманом оказывается девушка, в которую в последствии юноша влюбляется.
Просмотров:40 998 +10
Комментариев:22
Рекомендаций:0
Читателей:196
103 подписчика
67 прочитали
1 ждет окончания
25 отложили прочитать позже
Опубликован:27.06.2005
Изменен:19.08.2005

пароварка для младенцев


 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Глава 1. Сногсшибательная новость

Темнело. Уже были видны первые звёзды. Многие окна домов по Тисовой улице давно заполнились светом, но не окно второго этажа дома №4. В маленькой, тёмной комнатушке, на кровати, подперев голову руками, лежал мальчик. Его глаза были открыты, но ничего не видели. Гарри Поттер находился в очередном приступе апатии. Дни напролет он лежал, ничего не делал, и только думал. О Сириусе, пророчестве, Волдеморте, друзьях и многом другом, что связывало его с волшебным миром…

Из такого состояния его выводили только звонки Рона и Гермионы. Друзья звонили где-то раз в 3 дня, спрашивали, всё ли в порядке. Только повесив трубку, Гарри оживал на время. Поднимался к себе, открывал «Ежедневный пророк», читал о нападениях Пожирателей Смерти, исчезновениях, убийствах, простейших способах защиты от тёмных сил и многом другом, мало касающемся его самого. После прочтения Гарри выкидывал газету и садился за уроки (ведь их тоже было немало), но через пару часов снова впадал в уныние и заваливался на кровать, до следующего звонка Рона или Гермионы. Даже Дурсли заметили, что с парнем что-то не так (за столом юноша сидел с каменным лицом, смотрел в одну точку и делал всё на полуавтомате), но ничего не спрашивали. Они считали, что с Поттером лучше не связываться. Хорошо им помнился грозный глаз Грюма.

Гарри лежал, скрючившись и глядя в никуда. От недосыпа перед глазами мерцали звездочки и казалось, что под потолком кто-то летает. Было тихо. Вдруг шрам обожгло такой болью, что Гарри закричал. Подобных мучений юноша еще не испытывал. Лоб горел огнём. Словно сам ад полыхал внутри, не давая дышать. Перед глазами заплясали огни, мысли разлетелись миллионами искр, ощущение пространства исчезло. Боль, настолько пронзительная, приковала к постели. Сознание ускользало. Но в миг, когда Гарри взмолился о смерти всем богам, каких знал, лишь бы прекратились страдания, — в тот же миг все внезапно прекратилось. Также неожиданно, как и возникло.

Мальчик еще какое-то время кричал и не сразу понял, что боль отступила. Медленно вытянув ноги вдоль кровати, волшебник попытался прийти в себя, перевести дух. Эта боль – не его. Это страдания Волдеморта. Гарри это понял. Такого отчаяния его враг еще никогда не чувствовал. Что могло произойти? Что бы это ни было, Гарри был рад. Неудача Темного Лорда – его победа. Кажется, связь, что их роднит, никогда не была столь сильной, как в этот момент… Каждой клеточкой тела Гарри чувствовал досаду и злость, пропитавшие мертвую душу Тома Реддла.

Боль в шраме легко забылась, так как странные ощущения сменились. Гарри прислушался к себе. Стало жарко, очень жарко. Но это был не огонь душераздирающей боли, а приятное тепло. Тепло домашнего очага, родственной любви и крепкой дружбы, тепло мимолётного счастья и нескончаемого спокойствия. Так бывает, когда перебрал огневиски. Гарри не мог этого объяснить. Словно нечто его собственное, когда-то потерянное, теперь нашлось, вернулось к нему, домой, к своим корням. Или это он скитался по миру много лет и наконец, вернулся, обрёл себя. Ощущение усиливалось, переходя на физический уровень – тело налилось тяжестью, будто его привязали к кровати. Галлюцинации на этом не прекратились: в глаза ударил яркий золотистый свет. Неведомая сила, как пружиной, подбросила волшебника в воздух и со всей дури отшвырнула в стену. Парень сильно ударился спиной, но боли не почувствовал. Липкое тепло растеклось киселём по всему телу от кончиков волос до кончиков ногтей, наполнило, как вода ванну, и, перевалив за край, накрыло, словно защитный панцирь.  Свет заполнил всё вокруг. Вися посреди комнаты и медленно вращаясь вокруг своей оси, маг увидел, что он и правда в каком-то защитном пузыре, а свет, что заливает этот пузырь, исходит от него самого. Так вот что это за жар такой! – понял Гарри.

Юноша плашмя шлёпнулся на пол. Пузырь лопнул, свет быстро втянулся обратно в Гарри. Так прошло несколько минут. Волшебник не шевелился, ждал, пока будет способен соображать нормально. Зрение постепенно восстановилось, в голове посветлело, жар утих. Кажется, светящихся рук и ног больше не будет, значит лампочкой висеть под потолком не придется. И похоже, это всё-таки не галлюцинации: вместе с соображалкой пришла боль в ушибленной спине.

— Что за чёрт? – спросил Гарри у самого себя и внимательно разглядывая свои вытянутые вперёд ладони: нет, не светят. Столько вопросов вертелось в голове… Что произошло сейчас? Откуда этот свет? Что за сила ударила его о стену? Почему Волдеморт злится? Что, Мерлин тебя разбери, происходит?!

Снизу послышался стук в дверь. Не долго думая, Гарри схватил с прикроватной тумбочки волшебную палочку и прислушался.

— Кого там ещё нелёгкая принесла? — послышались шаги дяди Вернона, а следом звук открывающейся двери… несколько секунд было тихо. Затем…

— Здесь нет никакого Гарри Поттера! Не смейте нас больше беспокоить!!! — Дверь захлопнулась так, что со стен и потолка гарриной комнаты посыпалась штукатурка.

БАБАХ!

Всё, что осталось от входной двери, очевидно, разлетелось по коридору. Визг тёти Петуньи подтвердил догадку. Шаги по лестнице. Гарри направил палочку на дверь, готовый запустить во входящего оглушающее заклинание…

Дверь открылась.

— Собирай вещи, Гарри — сказала Тонкс серьёзно и обеспокоено. — Мы уходим.

И она быстро зашагала к шкафу, чтобы помочь магу собрать вещи.

Парень неуверенно опустил палочку. Какое-то время он стоял в замешательстве. Тонкс швыряла с полок гаррины шмотки и те, взлетая, сами укладывались в чемодан. Постепенно нервы успокоились, и юноша невольно улыбнулся. Его апатию как ветром сдуло, в голове начало укладываться, что он уезжает от Дурслей, не пробыв у них и двух недель, что больше он сюда не вернётся, как минимум до следующего лета и что он всё это время проведёт со своими лучшими друзьями, Роном Уизли и Гермионой Грейнджер. Он возвращается домой! А во всём случившемся можно разобраться и позже.

Спустившись по лестнице, чуть ли не бегом, Гарри увидел радостный взгляд Люпина. За ним шнырял вращающимся глазом обеспокоенный Аластор Грюм. Возле самого порога, с любопытством оглядываясь по сторонам стояла незнакомая девушка. На вид не старше Гарри. Увидев юношу, незнакомка посмотрела ему в глаза и улыбнулась. Ростом чуть выше 5 футов, круглое немного детское личико, длинные золотистые переливающиеся от света люстр, волосы, ярко-синие глаза и изящная, хрупкая фигурка. Одета она была в магловскую одежду (лёгкая фиолетовая кофточка и такого же цвета джинсы). Не знай Гарри, что она волшебница, подумал бы, что девушка — истинная магла.

— Эрида Тонкс, – представил девушку Люпин, проследивший за взглядом Гарри. Гарри перевел удивленный взгляд на спускающуюся сверху Тонкс.

— Да, Эрида моя младшая сестра, — взволнованно протараторила Нимфа, — 6 лет прожила во Франции и теперь решила вернуться домой.

Тонкс-младшая прошла по коридору, протягивая Гарри руку.

— Можно просто Ида, — её голос был немного детским и мелодичным. — Очень приятно, Гарри.

— И мне, — ответил юноша хрипловатым с непривычки голосом. Он не говорил с позавчерашнего дня.

— Нам пора убираться отсюда, если хотите остаться в живых – прорычал Грюм, вернув всех в действительность. Его глаз вертелся во все стороны, как юла. – Перезнакомиться можно и потом.

Все разом направились к выходу.

— Что случилось?  — опомнившись, спросил Гарри.

— Потом, — бросила Тонкс и мягко подтолкнула мага к выходу.

Гарри понял, что бесполезно допытываться сейчас, и он покорно зашагал к двери. Дурсли (до этого момента никем не замеченные) провожали его взглядами « попробуй только вернуться», но юный волшебник не обратил на это ни малейшего внимания. Он улыбнулся всем троим и, сказав «до свидания» подмигнул Дадли, подпрыгнул и побежал дальше, весело хохоча над выражениями лиц своих родственничков. Настроение было великолепное, и даже кислая рожа дяди Вернона не могла его испортить.

Тонкс проводила его взглядом и покачала головой, но тоже улыбнулась.

— Извините. Но нам надо забрать Гарри в безопасное место, — сказала девушка с короткими, ярко-розовыми волосами (тётю Петунью передёрнуло, когда та к ним подошла) и в чёрной мантии. — Гарри вернётся следующим летом.

— Можете не торопиться, — буркнул дядя Вернон, прячась за женой и сыном. Ещё бы! Ему только что чуть пол коридора не разнесли! Правда, тут же вернули всё в исходное положение так, что соринки не осталось.

— Да… и последняя просьба. Не выглядывайте, пожалуйста, в окна. Надеюсь, вам дорога своя жизнь и жизнь своих близких.

Тонкс кивнула Дурслям, от страха вжавшимся в стенку, прошла по коридору и закрыла за собой дверь.

Все вышли на тротуар и оглянулись по сторонам. Везде было тихо и безлюдно.

— Ну что? Готовы? – неловко спросила Ида. Она явно стеснялась. А окружающие её волшебники тщательно старались на неё не смотреть. Гарри это показалось странным.

— Готовы..? Вы собираетесь колдовать под носом у Дурслей? — забеспокоился он.

— Не волнуйся, Гарри — сказала Тонкс, догнавшая их секунду назад -  твои родственники не будут выглядывать в окна как минимум до твоего возвращения из Хогвартса, — лукаво улыбнулась она. Гарри улыбнулся ей в ответ. Нимфадора кивнула Иде, та в напряжении сморщила нос и пристально уставилась в пространство. Через пару секунд из ниоткуда появился  «Феррари» чёрного цвета, с тонированными по бокам окна и разрисованный металлическими крыльями на дверце. Гарри приподнял в удивлении брови и вопросительно уставился на Эриду. Это очень развеселило новую спутницу мага.

— Я фатоморгана, — улыбнулась Ида.

— Фато-кто?— не понял Гарри.

— Фатоморгана, — пояснила за сестру Тонкс-старшая. — Мираж. Ида умеет быть невидимой, когда захочет, не прибегая к волшебной палочке или мантии-невидимке. И может делать то же самое с вещами при желании.

— Всё! По местам! – скомандовал Грюм.

Опасность всё еще была рядом. Оглядываясь по сторонам спутники Гарри начали быстро усаживаться в машину.

— Но в отличие от мантии-невидимки тело тоже растворяется в воздухе, -добавила Тонкс, прячась на заднем сиденье. Фатоморганов невозможно ощутить физически, разве что только почувствовать.

— То есть я могу пройти сквозь тебя? – обратился Гарри к новой знакомой.

— Если я приму облик фатомы, то да, — сказала Эрида, открывая дверцу автомобиля . — Всё равно, что быть привидением.

Гарри сел на заднее сиденье, между Тонкс и Люпиным.

— Пристегните ремни. (Ида села за руль, вставила ключ в замок зажигания и повернула) Прокачу с ветерком, — ехидно улыбнулась она зеркалу заднего вида. Машина взревела и рванула с места.

Автомобиль мчался по шоссе со скоростью 90 км/ч. Однако, как только оно кончилось, Ида нажала на педаль газа, и скорость заметно увеличилась.

— Я думаю, что Дамблдор не обрадуется, увидев наши бездыханные тела, — сказала Тонкс, оторвавшись от природы за окном, уже не надеясь что-либо там разглядеть. Вид из окна превратился в одно непонятное месиво. Стрелка на спидометре перевалила за 250.

— Ты ожидаешь нападения Пожирателей Смерти на моего Пегаса? — не отрываясь от дороги, спросила Тонкс-младшая. — Думаешь, что это возможно? — улыбнувшись, добавила она, моргнув густыми ресницами в зеркало заднего вида.

— Думаю, что если ты не сбавишь скорость, то их помощь не понадобится. Нас размажет по асфальту гораздо раньше их появления.

— Зануда, — рассмеялась девушка и снова нажала на педаль газа, — Быстрая езда — единственный экстремальный вид спорта в моей жизни. Расслабься. Я так езжу уже шесть лет, и, как видишь, пока жива.

Люпин и Грозный глаз держались особняком, не вмешиваясь в разговор. Каждый был занят своим делом. Ремус читал газету, которую взял из кармана в спинке переднего сиденья, а Аластор отправлял сообщение в штаб, говорящее, что Гарри с ним и операция проходит успешно. Сам Гарри же так увлекся черным кожаным салоном, что почти не вслушивался в перебранку двух сестёр.

— Пока, — подчеркнула сестра. —  Но я не хочу соскребать твои мозги с ближайшего фонарного столба, — Нимфа скрестила на груди руки.

Девочка весело рассмеялась, но скорость сбросила.

— Это не смешно, — грозно промолвила Тонкс, глядя на девушку. Присутствие младшей сестры сделало из веселой, беззаботной и неуклюжей женщины суровую и бдительную надзирательницу. Впрочем, если б Тонкс не была таковой изначально, то вряд ли её б взяли в мракоборцы. — Гарри, наверное, уже тошнит от этой скорости.

— Гарри, тебе плохо? — обратилась та к юноше, взглянув на него через зеркало, висящее перед лобовым стеклом.

— Нет — ответил маг, любуясь магическими примочками дорогого авто. Было любопытно, ведь он редко катался на машинах, а «Феррари» так тем более видел впервые. Интересно, откуда такая роскошь? И почему за рулём несовершеннолетняя девочка и кто позволил её сесть в кресло водителя? Юноша глянул на приборную панель, спидометр которой указывал заоблачную цифру в 301 км/ч, при этом такая невообразимая скорость, при которой должно было припечатать тело к спинке сиденья, словно стальной пластиной, даже не ощущалось. Машина практически парила над дорогой, едва касаясь шинами асфальта, но никто не чувствовал давления.

— Вот видишь, — успокоила сестру Ида. — Ты напоминаешь мне маму, — она улыбалась. Нимфадора продолжала дуться — Да брось ты! – воскликнула девушка. — Мы так и до скончания века не доберёмся! Хотя нет, — добавила она,  бросив на панель короткий взгляд. — Через две минуты будем.

Тонкс-младшая замолчала и уставилась на дорогу. Гарри удивлялся тому, что она водит, как профессиональный гонщик, но еще больше его удивляло, что взрослые закрыли на это глаза и позволили ей поехать с ними на операцию, более того, не просто зрителем, а участником! И, конечно, Гарри немножко позавидовал ей. Его только и делают, что оберегают от всего на свете, и он едва представлял как можно управлять такой штукой, как «Феррари». Надо будет спросить у Тонкс, откуда у Иды такие привилегии в столь раннем возрасте? На вид ей не больше шестнадцати лет. Неужели она водит машину с десяти? С трудом верилось. 

Глава 2. Возвращение на площадь Гриммо 12

Точно по расписанию, через 2 минуты автомобиль затормозил в магловском переулке, до боли знакомом. Узнав площадь Гриммо, Гарри отвернулся и тяжело вздохнул. В голове вспыхнули неприятные воспоминания ночи в Министерстве магии. Возвращаться сюда было больно.

Гарри вышел из машины последним. Проходя мимо домов 11 и 13, юноша про себя восстановил записку, прочитанную год назад, и тут же между домами стало расти здание, отодвигая в стороны другие два. Здание изменилось. Исчезли обшарпанные и грязные стены, дверь сверкала чёрным блеском, и на ней не виднелось ни царапинки, серебряный дверной молоток в виде извивающейся змеи блестел от света фонарей, изумрудные глаза горели, как живые.

Люпин, который первым вышел из машины, уже постучал палочкой в дверь, её отворили и все проходили внутрь.

Вот уж чего Гарри не ожидал, так не ожидал! Помещение изменилось до неузнаваемости! Коридор сиял чистотой и уютом: не было ни отклеившихся старых обоев, пропахших гнилью, ни противной паутины, свисавшей со змееподобных люстр (которых, кстати, тоже не было), ни запаха сырости и затхлости, пропитавших весь дом. Он был ярко освещён одной большой изогнутой длинной люстрой, тянувшейся вдоль всего потолка, со светло-бежевых, в мелкий узор, стен смотрели маги и волшебницы, обрамленные в золото. Но самое главное: в коридоре было тихо. Портрет ненормальной мамаши Сириуса исчез. Вместо него висело зеркало в человеческий рост, а рядом с ним стояла небольшая тумбочка, на которой лежали ключи, расчёски, резинки, заклёпки и все такое прочее. Сразу за входной дверью стоял гардероб из красного дерева. Подставку для зонтов в виде ноги тролля убрали. Вместо неё поставили другую, похожую на длинную японскую фарфоровую вазу для икебаны, в которую кто-то уже поставил два зонтика-трости.

Их встретила миссис Уизли.

— О, Гарри! Здравствуй, милый! Мы за тебя так волновались! Девочки места себе не находили! — пухленькая женщина с копной рыжих волос бросилась обнимать Гарри, от чего тому сразу стало неловко.

— Идите наверх. Ребята вас заждались, — наконец, миссис Уизли выпустила волшебника из объятий и повернулась к остальным. — Собрание уже началось. Что-то поздновато сегодня, — и все направились по коридору.

— Дамблдор не хотел начинать до нашего возвращения, — услышал Гарри голос Люпина.  Все проследовали в подвал, где раньше располагалась столовая.

Гарри и Эрида прошли по тёплому, мягкому ковру и начали подниматься по знакомой лестнице, вдоль которой когда-то красовались головы эльфов-домовиков на декоративных подставках. Теперь же здесь были вывешены картины и шкафчики с книгами и какими-то принадлежностями для волшебства. Гарри увидел там Летучий порох в коробочке и кое-какие ингредиенты для приготовления зелий.

Поднявшись на третий этаж и выйдя на лестничную площадку, ребята услышали приглушенные голоса. Гарри встретился с Идой взглядом. Та кивнула, и тогда волшебник толкнул дверь в комнату.

— Гарри! Гарри! — Гермиона и Джинни подлетели к юноше и повисли на нём, чуть не сбив с ног. — Я так рада тебя видеть! Мы так за тебя беспокоились. Думали, ты опять какую-нибудь глупость сделаешь, — тараторила Гермиона.

— Привет, дружище, — Рон протянул ему руку. Гарри ответил на рукопожатие. За эти две недели Уизли, казалось, вытянулся ещё больше, и на его лице прибавилось еще веснушек. — Привет, Ида.

Очевидно, ребята уже успели познакомиться друг с другом, в отличие от Гарри, который узнал о существовании сестры Нимфадоры только сегодня.

— Привет. Чем вы тут занимались в наше отсутствие? — спросила Эрида за Гарри. Все пошли к двум кроватям, стоявшим возле стен, напротив друг друга. Гарри не видел друзей всего две недели, но только сейчас понял, как страшно соскучился. Он разглядывал лица Гермионы, Рона и Джинни и не мог описать своей радости. Как же здорово сидеть рядом с ними и знать, что с ними сейчас всё хорошо!

На вопрос Эриды ответила Джинни:

— Обсуждали нападение Пожирателей на Тисовую…

— Что?! Когда?!— Гарри вытаращил на неё глаза. Вот так новость! И никто даже словом не обмолвился, ухом не повёл! Юноша разозлился. Оказывается, пока он прохлаждался, Пожиратели пытались напасть на его дом!

— Но как же…

— А ты не знал? — перебила Гермиона и тут же стала серьёзной — до этого она сияла, как и все остальные. – Нападение произошло, когда ты был в доме. Мракоборцы едва успели. Говорят, завязался страшный бой…

Так вот оно что… А Гарри даже не слышал. Теперь понятно, откуда Волдеморт испытывал такое отчаяние. Гарри вновь удалось ускользнуть от него, прямо из под носа Пожирателей. И ведь он не видел никого. Ни одной живой души вокруг дома! Никаких следов битвы! Никто из пришедших за ним мракоборцев не был ранен и все вели себя спокойно.

Гермиона хмурилась, взгляд Рона стал суровым, Джинни поправила рукава своей серой кофточки. Все уселись поудобнее на кроватях. Ида тихонько уселась на самый край кровати, как и Джинни, не вмешиваясь в беседу трёх друзей.

-Худо бы тебе пришлось, если б наши вовремя не подоспели, — продолжил Рон. Друзья переглянулись. Гарри недоумевал.

— Но как они нашли меня? У меня же вроде защита тёти или что-то в этом роде?

— Не знаю, Гарри… — пожала плечами Гермиона. – Похоже, защита перестала действовать...

Наступила пауза. Все задумались над случившемся.

— Тем не менее, — решила восстановить разговор Гермиона, — факт остается фактом.

— Одно мы знаем точно, — подхватил Рональд. — Этому поспособствовал Кикимер.

Гермиона сразу отвернулась и притянула к себе подушку. Её опущенные глаза говорили красноречивее, чем если бы она тараторила без остановки: ей было жаль эльфа-домовика. Пальцы девушки судорожно вцепились в белую наволочку. Слепая любовь Гермионы к домовикам нисколько Гарри не тронула. Как и остальные, он не обратил на нее никакого внимания и задал интересующий его вопрос:

— А при чём тут этот эльф-домовик? — Гарри переводил взгляд с одного на другого, но, похоже, никто из друзей не торопился с ответом.

— Мы думаем, он рассказал что-то Люциусу Малфою, — наконец проговорил Рон, с опаской глядя на Гермиону.

— Малфой же в Азкабане, — Гарри ничего не понял. Тут в разговор вступила Ида, которая до этого неприметно молчала.

— Ну, я бы сказала, не Малфою, а Лестрейндж, — поправила Эрида Рона. — Она ведь сбежала вместе с Волдемортом после боя в Министерстве. — Выходит, плюс ко всему, эта особа еще и чертовски осведомлена во недавних событиях. — И сейчас на свободе. Кикимер вроде души в ней не чаял.

— «Не чаял»? — спросил заинтригованный Гарри. Неужели это то, о чем он думает?..

— Кикимера больше нет, — сказал Рон торжественно, и Гермиона громко шмыгнула носом в доказательство его слов. — Снейп его убил.

— Так ему и надо! Нечего было язык распускать, — не подумав, брякнул Гарри. Гермиона нервно всхлипнула, но промолчала, а маг пожалел, что так пылко высказал всеобщую мысль. Глаза подруги  были на мокром месте.

— Снейп убил его не из-за Ордена, — сказала Ида, и в её сторону повернулись все головы. Даже Гермиона подняла глаза.

— Т-т-то есть, к-к-как это? — заикаясь, спросила она. Ида подняла ноги на кровать и уселась по-турецки. Обвела всех взглядом и заговорщически зашептала:

— Кикимер рассказал этой Лестрейндж, что Снейп «тайный агент», и что он работает на Дамблдора. Теперь он у Волдеморта враг номер два. Первый, конечно, ты, Гарри. Признаться, на месте Снейпа я бы тоже убила его, не раздумывая.

Гарри хмуро сдвинул брови, а Ида тем временем продолжила:

— Снейп его прихлопнул, как муху, а Дамблдор даже ухом не повёл. Говорит, это для него лучший способ быть свободным.

Гермиона снова всхлипнула.

«Так ему и надо» — гневно подумал Гарри, вспомнивший, как домовик соврал ему, когда тот искал Сириуса.  В маге забурлила ненависть к этому существу. Он понял, что несмотря на причитания Гермионы, какими бы они ни были, этот эльф-домовик никогда не получит от него прощения. Ни за что.

Юноша потряс головой, чтобы отогнать прочь мрачные мысли.

 «Интересно, что еще успел сказать Кикимер этой сумасшедшей Беллатрисе перед смертью?» — про себя подумал волшебник, а вслух спросил:

— Откуда ты всё это знаешь? — Гарри бросил короткий взгляд на друзей. Наверняка им тоже любопытно.

— Хорошо, когда у тебя есть старшая сестра, — хитро улыбаясь, ответила девушка. – Она болтает обо всём подряд, не задумываясь, кто рядом с ней. Главное – держать ушки на макушке.

Ответ всех удовлетворил.

— Так что же случилось на Тисовой? – задал Гарри еще один интересующий его вопрос. — Дурсли живы?

Не то, чтобы юный маг сильно беспокоился о жизнях дяди Вернона и тёти Петуньи с их сыном, — они-то о его жизни не очень переживают, —  но всё-таки они его единственные родственники…

— Ты же… — начала было Ида, но тут же замолкла, отрицательно покачав головой. Гарри сделал вид, что не обратил на это внимания, но про себя отметил, что непременно спросит девушку, что она хотела сказать.

— О, уверена, с ними всё в порядке, — хихикая, заметила Джинни.

— По слухам, Пожиратели убрались с улицы, как только обнаружили мракоборцев вместо мальчика-который-выжил, — пояснила Гермиона. Кажется, она пришла в себя после неприятного разговора.

Наконец, самые жаркие новости закончились, и можно было немного расслабиться.

— А где Фред с Джорджем? — спросил Гарри, пытаясь разрядить обстановку.

— Их магазин процветает, — ответила Джинни. — Они говорят, что, вроде как собираются устроить нам сюрприз. Я так думаю, что ребята купили помещение в Хогсмиде, и скоро откроют там что-нибудь в стиле «умников Уизли».

— Вот будет здорово! — воскликнул радостно Гарри. Рон кивнул словам друга. Вот это по-настоящему хорошая весть!

— Да. А ещё их приняли в Орден, — вздохнула Джинни, скрестив руки на груди. Похоже, это известие её не очень радовало. — С большим трудом, конечно, но приняли.

— Теперь ходят такие деловые и ничего нам не рассказывают, — хмуро заметил Рон.

— А магазин? – спросил Гарри, переводя взгляд с брата на сестру. Но на вопрос ответила Гермиона:

— Удивительно, но они всё успевают, — развела руками она. — Думаю, здесь не обходится без Маховика времени.

На лестничной площадке послышались шаги, и в комнату вошла миссис Уизли.

— Ужин готов. Спускайтесь – просияла женщина.


* * *

Они сидели в столовой на первом этаже. Стены были обшиты светлым деревом, в углу находился камин, в котором посапывал котёл, в окна заглядывал свет от ближайших фонарей. Большой стол, стоявший в центре комнаты, ломился от яств. Гарри уплетал за обе щеки свои любимые блюда. К нему возвращалось хорошее настроение. Он снова находился там, где ему всегда рады. Он был дома.

После клубничного пудинга все разбрелись кто куда, и на кухне остались только Люпин, Грозный Глаз, Тонкс и Гарри, в комнату вошёл старец в тёмно-синей, расшитой серебряными звёздами мантии.

— Добрый вечер, — поприветствовал всех директор школы чародейства и волшебства «Хогвартс» Альбус Дамблдор. В ответ раздались приветствия обитателей кухни.

Директор прошёл к столу и сел на один из стульев рядом с Гарри. Волшебник выжидательно смотрел на профессора, от которого, как и прежде, исходил бодрый настрой и в глазах сверкал озорной огонёк. Он снова показался Гарри сильным и всемогущим.

— Думаю, тебя, наверное, интересует, как Пожиратели Смерти смогли пробраться на Тисовою улицу, минуя защиту твоей тёти, Гарри? – сразу перешел к главному директор. Мальчик кивнул. — Как говорится: всё гениальное просто. — Дамблдор устало вздохнул. — Вот и Волдеморт поступил очень просто. Он послал к тебе тех дементоров, которые напали на тебя в прошлом году и отправил Пожирателей по их следу.

— Но откуда он узнал о том, что на меня нападали дементоры? — сдвинул брови Гарри. – И каким образом дементоры…?

— Можно сказать, что это череда случайностей, — прервал директор. — А можно сказать, что так распорядилась госпожа Судьба. Друзья тебе уже рассказали о последнем происшествии? – Гарри кивнул, догадавшись, что речь идет о злосчастном Кикимере. – Его ушки удивительно хорошо слышали, в его почтенном возрасте это большая редкость. Я предполагаю, что дорогая миссис Амбридж рассказала нечто лишнее не тому собеседнику, и эта новость достигла ушей Кикимера. О чем он тут же рассказал своей госпоже, уважаемой Белле Лестрейндж. Ну а что касается дементоров… на память они не жалуются. Ты ведь знаешь, что дементоры покинули Азкабан и присоединились к армии Волдеморта.

Гарри снова кивнул. Теперь всё встало на свои места и вопросов стало меньше.

— А как же тётя… — вспомнил юноша.

— Ты сам их видел, с ними всё в полном порядке, — заверил старец.

Гарри снова задумался. Было еще кое-что, чем бы ему хотелось поделиться, но волшебник не знал, с чего начать. Стоит ли ему вообще рассказывать о произошедшем? Про сияющий золотой свет и остальное… Нелепо всё это как-то. А если всё же сон? Задремал, и не заметил как…

— Я вижу, ты хочешь что-то спросить, — Дамблдор наградил юношу одним из тех проницательных взглядов, от которого Гарри казалось, что его видят насквозь.

— Да… — медленно проговорил юноша. — То есть…

— Я слушаю.

— Перед тем, как вы за мной пришли, случилось кое-что странное… У меня заболел шрам. Но на этот раз что-то было по-другому, — поспешно добавил он, потому что едва ли директора заинтересует простая головная боль. — Отчего он заболел, понятно: Пожиратели снова меня упустили, и Волдеморт разозлился. Но вот…

Гарри пересказал события, произошедшие с ним в его комнате, не забыв упомянуть о своих ощущениях, о сиянии, о жаре, который пробиравшемся по телу тягучей смесью. Он рассказал всё что помнил или ему казалось, что он помнил, до  мелочей

Когда Гарри закончил рассказ, Тонкс и Люпин переглянулись и одновременно посмотрели на директора. В глазах профессора явно читалось, что он понимает, о чем идет речь.

— Что это могло быть, сэр? — спросил, наконец, юноша.

Дамблдор вздохнул и поднялся на ноги:

— Извини, Гарри, но сегодня я не могу ответить на твой вопрос.

Мальчик понял, что допытывать бесполезно и разговор окончен.

— Все, что ты рассказал, крайне важно. – Дамблдор заговорил быстрее и голос стал более твердым и уверенным. — Мне нужно кое-что проверить и решить, что делать с информацией, что ты нам дал. Мы вернемся к этому разговору как только я во всём разберусь.

Дамблдор кивнул взрослым и быстро покинул кухню, оставив Гарри в разрозненных чувствах. Люпин, Тонкс и Аластор проследовали за старцем. Гарри остался один. Он был разочарован. Понадеялся, что Дамблдор всё знает и сразу ответит на все вопросы. Но в этом весь директор…

Глава 3. Хранитель Тени Алхиноя

Целую неделю Гарри играл с Роном в шахматы, делал уроки, сидя за одним столом с друзьями, пытался подслушать собрания Ордена и просто наслаждался жизнью. Сам того не ожидая, он понял, что необычайно рад и счастлив возвращению на площадь Гриммо. Пусть здесь и не хватало его крестного. Но обстановка в доме сильно изменилась и уже не угнетала, чего Гарри так боялся, возвращаясь сюда. Он был настолько счастлив, что не замечал, как летит время. Через неделю после возвращения маг снова сидел на кухне и ждал появления директора. Здесь, как всегда, были Тонкс, Люпин и Грюм, а вскоре появился и сам Дамблдор.

— У нас к тебе очень серьёзный разговор, Гарри, — сказал глава Хогвартса, когда уселся напротив юноши в одно из удобных ситцевых кресел, стоящих у камина.

— Все мы долго и бурно обсуждали, стоит ли тебе об этом рассказывать и пришли к выводу, что лишние знания тебе не повредят. Возможно, после нашего разговора твоя жизнь в некотором плане изменится.

Гарри совершенно не представлял, к чему клонит профессор, но слушал очень внимательно. Что-то ему подсказывало, что это все неспроста и он получит ответы на все интересующие его вопросы. Остальные просто стояли, погруженные в молчаливую задумчивость.

— Неделю назад ты задал мне вопрос. — Гарри кивнул. Сердце подпрыгнуло от радости. Интерес, перемешанный со страхом, бился внутри. — Сегодня я дам на него ответ. Только тебе следует проявить немного терпения.

Директор встал и начал ходить по комнате, время от времени посматривая на присутствующих. Гарри не отрывал от него взгляда, вертя головой каждый раз, когда Дамблдор исчезал из поля зрения.

 — В мире магии существует одна очень старая легенда о древних божествах. Я вынужден тебе её рассказать, иначе ты ничего не поймешь. – Дамблдор чуть улыбнулся, словно извиняясь за то, что будет вынужден отнять у юноши много времени. — Очень много лет назад, когда еще не научились отсчитывать время с помощью часов и на свете правила Древнейшая магия, а люди верили своим богам, Ваал Ратт — бог Смерти, ангел теней и всеобщего хаоса, подарил своей жене Мете — богине Света, спокойствия, любви, и благополучия, — подвеску. Ее прозвали Тенью Алхиноя. Алхиноем назвали сына Ратта и Меты, который был проклят другими богами и родился мертвым. Эта подвеска состояла из сил Тьмы  — сил Ратта, и мощи Света — сил его жены. Её серебристо-голубой свет поражал своей красотой. Она гипнотизировала людей, завлекала в себя, заставляла позабыть о том, кто ты, где родился и как тебя зовут, о голоде, сне, о родных и близких, радостях и невзгодах, о потрясениях, любви и печали, жизни и смерти. Обо всём. Она обладала огромной разрушительной мощью, могла оживить умершего и убить бессмертного. Её сила была безгранична. Тень Алхиноя принесла славу богине. С помощью талисмана Мета вылечивала больных, убивала врагов и разливала вокруг себя спокойствие, а, когда надо, и хаос. Разумеется, у Меты появилось столько завистников, что по количеству могло бы составить целую армию, и богиня наделила подвеску силой Чувства, чтоб та могла выбрать себе защитника — нечто, что больше подходило ей по силам и характеру и защищало, как никто другой. В Хранители Тень Алхиноя выбрала себе свою богиню, Мету. Но в конце концов боги восстали, и Мета погибла. А Тень Алхиноя исчезла навсегда. По легенде силы, что заложены в талисмане, не исчезли, лишь лишились своей формы, оболочки, и бродят по свету по сей день.

Дамблдор повернулся к Гарри, и посмотрел на него так, будто пытался в нем что-то разглядеть. Юноша смутился. Уж не пытается ли он разглядеть в нём эти пропавшие на века силы?

Спустя несколько мгновений директор продолжил:

— Но легенда – это не просто выдумка. Такой талисман действительно существует. И не так давно неожиданно обнаружил себя. Тень Алхиноя всё-таки нашла себе оболочку. Довольно странную для талисмана, но тем не менее. Домом для сил подвески стала юная девушка, которая теперь служит хорошей броней.

От количества полученной информации мозги начали закипать. Гарри понимал, что запутался. Тем временем Дамблдор продолжал говорить, а остальные внимательно слушали.

— Но, если верить легендам, подвеска беззащитна без своего Хранителя и не может творить волшебство без его помощи. Они, как две половинки одного целого. Один не может существовать без другого.

Гарри передернуло. Звучало как пророчество. Один не может жить спокойно, пока жив другой…

Возникает вопрос, где тогда Хранитель? – Дамблдор не прерывался ни на секунду и постоянно ходил по комнате, словно маятник. – Он не должен находиться далеко, иначе силы Тени будут невелики. Но мощь талисмана только увеличивалась…

Гарри заерзал на кресле. Он чувствовал, что рассказ подходит к кульминационному моменту.

— Всё встало на свои места неделю назад, когда ты поделился с нами своими переживаниями. На первый взгляд полная несуразица, но именно так действует истинная древняя магия. Свет, жар, как яд, сочащийся по телу. Помнишь?

Гарри, наконец, догадался, к чему клонит Дамблдор, и его интерес мигом улетучился. Злость заполнила существо. Мало ему неприятностей, так теперь еще хотят сделать из него «хранителя» какой-то там железяки!

— Странные ощущения, словно весь мир был пуст до того момента, и вдруг наполнился смыслом и яркими красками… Услышав твой рассказ, я помчался сверять всё, что мы знаем о древней магии и о талисмане. Теперь мы убедились, что действительно нашли Тень Алхиноя. И её Хранителя. Обе половинки воссоединились и теперь легенда… ожила в некотором смысле.

— Уж не хотите ли вы сказать, что я…

— И есть Хранитель Тени Алхиноя, — закончила за Гарри Тонкс.

Юный волшебник не верил своим ушам. Еще этого не хватало! Пророчество, Волдеморт и всеобщая известность во всем волшебном мире, и вот еще и это! Бред какой-то!

— А откуда вы взяли, что это именно я?— процедил Гарри сквозь зубы, пытаясь сохранить самообладание. Все это напоминало какой-то розыгрыш. Легенда, конечно, красивая, но быть её финалом как-то совсем не улыбается. И опять он самый крайний!

«Ну почему самое «весёлое» вечно достаётся мне?!»

— Не кипятись, Гарри, — успокаивал его Люпин. В его глазах мелькнула доля сочувствия. — На твоём месте мог быть кто или что угодно. Но Тень Алхиноя выбрала именно тебя, так как ты ближе к ней по чувствам.

— По каким, интересно бы знать? — пробурчал Гарри, не желая знать ответ. Он поднялся с кресла и отвернулся от своих собеседников, упёршись взглядом в камин. Не хотел, чтоб его досаду видел кто-то из них.

— Точно мы не знаем, — ответил Ремус, — но самым главным является любовь. Уж чего-чего, а этого у тебя в изобилии, — он ухмыльнулся.

— И что я должен охранять? — со вздохом спросил Гарри. И тут он припомнил, что Дамблдор сказал, будто это девушка… И похолодел от ужаса и страха. Еще не хватало таскаться за какой-то смазливой дурочкой, обладающей сверхъестественными силами! Но, кажется, его опять никто не спросил и ему придется смириться.

— Меня, — раздался детский, мелодичный голос позади юноши. Гарри стремительно обернулся. На пороге кухни стояла Эрида.

«Стоило догадаться», — мысленно застонал юноша. Теперь вопрос «почему девчонке разрешают водить дорогой гоночный автомобиль в 16 лет и берут с собой на смертельно опасные операции?» отпал сам собой.

— Тебя? — у парня заболела голова. Он уже совсем не соображал, перегруженный таким огромным количеством информации. – Вот уж ни за что не подумал бы, что девушке, которая водит машину на скорости трёхсот километров в час, есть кого бояться.

— Есть, — ответила Эрида немного резковато. Очевидно, она тоже не была в восторге от сложившейся ситуации. Но в отличие от Гарри не вела себя так демонстративно.

— Моя сестра была очень непослушным ребёнком, — Тонкс вышла на середину кухни и так же, как Дамблдор, начала маячить перед глазами, изредка вписываясь то в один, то в другой угол. Теперь пришла её очередь вещать истории. — Когда ей было 6 лет, мы всей семьёй ездили в Иерусалим. Гуляли по старому городу, разглядывали прохожих, дома. Довольно занятный городок, если интересуешься религией маглов.

Нимфадора уселась в кресло напротив Гарри. Цвет ее волос на глазах превратился из розового в белый, прямые пряди ровно улеглись на плечи, глаза стали голубыми. Люпин встал позади неё. Ида остановилась возле стала, упершись спиной о столешницу. Грозный глаз куда-то вышел. Вечер историй продолжился.

— Ида исчезла на несколько часов, мы жутко перепугались. Сам понимаешь, маленький ребенок в незнакомом городе. Мы нашли её на крыше одного заброшенного дома на краю улицы. Не могли узнать. Подумали, она попала под какие-то неизвестные нам защитные чары. Вся светилась серебряно-голубым сиянием. Но выглядела совсем не перепуганной, сказала, что знала, куда идти обратно и ни за что бы не заблудилась. Как Эрида тогда объяснила, она вошла в какое— то полупрозрачное месиво, не помню уже как она это назвала… которое даровало ей огромные силы. Верещала, что всё-всё на свете может. Рассказывала, что летала по дому, превращала вещи в животных, могла сотворить из воздуха целый замок… В общем колдовала без устали. В 6 то лет… Лично мне этого чуда увидеть не удалось.  Конечно, ей никто не поверил. С тех пор она больше не чудила, за исключением тяги к скорости, но это сверхсилой не назовёшь. Скорее уж безрассудством.

Эрида закатила глаза.

— Ох и пришлось же нам повозиться в библиотеках по всему свету, прежде, чем докопаться до истины и понять, откуда все «симптомы»…

— Как мне вчера сказали, сила Тени внутри меня спала 10 лет. – Вступила юная особа в разговор. Девушка прошла от стола до кресла, в котором недавно сидел Гарри, и уселась на его место. Гарри пришлось отойти от камина, чтоб видеть её лицо. — Набралась там сил и захотела себе телохранителя. Как только он у меня появился, Тень снова начала действовать.

— Девочка спасла мне жизнь, — прогрохотал вернувшийся на кухню Грозный Глаз.

— Всем нам, — поправил Люпин. — Один из Пожирателей запустил в Аластора смертельное заклинание. А Ида просто протянула руку и луч, как послушный зверёк, полетел в её сторону и испарился на полпути, — Люпин говорил с нескрываемым восхищением. Словно девушка — золотая статуэтка из редкой коллекции, которой хочет овладеть весь мир, но она досталась не кому-нибудь, а именно Ордену Феникса. – Никто толком ничего не понял, только видели, что заклинания начали рикошетом отскакивать от нас, словно мы под защитным куполом. Мало кто тогда обратил внимание на неё, ведь мы сражались. Пытались добраться до тебя быстрее Тёмных.

Гарри почувствовал себя неловко. Оказывается за окнами его дома гремело настоящее сражение, а он в это время ненавидел мир и упивался собственной болью. Юношей овладел стыд.

— А тут вдруг ни с того ни с сего Ида как вспыхнет, — продолжила Тонкс за Ремуса. – Золотой свет исходил из неё, словно она солнышко.

Гарри сразу сообразил, что именно такой же свет брызгал из него самого. Гарри перевел взгляд на Дамблдора. Тот кивнул, улыбаясь.

— Видимо, именно в тот момент произошло объединение ваших сил, — пояснил директор.

— Мне говорили, что с тобой было тоже самое? – уточнила новая знакомая.

Гарри кивнул.

— Свет, жар, танцы в воздухе, побои об стену, — ответил он, глядя в синие глаза. Похоже, всё это было не так ужасно. Мысль о том, что он станет сильнее, Гарри нравилась. Против Волдеморта любая магия в помощь.

— Точно, — усмехнулась девушка. – Только в моём случае была живая изгородь и забор. Доставать занозы из задницы – малоприятное занятие.

Гарри невольно усмехнулся.

— Не помню, чтоб твоя задница выглядела сильно раненой при нашей встрече.

— Кхрм-кхрм, — крякнул Люпин.

— Как только девочка перестала светиться, изображая красного колпака, началось самое интересное, — после непринужденной паузы прогрохотал Грозный Глаз. — Пожирателей как ветром сдуло. Щит, похоже, распространился на огромную территорию и отшвырнул подонков на несколько кварталов от дома. Да так быстро и ловко, словно они сами унесли ноги, — грозно загигикал он. – Этот щит… сохранил жизнь нам всем.

Юноша перевел взгляд на свою новую знакомую. Этот факт Гарри определенно порадовал. Наконец-то в спасении мира не участвует его имя. Щеки Эриды зарумянились от смущения, она определенно начала нравиться волшебнику.

— Вообще-то я его не ставила, — тихо призналась девушка. Все взгляды собравшихся обратились к ней. Очевидно, раньше она этого никому не говорила. И решила признаться сейчас.

— Я лишь поймала первый луч смертельного заклинания, который мог угодить в Грозного Глаза. И после, когда началось сражение… — Тонкс подняла взгляд на сестру. — Я бы почувствовала. Щит поставил Гарри.

Как по команде все обернулись в его сторону. Ну вот. А он только начал привыкать к мысли, что вся слава достается другому.

— Но я бы тоже почувствовал, — возразил волшебник. – Как я мог поставить щит и не знать, что колдую? Как я…

«мог это сделать?» хотел спросить он, но Дамблдор его прервал.

— В этом вся прелесть древнейшей магии, царствующей на земле еще в домерлиновские времена. Это та самая первобытная магия, необузданная и не поддающаяся контролю. Она удивительна и прекрасна. И опасна, потому что неуправляема. В каждом из нас она была. Вспомните, что происходит, когда вы злитесь или напуганы.

Каждый из присутствующих сразу понял, что Дамблдор имеет ввиду. Гарри вспомнил, как в возрасте 10 лет напустил на своего кузена удава или как перед третьим курсом от злости надул свою тётушку Мардж.

– Но лишь единицам удается разбудить её в себе, «заговорить на языке богов», как сказал бы великий Мерлин. Отправляя детей в школу, мы, к сожалению, или, может, к счастью, переучиваем и магию внутри них. Века перевоспитали этот мир. И волшебство изменилось. Всё со временем меняется, — философски закончил Дамблдор. Мужчина вздохнул и направился к выходу из кухни.

— Мы никогда не узнаем наверняка, кто из вас поставил этот щит и спас мракоборцам жизнь. Эта магия отличается от той, что сейчас живет в сердцах волшебников. Если в тебе проснулись силы древних богов, ты этого не заметишь, пока не начнешь использовать эти силы.

На пороге директор остановился и обернулся лицом ко всем, кто присутствовал на кухне.

— Ясно одно: благодаря вам двоим мы снова преуспели, а Волдеморт отстает от нас на шаг. А это значит, что у волшебного сообщества по-прежнему есть шанс на светлое будущее.

Дамблдор улыбнулся.

— Я вынужден вас оставить. Дела не ждут. У вас еще много вопросов, но вы разберетесь в них сами. Удачи.

И Дамблдор ушел. Гарри еще какое-то время смотрел на дверь, за которой скрылся колдун, и снова обратился к Иде. Интерес к случившемуся пробудился с новой силой.

— Значит, «ветром сдуло»? – обратился Гарри к Эриде. Похоже, что это всё-таки их совместная магия. Невероятно, какими возможностями они двое могут обладать!

— Ну, вообще-то не ветром, — девушка стала пунцовой от смущения. – Твой щит был… отличной катапультой.

Ага! Так всё-таки это её рук дело! Выходит, Гарри каким-то невероятным образом на расстоянии, не видя и не чувствуя опасности, создал щит, похожий на что-то вроде заклинания «Протего», а Эрида, сделав из этой «стены» что-то вроде пружины, отправила их далеко и надолго. Эх, зря ушел Дамблдор, ему было бы полезно услышать такую историю.

— Сколько их было?

— Около двадцати, — ответил Люпин.

— Здорово! – восхитился Гарри.

— Не забывай, что щит – твоих рук дело, — напомнила Эрида, ткнув в него пальцем.

— Вообще-то, ты умеешь так же, — спокойно проговорил Люпин Гарри. — Сила Тени Алхиноя, если верить источникам, полностью зависит от возможностей своего Хранителя и наоборот. Хранитель ничем не может помочь своей Госпоже без ее сил. Вы отличная пара.

Гарри и Ида переглянулись и оба залились краской.

— В смысле, команда, — поправился Люпин и прочистил горло. Наступила неловкая пауза.

— Но как Тень Алхиноя оказалась внутри Эриды? – скрывая смущение, спросил Гарри.

— Даблдор полагает, что Тень сильно ослабла и «влезла» в первое, что попалось ей на пути, ей нужна была любая форма, — Люпин направился к светловолосой девушке. — Ида была маленькой и глупой. Поэтому она вошла в сияние и стала ей своеобразным панцирем, — Люпин положил руку Эриде на плечо.

— Все это звучит складно и красиво, но зачем вы все-таки решили рассказать мне о Тени? Неужели Иде грозит опасность? — Гарри посмотрел Ремусу прямо в глаза и понял, что попал в яблочко.

— Да, — ответил Люпин. Ему явно не хватало той уверенности, что лилась из Дамблдора. Его голос дрожал.  — Дело в том, что Волдеморт твой кровный брат, ведь твоя кровь течёт в его жилах. Самое главное, чтоб Тень не перепутала Хранителей. Да, для Волдеморта не существует понятия любови и нежности, но в нём есть другие качества, которыми не брезговала сама Мета. Эти же чувства есть и у Тени. Ненависть, злоба, жестокость, хладнокровие, хитрость, властность, дерзость, слепое безумие. Нельзя допустить, чтоб Тень доверилась силам Волдеморта, иначе нам его не победить. А с помощью Эриды Волдеморт сможет обрести всё, что пожелает. В тебе много чувств, которыми обладала Мета. Но их слишком мало. Тебе предстоит научиться быть хладнокровным, хитрым и изворотливым.

«Как слизеринцам» подумал Гарри. Волшебник содрогнулся от мысли, что ему придётся вести себя, как мерзкому слизняку. И тут он вспомнил распределяющую шляпу, которая говорила, что Слизерин поможет ему раскрыться и стать знаменитым. Что это именно то место, которое ему нужно. Выходит, она не так глубоко заблуждалась. И он мог бы быть одним из слизеринцев. Раньше эта мысль привела бы его в ужас. Но сегодня, когда он змееуст и кровный брат самого Темного волшебника всех времен… Что бы с ним тогда было? Каким бы он стал? Похожим на Драко Малфоя? Они бы дружили? Гарри чуть не стошнило от такой мысли. Он не знал, как ему реагировать на такую новость. Всё слишком неожиданно.

— Иначе при встрече с Волдемортом, Тень просто заменит тебя на него, а в этом случае ты можешь погибнуть. — Люпин смотрел на мальчика как никогда серьёзно, его взгляд пытался что-то сказать. Гарри понял, что Люпин намекает на решающую битву между ним и Тем-Кого-Нельзя-Называть. Надежда всего волшебного общества Британии лежит на его плечах. Жаль так глупо её убивать.

— И что же мне делать? – растеряно спросил гриффиндорец.

— Проводи как можно больше времени с Тенью. Эрида будет обучать тебя своим возможностям, и учиться у тебя твоим. Больше мы ничего не можем посоветовать. Пока что Волдеморт ничего не знает о древнем талисмане. Мы сами узнали о нем лишь месяц назад, с приездом Эриды в Лондон. Но это лишь вопрос времени. Рано или поздно он начнет гоняться за Тенью. Вы должны быть готовы.

— Мы будем, — заверила девушка Люпина. По её голосу Гарри понял, что она полна решимости сделать всё, что в её силах и невольно проникся уважением. Гарри задумался и спустя пару мгновений согласно кивнул.

— А можно уничтожить силу? — спросил юноша, немного нервничая. Ему было неловко задавать этот вопрос в присутствии девушки. Ида взглянула на него вопросительным  взглядом. Уж не убить ли он её захотел?

— Не думаю, что это возможно, не причинив Эриде вреда. Ведь не разрушив оболочки, силу не извлечёшь.

 Девушка захохотала.

— Значит, я буду жить вечно.

— Вполне возможно, — кивнул Люпин и снова уселся за стол, взял с него газету. — Тень будет поддерживать твою молодость. Впрочем, как и молодость Гарри.

Ида и Гарри переглянулись, а потом дружно захохотали. Это был лишь нервный срыв, реакция на шокирующую новость. Новость, которая прозвучала так буднично, что в неё можно было легко поверить. Но ни Тонкс, ни Гарри не поверили, и потому долго смеялись, считая, что их разыгрывают. Все смотрели на них с непониманием.

— Не обращайте на нас внимания, — сказала девушка через смех.

— Да, и последнее, — Люпин наколдовал себе чашку крепкого чая. — Поскольку вам всё время надо быть вместе, то Дамблдор сделал исключение из правил Хогвартса – кажтся, единственное и уникальное в своём роде, — и принял Иду в Хогвартс. Она будет в Гриффиндоре. Шляпа определила её вчера.

Жизнь полна сюрпризов, и Гарри не уставал радоваться им.

— И на каком курсе ты будешь? – Эрида встала с кресла и маг пропустил её вперёд.

 — Думаю, это несколько неуместный вопрос. Ты не находишь? — Лицо девушки осветила белоснежная улыбка. Гарри тоже улыбнулся. Тонкс-старшая попрощалась с ребятами и уселась рядом с Люпиным пить чай.

Ребята направились к выходу.

— Полагаю, если нам теперь все время надо быть вместе, то ответ очевиден: на шестом, — ответил Гарри на свой вопрос.

— В Шармбатоне программа отличается от Хогвартской, — неожиданно высказалась Эрида напряженно, — Боюсь выглядеть дурой на занятиях.

— Не волнуйся, ты попала в хорошие руки, — заверил её парень. — Гермиона за неделю пройдет с тобой программу всех семи курсов вместе взятых.

Ребята снова дружно рассмеялись…

— Спокойной ночи, — Гарри хотел уже переступить порог кухни, как Люпин его остановил:

— Спо… Ах да! Чуть не забыл! – крикнул он и новоиспеченные друзья задержались у выхода. – Дамблдор просил напомнить, что об этом разговоре никто не должен знать. Даже твои друзья, Гарри, — серьезно добавил оборотень. —  Это важно.

Гарри и Ида переглянулись.

— Хорошо, — юноша закрыл за собой дверь.

Глава 4. Раннее утро в тайнике Блеков

Ребята поднимались в комнату Гарри и Рона.

— А как вы узнали, что в тебе эта Тень Алхиноя? И что спала в тебе целых 10 лет? — Гарри пропустил Иду вперёд и пошёл вслед за ней по лестнице.

— Я сама узнала 3 дня назад. Нимфа сказала, они наткнулись на Тень в одном из древних иероглифов в какой-то магловской книжке. Разумеется, простецам ничего не было понятно, а вот маги узнали много нового. Нимфа сказала, что все мои детские рассказы не выдумка и что Тень, возможно, действительно, существует, ведь я, судя по её словам, сама того не понимая, чертила разные иероглифы, схожие с теми, что они нашли в книге.

— А как же ты помогла Грозному глазу, не зная о своих возможностях?

— Сама не знаю, — пожала плечами девушка. — Просто появилось ощущение, что я могу всё на свете. Как в детстве, — она обернулась и смущённо улыбнулась. — Ведь я действительно тогда сотворила замок из воздуха. Только сейчас уже не помню этого… — Эрида на мгновение замолчала. — Наверное, Тень тогда уже знала, кого выбирает в Хранители. Ты ведь тоже щит поставил, не зная о своих способностях. А шибануло нас уже потом, перед самым сражением с Пожирателями.

Гарри попытался уложить услышанное в своей голове.

Оба зашли в старую комнату Гарри. Она, как и весь дом в целом, сильно изменилась с тех пор, как волшебник пребывал в ней последний раз. Стала светлее, намного чище и свежее. Две кровати, — для него и Рона, — пол покрыт мягким ковром, портрет Финеаса Найджелуса вывесили в коридор, а его место и пол стены в придачу заняли плакаты с любимой командой Рона «Пушки Педл».

— Откуда у тебя такая машина? – не удержался от любопытства Гарри.

— Дядя подарил мне её на десятилетие. Он держит автомастерскую в Марселе, обитает среди стритрейсеров, увлекается гонками и… ну, в общем, классные гоночные тачки у него водятся.

Гарри удивился, но Ида продолжила пояснять:

— На самом деле это игрушечная модель. Она росла и преображалась вместе со мной. Мы с дядей поставили на неё настоящий движок только два года назад. Эта машина – высший класс современной магии, — хихикнула девушка. — Уверена, что такой нет ни у кого даже в волшебном мире, — Эрида явно гордилась своей красоткой. Гарри мог лишь позавидовать такой вдохновенной речи. Далее Эрида начала рассказывать о тонкостях охлаждения двигателя и прочих внутриавтомобильных примочках, в которых юноша ничего не смыслил, но слушал с большим интересом.

— А летать она умеет? – в какой-то момент прервал рассказ Гарри.

— Умеет, — ответила Эрида, задрав нос. Гриффиндорец рассмеялся.

И тут он вспомнил.

— А что ты хотела сказать, когда мы обсуждали здесь нападение Пожирателей на Тисовую? Помнишь? Ты замолкла на полуслове…

Ида сдвинула брови, пытаясь припомнить.

— А, точно. Я хотела сказать, что сражение было до нашей встречи и ты сам видел, что с  Дурслями всё в порядке. Но, сам понимаешь, я чуть не взболтнула лишнего…

Гарри кивнул в знак согласия.

— Люпин и Грюм строго настрого запретили обсуждать это с кем бы то ни было, — немного виновато добавила девушка, после чего сменила тему:

— Дамблдор составил своеобразный план совместного времяпреровождения, так что с завтрашнего дня мы начнём учиться, — сменила тему девушка, с задумчивым интересом наблюдая, как вратарь «Пушек» отбивает квоффл.

— Чему? — не понял маг.

— Древняя магия, друг мой. Чёрная и Белая, без палочек, окклюменция, легилименция и т. д. и т. п. Дамблдор откопал большой список. Даже представить боюсь, что эта древняя парочка умела. Придется учиться друг у друга, искать свои способности где-то «внутри себя, дети мои», — забавно передразнила она директора Хогвартса, с задумчивостью наблюдая, как вратарь «Пушек» забивает впечатляющий гол. Гарри усмехнулся в ответ. — Ты знаешь, за портретом безумной мамаши твоего крёстного – сейчас там трюмо стоит, — нашёлся весьма занятный тайничёк.  

Гарри не успел толком ни удивиться, ни спросить, как удалось снять картину (мало ли, вдруг знает?), так как в комнату ввалилась вся компания друзей и разговор резко прервался.

— Секретничаете? – спросила Гермиона. За ней следом на пороге возникли Рон и Джинни.

— Вовсе нет. Обсуждаем уроки, — ответила Эрида. Все посмотрели на Иду, как на сумасшедшую, словно говоря взглядом «девочка, у тебя с головкой всё в порядке? Середина лета на дворе!», но юная француженка даже глазом не повела.

— Я буду учиться вместе с вами в Хогвартсе, — пояснила девушка. — Вот и обсуждаем, какие предметы мне взять.

Все трое, не скрывая изумления, вытянули шеи.

— Это… кажется, первое исключение из правил за… — Гермиона оглянулась на Рона и Гарри, словно читала в их лицах ответ сколько именно – …последние пару-тройку сотен лет?

— Если не за всю историю Хогвартса, — встрял Рон.

– А распределение? – продолжила допрос Гермиона.

— Гриффиндор. Ваша Распределяющая Шляпа – та ещё упрямица. Сначала говорила, что я – вовсе не ученица Хогвартса и принимать меня не будет, а потом чуть не отправила в Когтевран.

— Это тоже достойный факультет, — возразила Гермиона. Взгляд её был очень настороженным.  Раз Дамблдор взял новую ученицу на шестом курсе обучения, значит дело серьёзное. Но что бы Гермиона не заподозрила, ей никогда не догадаться об истинной роли Тонкс-младшей во всей этой истории. Так что Гарри не стал лишний раз нервничать. Конечно, неприятно, что приходится врать друзьям и скрывать от них правду, но… и с Волдемортом не им сражаться, печально думал про себя волшебник.

— Да я и не сомневаюсь, — продолжала тем временем Ида. —  В Шармбатоне распределение идёт по кафедрам, которую ученик выбирает сам. Поэтому предметы сильно отличаются от тех, что будут у меня здесь. Я совершенно не знаю, какие предметы взять и…

— Я предлагаю тебе взять Древние Руны и нумерологию. Это очень интересно, — Гермиона, почувствовав неуверенность новой подруги в том, в чем она плавала, как рыба в воде, тут же пришла на помощь. Она уселась на кровати, увлекая Эриду за собой. Гарри и Эрида переглянулись. «Ну, что я тебе говорил?» — улыбнулся юноша.

— Вряд ли они мне понадобятся в охоте на Тёмных магов, — мягко отбилась блондинка, переводя взгляд то на Гермиону, то на Гарри.

— Тогда тебе стоит взять такие же предметы, как и ребятам. — Гермиона немного огорчилась, но быстро взяла себя в руки.

— Гарри как раз начал говорить, какие здесь нужны предметы. Но я запуталась, нужна ли травология, ведь лучше знать яды в лицо, а в программе Хогвартса её нет.

«Как же складно врёт!» – хихикнул про себя Гарри. Хотя было это не совсем враньё. Ведь Эрида действительно будет учиться в Хогвартсе. Наверняка Дамблдор посвятил ее в курс дела. Друзья легко включились в разговор.

Так, за беседами прошёл весь вечер.

На утро его разбудил голос  Иды из-за двери (будильник он благополучно проспал). Гарри с трудом продрал глаза и посмотрел на часы. Циферблат сообщил, что на дворе первые минуты восьмого. Через десять минут парень спустился в кухню, где застал обладательницу голоса в гордом одиночестве. Тонкс-младшая жевала пирог с патокой и запивала его тыквенным соком. Глядя на неё никак не скажешь, что она сама проснулась минут двадцать назад. Выглядела доброй, улыбнулась при встрече и уже читала какую-то книжку.

— Доброе утро, — радостно поприветствовала девушка. — Как спалось?

— Доброе, — сонно пробормотал маг. – Хорошо, пока меня не разбудили. Нам обязательно вставать в такую рань?

-Обязательно, увы. – пояснила Ида со вздохом, убирая книгу в сторону. Та исчезла. — У нас нет времени днём. Нельзя, чтобы нас видели ребята. А в семь утра в разгар лета никакой здравомыслящий человек не встанет. А если и встанет, то не будет шастать по всяким тайникам Блеков.

— Тайникам Блеков? – переспросил Гарри, усаживаясь за стол. Ах да! Вчера же начали разговор на эту тему… — Понять не могу, как удалось снять все портреты? Ведь заклинание вечного приклеивания необратимо.

— Выходит, обратимо, — пожала плечами Эрида. – Странная штука – магия. Как  только Снейп убил Кикимера – все вещи чуть ли не сами попрыгали со своих мест. Нимфа сказала, что, возможно, это случилось потому, что у дома Блеков больше нет прямых наследников. Вроде как род прервался. И у Кикимера тоже не было детей, так что род умер вместе с домовым эльфом, который хранил «очаг дома зажженным». Как-то так.

Гарри в задумчивости потёр переносицу.

Эрида допила сок и направилась к выходу из кухни.

— Догоняй. Если что, ключ на тумбочке.

И волшебница ушла, закрыв за собой дверь. Как-то прохладно началось первое утро Тени Алхиноя и её Хранителя. Гарри был сонлив и зол. Хотя, возможно, это не его злость, а Волдеморта. Вспомнив о своём враге, юноша быстро доел скромный завтрак и отправился следом за Идой. Тёмный лорд вовремя напомнил Гарри, зачем он встал в семь часов утра. Зачем он вообще встает каждый день.

Оказавшись у зеркала, волшебник увидел своё отражение. На тумбочке, среди скрепок и заклёпок, выглядывал маленький серебряный ключик. Юноша взял его и, повертев в руках, неуверенно взглянул на зеркало: нигде не было замочной скважины. На зеркале даже рамы не было, в которой мог прятаться хитрый замок.

— И как мне тебя открыть? — спросил он, но, разумеется,  никто ему не ответил. Тогда Гарри просто протянул руку, и задел ключиком стекло. Серебряный предмет встал в зеркальную плоскость, как в желе, и стал медленно погружаться внутрь.

С легким «чпок» ключ исчез, оставляя после себя разводы на зеркальной глади, как от брошенного в воду камушка. Где-то внутри щёлкнул замок, и зеркало растаяло, открывая фонтан. Струи воды лились с потолка тончайшим водопадом и, переливаясь всеми цветами радуги, падали в пол, не оставляя на нём брвзг.

— Давай быстрей — послышался голос, эхом разнесшийся по пустой комнате.

Гарри поглубже вдохнул и пошёл вглубь водопада. Водяной занавес раздвинулся в разные стороны и пропустил его вперёд.

— Ого! – не сдержал восхищенного вздоха Гарри. К его ногам упал огромный-преогромный зал. Настолько большой, что парню пришлось покрутить головой, чтоб разглядеть все его стороны. Оставалось только гадать, как такая махина уместилась в такой маленькой квартирке. Поттер медленно спустился по серым каменным ступенькам, веером уходящим вниз. Высоченные зеркальные потолки подпирали четыре высоких серых колонны, расставленные по углам, пол украшала серо-черная мозаика, идущая по диагонали. Но самым привлекательным и захватывающем дух здесь были полки и витрины, выставленные вдоль стен, как шкафы с целыми библиотеками. Только вместо книг оружие. Действительно тайник, другого слова и не подберешь. Мечи, кинжалы разной длины и формы; сабли, шпаги, катаны, секиры с красивыми в драгоценных камнях на рукоятях; топоры, алебарды, посохи, дротиками и сюрикены… Кажется, в этом тайнике собралось всё холодное оружие всех стран мира всех времён и народов. Редкие экземпляры истории, и клинки, изготовленные на заказ специально для родаа Блеков.

Между некоторыми столами со стеклянными крышками стояли диваны с темно-зеленой бархатной мешковиной и серебряной обводкой по краю и на подлокотниках. На стенах встречались гобелены слизеринской тематики огромных размеров, уходящие высоко под потолок. Но даже они не спасали это огромное пустое пространство от холода, царящего здесь. Помещение казалось безнадежно неуютным.

Гарри начал было проходить вдоль витрин, рассматривая редчайшую коллекцию, но Ида прервала его.

— Ну, с чего ты предпочитаешь начать? С беспалочной магии или, может с чего посложнее?

 Гарри оторвал взгляд от приглянувшегося кинжала в стальных ножнах, — наверняка, большая половина лежавшего здесь наделена волшебной силой, — и взглянул на девушку. Лицо порозовело, глаза горят, она в нетерпении стучит пальцами по стеклу одной из витрин. Ида стремилась приступить к занятиям как можно быстрее. Гарри обратил внимание на то, что она собрала свои белые вьющиеся пряди в хвост. Сегодня на ней жёлтый топик и зелёные бриджы.

Отвлёкшийся на разглядывание фламберга – двуручного меча с волнистыми краями лезвия – шестнадцатого века, если верить надписи поверх черного бархата – Гарри не сразу уловил смысл сказанного. На лице отразилось легкое недоумение.

— Посложнее? А что, магия без палочек лёгкая, что ли?

— Ну… — протянула волшебница, — в общем, да. Тебе нужно только научиться концентрировать силу в нужном направлении. Вместо тебя это делала палочка. Несложно, если немного потренируешься, — заверила девушка. — Я ведь только четвертый день пользуюсь своей силой, а уже многое умею. Попробуем? — спросила Ида, уверенная, что Гарри не откажется.

Парень медленно кивнул.

— Отлично, — Эрида оглянулась по сторонам и притянула заклинанием красивый изогнутый стул, на котором наколдовала графин и поставила это незамысловатое сооружение посередине комнаты.

Гарри уставился на графин. К недовольству и недоумению прибавился страх. А если у него совсем ничего не получится? Что, если он совсем никудышный хранитель и Тень ошиблась?

Пока Гарри занимался самокопанием, Ида дала задание:

— Тебе надо его разбить, — кивнула она в сторону графина и отошла немного в сторонку.

— Ты должен сосредоточиться на графине. Всё находящееся вокруг тебя не существует. Есть только ты и графин.

Гарри попытался сосредоточиться на хрустальном сосуде. Без палочки он чувствовал себя глупо.

— Не бойся, — напутствовала девушка. – Только ты и графин.

Редукто! – наконец, крикнул юноша. У Гарри получилось, графин он взорвался. А заодно и все стеклянно-хрустальное, что было вокруг, включая потолок и витрины с оружием. Ребят засыпало волнами мельчайших осколков. И не поранило только потому, что осколки эти больше походили на песочную пыль. Гарри и Ида успели только пригнуться и едва накрыть голову руками.

— Я же сказала только ты и графин, — Ида поднялась на ноги. Поттеру не нравилась, что Тонкс-младшая пыталась им командовать. Когда она стала его учить, то превратилась в Гермиону. Одной ему вполне хватало. Но вслух волшебник ничего не сказал. Только посмотрел на неё недовольным взглядом.

-Репаро, — девушка подошла ближе. Все осколки вернулись на свои исходные места.

«Не получилось», — успел подумать он, прежде чем Ида, резко побледнев, начала падать. Она рухнула бы на пол, но Гарри стоял близко и вовремя подхватил её за талию. Девушка была без сознания. Все чувства разом затмил страх. Что с ней?..

— Ида-а? Эй?

Парень взял колдунью на руки и, в одну секунду добравшись до ближайшего диванчика, бережно опустил её на мягкое сиденье.

— Ида? – Гарри не на шутку взволновался. Он легонько хлопнул её по лицу. Девушка вздрогнула и открыла глаза.

— Ты чего это? — Гарри вздохнул с облегчением. Несколько секунд Эрида рассматривала парня и пыталась вспомнить последнюю минуту перед обмороком. Она всё еще была бледной. Не успел парень перевести дух и расслабиться, как вдруг Эрида села, да так резко, что у Гарри зарябило в глазах.

— Не смей жалеть о том, что не получается! — с яростью крикнула девушка, тыкая в него пальцем. — Ты, что, убить меня захотел?!

Вот это номер! Не успела прийти в себя, а уже вопит, как недорезанная!

— А я-то тут при чём?! – тут же парировал Гарри. — Сама упала в обморок, а на меня орёшь! — Парень был возмущён до глубины души.

-Извини. — Ида успокоилась. От её перемен настроения у Гарри разболелась голова.

— Просто в Тени нет чувства отчаяния, — Ида, не без помощи Гарри поднялась на ноги.

— Ты не должен ни о чем жалеть и отчаиваться, если что-то не получается. Иначе я постоянно буду падать в обморок. Ты должен ко всему относиться хладнокровно.

Она покачнулась и была вынуждена опереться о плечо Гарри. Парень всерьёз за неё испугался. Девушка была необычайно бледна.

— И не надо за меня беспокоиться, — тут же возмутилась Ида, словно читала все его чувства.

— Ты…?

— Мерлин, Гарри! – взорвалась его «наставница». – Я чувствую то же самое, что ты! А ты знаешь все мои эмоции! Включи мозги!

Эрида была права. Его накрыло волной злости. И тут же гнев утих. Гарри раньше этого не замечал, но теперь ясно чувствовал. Тепло, что появилось в тот день, никуда не исчезло. Оно было здесь, внутри. Чувство удивительное и прекрасное. Словно интуиция, которая обрела форму. Лишь заглянув себе в душу, Гарри с точностью до мельчайших ощущений мог описать настроение девушки. Злость, скованность, стеснение, желание понравиться, радость, боль, печаль, заинтригованность, нетерпение… Они сменяли друг друга как лампочки на новогодней гирлянде. Эрида успокоилась и Гарри тут же узнал об этом. Не потому что лицо девушки расслабилось и она улыбнулась, а потому что тепло внутри чуть изменилось. Словно живое существо под кожей подсказывало ему настроения своей «госпожи».

— Здорово, — тихо проговорил Гарри.

— Ничего не здорово, — запротестовала Ида с нотками недовольства в голосе. – Я теперь даже засмущаться не могу без твоего ведома.

И тут же засмущалась.

— Ну вот, пожалуйста, — Гарри засмеялся. Ида едва сдерживала улыбку.

— Продолжим? — Эрида  выпрямилась и переплела свой хвост. — Теперь я в обморок не упаду, я надеюсь?

Юноша снова заострил своё внимание, уже на целом графине.

— Редукто, — твердо и спокойно произнес он. На этот раз разбился только хрусталь. Стекло витрин осталось без малейшего движения. Гарри довольно улыбнулся.

Глава 5. Самый счастливый день рождения на свете

Уроки проходили каждое утро. Гарри мог без труда произнести заклинание, и оно срабатывало без палочки (правда, для некоторых современных заклинаний она все равно оставалась необходимой). Научился многим тонкостям той магии, что скрывала в себе Тень Алхиноя, например, они с Эридой научились разговаривать мысленно, без слов. Поначалу было совершенно невозможно сосредоточиться. Силы едва поддавались, и магия все время плескалась через край. Если надо было создать щит и укутать в него Эриду, то Гарри создавал такой щит, которым можно было защитить целый город, а если надо поднять в воздух стул, то он поднимал все предметы разом. Легилименция, которую Гарри изучал сейчас наравне с познанием древнейшей магии, далась очень легко, за счёт сил Тени Алхиноя.

В середине июля пришли результаты по СОВ, которые оказались вполне сносными. Гарри получил «превосходно» по ЗОТИ, (по обоим экзаменам: устному и письменному), по устному зельеварению (чему он был крайне удивлён), а по остальным «выше ожидаемого». За исключением астрономии (устного экзамена), прорицания и истории магии. По ним он получил «слабо». Но Гарри совершенно не расстроился по этому поводу. По его предположению, ему было суждено завалить эти предметы. У Рона дела обстояли чуть хуже. У него по ЗОТИ «выше ожидаемого» и «удовлетворительно» по зельям. У Гермионы проблем не было, за исключением Древних Рун. По ним она получила «выше ожидаемого», из-за чего очень переживала.

Наступило 31 июля. Сегодня никто его не разбудил, и Гарри проснулся в прекрасном настроении. Наконец-то он проводит свой праздник вне дома Дурслей! Полный надежд, с радостью, плескавшейся на лице, Гарри оделся, привёл себя в порядок и пошёл вниз. В столовой уже собрались мистер и миссис Уизли, обе Тонкс, Люпин, Рон, Гермиона и Джинни. Все поздоровались с вошедшим Гарри и продолжили завтрак. Ему показалось странным, что никто не поздравил его с днём рождения. Может, просто забыли? Гриффиндорец немного расстроился.

«… Что с тобой? Из-за чего ты киснешь?» — пришла в его сознание мысль Иды.

Гарри поднял на девушку глаза и тут же выкинул из головы все дни рождения на свете. Она сидела за столом очень бледная, её белые, как мел тонкие пальцы вцепились в столешницу, Эрида едва не теряла сознание.

«… Ничего серьёзного. Не обращай внимания», — твердо ответил Гарри, стараясь не волноваться. Он прислушался к чувствам Иды. Её окутывало спокойствие и тихая радость. Волшебник решил последовать за её чувствами. Если уж никто не вспомнил про его день рождения, то, может, так оно и нужно?.. Может, это сюрприз?..

«…Я из-за него чуть в обморок не падаю, а он «не обращай внимания!» — пришёл ответ, в котором читалась нотка сарказма и возмущения одновременно, но теперь Эрида чувствовала себя значительно лучше.

«Всё в порядке», — ответил маг. Они с Эридой договорились, что будут ставить друг от друг защиту, чтоб не путаться в эмоциях друг друга. Это оказалось одним из самых сложных заданий, но сейчас у Гарри получился неплохой «мыслеблок», который и спас девушку от обморока. Юный маг приступил к общей трапезе. Ида хмурилась. Поди, жалеет уже, что научила его оклюменции…

День близился к вечеру. Гарри был у себя, валялся в постели и читал учебник по зельеварению. Рона всё время где-то носило, поэтому в комнате он находился один. Никто из друзей о нем сегодня не вспомнил. Гарри запретил себе думать о чем бы то ни было, чтобы не сделать Иде больно. Она итак находилась на грани их общих чувств, путая где его, а где её собственные. С защитой от Гарри Иде было сложнее, ведь её силы напрямую зависели от его присутствия.

Вдруг дверь в его комнату с грохотом отворилась. На пороге появилась растрепанная Гермиона.

— Идём, я тебе кое-что покажу, — запыхавшись, сказала девушка. — Тебе понравится.

Она радостно улыбалась. Гарри наградил её подозрительным взглядом и мысленно обратился к Эриде. Но на этот раз и её чувства были задернуты плотной пеленой.

— Зачем мы идём на кухню? — спросил Гарри, уже догадываясь, что его там ждет.

— Увидишь, — ответила Гермиона, ведя его за руку как маленького ребёнка. Она открыла дверь. Там было темно, хоть глаз выколи.

— С днём рождения! — шепнула она ему на ухо и поцеловала в щеку. В этот самый момент зажёгся свет, и раздались громоподобные аплодисменты вместе с криком:  «Поздравляем!».

Кухня стала неузнаваемой. Вокруг колыхалось море воздушных шаров, серпантина и прочих праздничных прибамбасов. А под потолком было ярко нарисовано, как на стекле: « С днём рождения, Гарри!».

Здесь собралась огромная толпа народу. Все Уизли (кроме Перси, разумеется, у него не хватило смелости вернуться в семью), Люпин, сестры Тонкс, Грюм вместе с половиной членов Ордена Феникса, Дамблдор, МакГоноголл и ребята из его класса. А вместе с Биллом пришла и Флер Делакур собственной персоной. Каждый подходил и поздравлял его с днём рождения, вручал свой подарок. А у юноши просто не находилось слов и рук для такого количества подарков. Он был необычайно тронут и несказанно рад.

— С днём рождения, — одной из первых подошла Эрида и вручила ему небольшую квадратную коробку, завернутую в блестящую ярко-синюю фольгу, и так же, как Гермиона, поцеловала в щеку. Гарри залился смущенным румянцем. Перенимая его чувства, Эрида вмиг покраснела. Но неловкая пауза надолго не затянулась. Гарри закружили в вихре поздравлений. Юноша плескался в фонтане добрых слов и пожеланий. Не успевал он сказать «спасибо» одному, как на его место вставал следующий и всё повторялось заново.

Подарки вываливались из рук Гарри. Кто-то стал забирать их. Гарри оглянулся и увидел, как Гермиона и Эрида раскладывают коробочки, пакеты и открытки на маленьком журнальном столике, но даже его очень скоро завалило.

-Зд` гаствуй Гарри. Г´ада тебя видеть! — к нему подошла белокурая девушка с ярко-голубыми глазами. Флер по-прежнему картавила в некоторых словах. — С днём г´ождения!

Она протянула ему маленькую белую коробочку и поцеловала в щёчку, как и все девочки, которые к нему подходили. Гарри, уже красный как рак от смущения, принял подарок и положил его на стол.

Веселье продолжалось до поздней ночи. Фред и Джордж устроили грандиозное представление с «Ужастиками Умников Уизли» и даже миссис Уизли не противилась этому. После шуточек и конкурсов близнецы устроили шикарный фейерверк прямо на кухне: звёзды, цветы и всевозможные закорючки взлетали под потолок фонтаном, а затем каскадом подали вниз. Гарри до упаду смеялся над Невиллом, которому братья подсунули какое-то из своих изобретений в виде пирожного. После съедения сюрприза, он стал ходить с ушами, как у Венгерской Хвостороги (большими, черными, покрытыми чешуёй) и длинным хвостом с кисточкой на конце, как у льва. А Джинни то и дело верещала голосом авгура, так что Фреду пришлось засунуть ей в рот конфетку, снимающую заклинание.

— А я и не знал, что у тебя столько друзей, Гарри, — сказал Дин Томас за ужином.

— Я тоже, — с удивлением разглядывая огромный общий стол, за которым расселись приглашённые гости, отозвался гриффиндорец.

— Знаменитость. Этим всё сказано, — Рон жевал куриную лапку.

— А откуда взялась эта блондинка? Кажется, её Эридой зовут… — спросил Симус Финниган, разглядывая Тонкс-младшую, танцевавшую с Джинни посреди кухни, — которая к слову сказать, никогда еще не выглядела такой просторной и огромной, — наверняка не обошлось без помощи магии.

— Это сестра Тонкс, — ляпнул Гарри и только после подумал, что, наверное, ни Симус, ни Дин не знают Нимфадору, но с пояснением поспешила Гермиона:

— Это одна из мракоборцев Министерства магии, — ответила она. – Эрида будет учиться с нами в Хогвартсе. Она хорошая, вы непременно поладите.

 

Для Гарри это был самый счастливый день в его жизни. Никогда он не получал столько удовольствия, радости и подарков. Зайдя в свою комнату, он сначала подумал, что ошибся дверью. Почти весь пол был завален коробками всех цветов с размерами от мала до велика. Длинные, короткие, плоские, толстые, большие, маленькие и совсем малюсенькие, треугольные, ромбовидные, в форме шкатулок и спиралей… каких только душа пожелает! На столе возвышалась гора открыток всех сортов и размеров. Хагрид прислал открытку размером чуть ли не в человеческий рост, которая дико орала поздравления, и её было очень сложно закрыть, — она отчаянно сопротивлялась. Некоторые подарки были от людей, которых Гарри и в глаза не видел.

Их было столько, что разобрать всё это за короткое время не представлялось возможным. Но несмотря на славную усталость, Гарри решил начать с просмотра открыток и постепенно разобрать все подарки до единого. Рона ещё не было, поэтому Гарри пока был единственным обитателем комнаты. Он сел на пол. Глаза разбегались. С какого начать? В руки прыгнула маленькая красная коробочка.

Вскоре Гарри почувствовал приближение Эриды. Силы внутри подсказали, что она устала не меньше его, но все равно хочет проведать юношу.

— Входи, — разрешил Гарри, не дожидаясь, пока девушка постучит в дверь.

— Как ты понял, что это я? — волшебница прошла по комнате и села на пол напротив мага.

— В конце концов, кто чей Хранитель? – усмехнулся парень. Ида улыбнулась в ответ.

— У меня для тебя ещё один подарок. 

Она протянула ладонь, на которой находилась золотая цепочка с маленьким медальоном в форме месяца.

 — Это прислал нам Дамблдор. У меня такой же, — свободной рукой Эрида потянула за цепочку на шее, и из-за тонкой шелковой рубашки выскользнул месяц точь-в-точь, как у Гарри. Не скромничая, Ида протянула руки и надела медальон юноше на шею.

 — Никогда не снимай его. Он будет сообщать, всё ли со мной в порядке.

Гарри положил месяц себе на ладонь. Он светился едва заметным, туманным серебром. По краю были начертаны какие-то иероглифы.

— А что здесь написано? — маг почему-то знал, что Ида сможет ответить на этот вопрос.

— Что-то вроде «Хранитель Удачи», — Тонкс-младшая взяла в руки маленькую коробочку.

— Опять Хранитель? – переспросил волшебник. – Что-то их развелось многовато, тебе не кажется? – Гарри всё еще разглядывал удивительный талисман. Когда он прикоснулся к нему пальцами левой руки, сияющий свет стал значительно ярче.

— Угу… это от Флёр? — указала она на коробочку. Волшебник взглянул на белую коробочку, узнал подарок девушки Билла и кивнул. — Можно?

Последовал еще один кивок.

— Всё время на празднике она, — Ида начала раскрывать подарок, — смотрела на тебя как-то по-особому. Что между вами было?

Гарри был поражён такой прямотой, но на этот раз ни капельки не смутился. И это его удивило.

— Я спас её сестру, — ответил он, разглядывая содержимое коробки — белоснежно-белого ручного егинорога. Увидев белый свет, существо на ладони встрепенулось, моргнуло несколько раз и потянулось, фыркая от удовольствия.

— На турнире? Она не говорила, — с минуту оба очарованно разглядывали волшебное создание. – Единорог — её любимое животное.

Гарри открыл рот, чтоб спросить, откуда она знает, но Ида его опередила.

— Мы учились вместе, — ответила она на незаданный вопрос и аккуратно положила миниатюрного зверя на пол, единорог оглянулся по сторонам, с любопытством принюхался к ковру и, встрепенувшись, ускакал куда-то под кровать.

— Она была на 4-ом курсе, когда я поступила в Шармбатон.

Ида и Рон, который вскоре пришёл, помогли Гарри разобрать подарки, и в половине шестого они смогли разбрестись по кроватям.

Гарри еще долго не мог уснуть; перед глазами то и дело сверкал фейерверк «Умников Уизли», счастливые лица Рона и Гермионы, кидавших друг в друга маленькими цветастыми подушками, задорно отплясывающие Джинни с Эридой, Дамблдор, пытающийся угостить всех лимонными дольками, Люпин, жутко уставший и болезненно зеленый, но невероятно счастливый… Образы, яркие и красочные обрывки сегодняшнего дня, мешали Гарри спать. Но всё-таки скоро усталость взяла верх, и самый счастливый день для Гарри закончился.

Глава 6. Неожиданная способность Гермионы

На следующий день, (вернее на этот же) Гарри проснулся от какой-то суеты. Он быстро оделся и спустился вниз. Все ходили туда сюда и переговаривались. Затем по коридору пронёсся громогласный голос Дамблдора:

— Всем членам Ордена Феникса немедленно собраться на кухне.

Со всех сторон, из разных дверей начали появляться люди.

— Что происходит? — Спросил Гарри у проходящих мимо близнецов.

— Нападение Сам-Знаешь-Кого на Косой переулок.

И они прошли дальше по коридору.

— Что-то случилось? — Спросила поспешившая к Гарри Гермиона. Вместе с ней были и остальные.

— Волдеморт напал на Косой переулок. — Коротко ответил юноша.

— Я хочу в этом поучаствовать. — Радостно произнесла Ида.

— Это исключено! — Ответил Дамблдор, появившийся из ниоткуда. — Надеюсь, вам не надо пояснять, почему?

— Но я не хочу прятаться! — Возразил Гарри. Директор посмотрел на него с видом «о чём ты, мальчик?»

— Мы поняли, профессор. — Эрида взяла Гарри за руку и повела наверх.

«… Ты что забыл? Тебе нельзя встречаться с Волдемортом лицом к лицу. — Пришла мысль. — Я не хочу, чтобы у меня в Хранителях ходил какой-то…» девушка произнесла такое ругательство, что Гарри посмотрел на неё вытаращенными глазами и даже покраснел. Остальные последовали за Гарри и Идой на третий этаж.

— Джинни, всё нормально? — Спросила Тонкс-младшая. Девочка была очень бледная и шла, думая о чём-то своём.

— Я волнуюсь за родственников. — Необычайно тонким голоском ответила Уизли.

— Всё обойдётся. — Гарри подбодрил не только Джинни, но и остальных.

— Куда пойдём? — Спросила Гермиона. — Может в библиотеку. — С надеждой добавила она. — Её сделали на четвёртом этаже рядом с комнатой Фреда и Джорджа.

— Тебе бы только в библиотеке сидеть. — Огрызнулся Рон. Гермиона открыла рот, чтобы ответить что-нибудь резкое.

— А, может, в квиддич сыграем? — Остановила перепалку Ида. У мальчиков загорелись глаза.

— У тебя есть где? — Гарри знал, что у неё есть, где играть, но хотел, чтобы та ответила всем.

— У охотника должно быть место для тренировок. — Улыбнувшись, сказала Ида. — Нимфа показала мне одно местечко…

— Ты охотник в своей команде? — Удивился Гарри.

— Я же говорила, что у нас всё как у вас. Почему квиддич должен быть исключением? -

Она остановилась и начала о чём-то размышлять.

«… И как ты собираешься это сделать?» спросил Гарри, только что прочитавший мысли девушки.

«… Сделать что?» не поняла волшебница.

«… Отправить нас на твою площадку».

— Есть одна мысль. — Ребятам (кроме Гарри) показалось, что фраза звучит как-то странно, но ничего не сказали. Все ждали своего вердикта.

— Возьмитесь все за руки. — Попросила Эрида и протянула Гарри свою.

— Я… не хочу играть. — Как-то замялась Гермиона.

— И даже посмотреть не желаешь? — Поинтересовалась Ида.

— Ну,… можно. Только… — споткнулась та.

-Можешь взять с собой какую-нибудь книжку. — Поняла подружка, почему Гермиона смутилась. Девушка с густыми каштановыми волосами улыбнулась и побежала к себе в комнату.

— Она готова спать в библиотеке. — Покачал головой Рон.

— Просто ей нечем больше заняться. — Оправдывала её Эрида.

— Да она не хочет ничем заниматься! Кроме, как торчать в своей библиотеке! — Парировал Рон.

— А ты ей предлагал? — Ида посмотрела на мальчика с укором. Тот молчал.

— Ну, вот видишь. Не говори того, в чём сомневаешься. — К ним подбежала Гермиона с большим томом «Заклинания на все случаи жизни».

— А ты его удержишь одной рукой? Да? Ну, хорошо. — Гермиона взяла Джинни за руку.

Рон, Гарри, Ида, Джинни и Гермиона держались за руки. Третья странно морщила нос.

— Что ты хочешь сделать? — Гарри уже подозревал, что за этим последует. И действительно, через несколько секунд у него и его друзей появилось странное ощущение: как будто на тебя надели какую-то плёнку. Это ощущение было чем-то похоже на то, которое он испытывал, когда участвовал во втором состязании Турнира Трёх Волшебников. Только дышали они свободно.

— Сейчас мы с вами находимся в состоянии фатоморганы. Советую вам друг друга не отпускать, а то не дай бог, кого-нибудь оставим, не выберитесь. И старайтесь ни о чём не думать.

Все друг друга видели, но в каком-то странном туманно-зеленоватом сиянии.

Гарри отключил своё воображение. Конечно, для него, как и для остальных, всё это было в новинку, но юноша научился хорошо владеть своими мыслями и чувствами.

— Идёмте. — Позвала Ида, и все вступили на золотую дорожку.

— Где мы? — шёпотом спросила Гермиона.

— Преодолеваем расстояние в несколько километров. Здесь мы можем гулять хоть неделю, а там пройдёт всего две минуты. Поэтому, чтобы не заблудиться, я попросила вас ни о чём не думать. И самое главное — не сходите с золотой тропинки.

Гарри, Рон и Гермиона с Джинни, до этого глядевшие в разные стороны, опустили головы и уставились под ноги.

Ребята быстро проходили мимо старого, заброшенного вида, дворца, какой-то пустыни и безграничного моря. Неожиданно облик перед ними сменился. Они шагали по магловским заброшенным улочкам с заброшенными домами и участками возле них. В самой густой чаще этих хиленьких домиков был небольшой стадион. К нему ребята и направились. Как ни странно, но на нём с двух сторон было по три кольца: два пятидесяти футов длиной, остальные чуть меньше.

— Настоящая площадка для квиддича! — Нижняя челюсть у Рона поползла книзу. И не только у него. Ребята вышли на площадку.

— Стойте. — Попросила Ида. Все остановились. Гарри только подумал, что надо сойти с золотой дорожки, как она сама исчезла. Ида удивлённо перевела на него взгляд.

— Кто из вас самостоятельно вышел из фатомы? — Спросила она, переводя взгляд с одного на другого. Рон, Гермиона и Джинни непонимающе уставились на девушку.

— А как это? — Спросил Рон.

— Надо представить, что дорожки нет, и она сама исчезнет.

— Я. — Признался Гарри.

— Поздравляю, у тебя есть способности к фатоморгане. — Улыбнулась Ида.

— Но я думал это врожденное. — Удивился Гарри.

— Я тоже. Но ты же сам сказал, что подумал, что тропинки нет, и она исчезла.

Ребята пошли по стадиону к одному из колец, где стоял деревянный сундук.

— Я подумал, что надо с неё сойти, и она исчезла. — Поправил Гарри.

— Это одно и тоже. — Ида присела на корточки и стала открывать массивный замок.

Рон, Гермиона и Джинни поражённо уставились на Гарри.

— А нам можно этому научиться. — Заинтересованно спросила девушка с большой книжкой в руках.

— Я точно не знаю, но попробовать стоит. — Ответила Ида, доставая из сундука мячи и мётлы.

— Откуда всё это? — Гарри взял в руки золотой мячик.

— Подарил один папин знакомый. Он запасной во французской сборной. — Волшебница протянула каждому по Нимбусу 2000. Гермиона побежала к трибунам.

— И ещё один вопрос. Это ведь магловский стадион? Откуда здесь кольца? — Гарри сел на свою метлу.

— Одно небольшое превращение. — Игриво ответила Ида и взлетела. Гарри направился за ней.

Все заняли свои позиции. Рон возле колец, Гарри выше их всех давал снитчу фору, Ида держала квофл, а Джинни следила, когда она его выпустит.

Игра получилась неплохой, но без бладжера, хотя бы одного, какой-то пустой.

Гарри на протяжении 10ти минут четырежды ловил снитч. Рон не пропустил ни одного гола, а Ида и Джинни довольно ловко перекидывали квофл друг другу и различными манёврами отправляли в сторону колец.

Но через несколько минут игра зависла сама собой. Все просто парили в воздухе и молчали. Эрида смотрела в сторону Гермионы и как-то странно морщилась.

«… Как ты думаешь, Гермиона согласится поиграть с нами?» Гарри посмотрел на Эриду, как на девушку, у которой не все дома.

«… Ты что, хочешь, чтобы она стала загонщиком?» Гарри еле сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

«… Ну да. Без него как-то не так. — Совершенно серьёзно и не понимая, почему Гарри смеётся, ответила Ида. — Я надеюсь, она согласится».

— Гермиона! — крикнула она.

— Что она собирается сделать? — не понял Рон.

— Пригласить Гермиону поиграть с нами. — Юному магу с трудом верилось в то, что он только что произнёс. Рон чуть не свалился с метлы от беззвучного смеха.

— Гермиона! — крикнула золотоволосая девушка ещё раз.

— А? Вы уже закончили? — Гермиона оторвалась от своей книжки.

— Нет. Нам нужен загонщик.

— И что ты предлагаешь? — Гермиона направила на Иду пронзительный взгляд. — Эээ… Я не хочу играть. — Немного застенчиво сказала девушка. Вообще-то, когда речь заходила о квиддиче, она не боялась высказать своё мнение. Сейчас же складывалось впечатление, что Гермиона боится обидеть Иду, и поэтому ей неловко отказываться.

— Ну, Гермиона. — Жалобно простонала Эрида. — Ну, пожалуйста. У нас нет загонщика. Давай, соглашайся. Ведь это не сложно.

Гермиона сидела, опустив голову. Она глубоко вздохнула, положила книгу на лавочку и встала. У всех, кроме Иды, отпала челюсть. Гермиона, которая относится к квиддичу, мягко скажем, как просто к игре, которая не воспринимала квиддич всерьёз, в данный момент садилась на метлу и взлетала! Это было невероятно! Гермиона, которая играет в квиддич! Звучит довольно-таки странно. Тем временем она долетела до середины поля. Ребята старались сохранить каменные лица.

— Ну что ж. Начнем, пожалуй. — Ида выпустила один бладжер, и он тут же полетел в сторону Джинни. Гермиона, не долго думая, догнала его и замахнулась. Бита ударила точно по цели, и мяч полетел в другом направлении. Но скоро развернулся и направился прямо на Гермиону.

Игра зависла в очередной раз. Все взгляды были устремлены на единственного загонщика. Гермиона же просто замерла в воздухе и сосредоточенно смотрела на надвигающийся на неё бладжер.

— Что. Она. Делает? Ей же башку снесёт. — Рон был в абсолютном недоумении.

Бладжер находился в нескольких метрах от девушки. И вот, когда мяч был на расстоянии метра, она резко дала в бок, также резко развернулась, перехватила биту в другую руку. И вот, мяч вновь летел совершенно в другом направлении. В следующий миг Ида улыбнулась и двинулась с места. Игра отмерла, и ребята, каждый занялись своим делом.

Тренировка продолжалась ещё около часа и по его истечению Ида призвала всех спуститься. Никто не сказал Гермионе ни слова, а она только шла и потусторонне улыбалась. Гарри пребывал в лёгком недоумении после увиденного и никак не решался с ней поговорить. Домой они вернулись так же, как и пришли. Все разошлись по своим комнатам. Через некоторое время ребят позвали обедать, а потом они пошли в библиотеку готовить домашнее задание. Все сидели тихо, никто не произносил ни слова, и только был слышен скрип пера. Наконец Рон не выдержал нагнетающей тишины.

— Почему ты нам не сказала, что так классно играешь в квиддич? — Он отшвырнул перо в сторону.

— Я не играю в квиддич. — Гермиона продолжала писать. — Отбивать мечи, не очень сложное задание. Гораздо сложнее решить задачу по нумерологии. — Её глаза быстро бегали то по странице книги, то по своему пергаменту. — Ну вот! Из-за тебя я сделала ошибку. — Она достала волшебную палочку и заклинанием убрала поставленную кляксу. Рон закатил глаза и возвёл руки к небу.

— Но ты применяла верные способы защиты и нападения! — Рон хотел добиться от Гермионы ответа.

— Ничего я не применяла! Ясно?! Не мешай! — Гермиона посмотрела на Рона волком. На этом разговор закончился, и ребята продолжили свои работы.

Глава 7. Платформа 9 и 3/4

Тренировки проходили почти каждый день. И всё время ребята брали Гермиону с собой в команду. Девушка совершенствовалась на глазах. У неё получалось не хуже, чем у профессионального загонщика. Гермиона находила выход из любой сложившейся ситуации. Однажды она умудрилась отбить бладжер, который находился на расстоянии шести сантиметров от Рона, и при этом не сломать ему ногу (а ведь ей пришлось делать в воздухе сальто). Ребята очень гордились Гермионой.

Как-то Гарри на одной из занятий в Тайнике Блеков спросил:

— Интересно, где это Гермиона научилась так играть? — Юноша собирал подушки, раскиданные по полу. Нынче они осваивали заклинания Чёрной магии.

— На самом деле она любит квиддич, но боится, что её засмеют. — Ответила Ида. — Ну… что-то вроде «зубрилка в квиддиче? А она на метле-то сидеть умеет?» И она знала, что Рон отреагирует неадекватно. — Ида тоже собирала подушки. Её всё ещё била слабая дрожь: Гарри немного перестарался с заклинанием Драбер (заклинание, которое дробит кости изнутри, и это сопровождалось неописуемой болью, если человек при этом жив). Но благодаря тому, что Эрида наложила на заклинания защиту, они действовали с силой, уменьшенной в сто крат. Гарри тоже мог накладывать защиту, но девушка всегда опережала его. — Ты сам видел, как он трясся от смеха, когда я её позвала.

Они покончили с подушками и направились к выходу.

— На самом деле она очень много читала о квиддиче. Иногда садилась на метлу. Долго билась над вопросом, что ей удаётся лучше: забивать или отбивать. И наконец, решилась.

— А откуда ты всё это знаешь? — Спросил маг, вытаращив на девушку удивлённые глаза. Они шли по коридору.

— Она сама мне сказала. В начале лета. — Ответила Эрида. — Мы с ней тренировались, время от времени. — Ида тяжело вздохнула и улыбнулась. — Надеюсь, она наберётся смелости и решит попробовать себя в новом образе.

— Ну, да. Она прям рвёт и мечет, как хочет попасть в команду. — Язвительно заметил Гарри. Ему сильно сомневалось, что она сунется на квиддичное поле без особого приглашения.


* * *

Прошло уже около трёх недель с того момента, как Волдеморт напал на Диагон-аллею. Но от него ничего не было слышно. Нападения прекратились, и люди снова задышали свободно. Оказывается, Волдеморт узнал, что существует некая сила — Тень Алхиноя. Но он не знал, что это такое и с чем это едят, и собирался выяснить это тщательным образом.

— Теперь вам надо быть более бдительными и осторожными. — Сказал им Дамблдор в тот вечер. — Не оставляйте друг друга ни на минуту.

— Что мне с ним и в сортир вместе ходить? — спросила Эрида.

— Если понадобится. — Холодно заметила Тонкс-старшая. Младшая хохотнула, но резко оборвалась, увидев свирепый взгляд своей сестры. Гарри игриво ей подмигнул.


* * *

Вот и подошли к концу ещё одни, самые счастливые на взгляд Гарри, каникулы. Ребята закидывали последние вещи в чемоданы, а внизу суетились члены Ордена Феникса. Сегодня их снова будут провожать и остерегать как зениц ока.

«… Я что, маленький, что ли?» — Жаловался Гарри сидящей рядом Иде. Они ехали на вокзал Кингс-Кросс уже в знакомой всем «Феррари». Вместе с ними и ребятами ехали Люпин, Тонкс и мистер Уизли.

«… Нет, но если на нас нападут, мы одни не справимся» ответила та.

«… Мадам, какая вы, оказывается, оптимистка!» ответил Гарри с ноткой сарказма в голосе.

«… Ещё одно слово и я надеру тебе задницу» проговорила Ида, наблюдая за дорогой впереди.

«… А не боишься?» игриво заметил парень. Эрида больно ударила Гарри в плечо, и тот посмотрел на неё с укоризной. Но этого, похоже, никто не заметил. Даже Гермиона, которая сидела рядом. Они ехали, можно сказать, по центру Лондона. Иде нельзя было превышать скорость, поэтому все благоразумно уставились в окна.

Скоро автомобиль остановился неподалёку от вокзала в безлюдном местечке. Все вышли и уставились на Эриду и её машину. Девушка сморщила нос. Через несколько секунд «Феррари» исчез.

«… Отправила её в гараж» ответила Ида на вопрос Гарри «… Куда ты её дела?»

Все без препятствий прошли на платформу 9 и ¾. Тут ребята увидели кучу старых друзей. С ними поздоровались Невилл со своей, угрожающего вида, бабулей. Потом подошёл Макмиллан и многие другие, которые были в Отряде Дамблдора. Все с любопытством посматривали на Иду и, отходя, начинали перешептываться. Та и Гарри шли рядом, улыбались, мило и увлечённо о чём-то беседовали. Даже Гермиона с Роном и Джинни не всегда улавливали суть их диалога.

Вдруг Гарри оглянулся на проходящих мимо и шепчущихся, и дико заржал, согнувшись пополам. В голову пришла мысль, при которой удержаться от смеха просто невозможно.

— Ты думаешь, пойдут слухи? — Сразу сообразила Ида, из-за чего такой дикий хохот, и тоже начала смеяться.

— А для этого есть основания? — Спросила Гермиона. Ребята тут же оборвали свой смех.

— Нет. — Живо, в один момент, отозвались те как-то уж больно резко. Гермиона посмотрела на них пронзительным взглядом. Пара гордо отстояла эту пытку, смотря ей прямо в глаза.

— Ааай! — Маг схватился за шрам и упал на колени. Голова была готова расколоться на мелкие кусочки. Всё исчезло. Гермиона подлетела к нему и с размаху плюхнулась рядом.

— Гарри? Гарри! Что с тобой?! Скажи хоть что-нибудь! — Девушка начала трясти Гарри, так как он стал таять на глазах. — Ида, помоги мне! — Крикнула она, не смотря на ту, к которой обращалась. Но не услышав ответа, Гермиона обернулась и увидела свою спутницу лежащей на земле без сознания. Вдруг Гарри и Эрида засветились бледным голубым блеском. Свет становился всё более ярким и ярким. Никто ничего не мог поделать. Все молча глядели на то, как лежащие на земле ребята исчезают в ярко-голубой вспышке света. Гермиона, которая сидела на корточках рядом с юношей, закрыла глаза, а когда открыла, всё уже было тихо, но там, где должны были лежать Гарри с Идой, было пусто. Все находящиеся на платформе стояли пораженные увиденным, и никто не мог выговорить ни слова. Наконец члены Ордена опомнились и немедленно вынули волшебные палочки.

— Кто осмелится сражаться, немедленно достают палочки. — Властно проговорила Тонкс. — Кто не в состоянии, прошу всех как можно скорее покинуть платформу. — Люпин, Тонкс и мистер Уизли оглядывались по сторонам. И не только они. Те, кто остался — а их осталось довольно много: все взрослые (за исключением родственников слизеринцев), гриффиндорцы, большинство когтевранцев и несколько пуффендуйцев — тоже смотрели во все стороны и пытались хоть что-нибудь разглядеть.

Как только все нежелающие принять участие в схватке разбежались кто куда, на платформе встала гробовая тишина, нарушаемая только неровным дыханием находящихся здесь людей. Внезапно в этой тишине раздался глухой хлопок, и все вздрогнули. В середине образовавшегося круга, из неоткуда начал расти очередной поток света, похожий на портал, состоящий из золотого ореола. Когда свет достиг размера человеческого роста, в нём образовалось ночное небо, усыпанное яркими звёздами. Откуда-то издалека плавно приближался человеческий силуэт. Скоро фигура вышла из темноты, и стали видны черные как смола непослушные волосы и зелёные глаза, спрятанные за круглыми очками. Гарри, охваченный красным пламенем, как своей защитной аурой, перешагнул через золотое сияние и отряхнулся. Ореол вместе с ночным небом лопнул, осыпая всех золотыми осколками света. Волшебник выпрямился и втянул ноздрями тёплый воздух.

— Они здесь. — Глухо произнёс Гарри.

Никто не понял, что проговорил парень. Все были настолько поражены, что даже не заметили, как попали в окружение сотни Пожирателей Смерти. Вперед вышел человек и снял маску.

— Мы снова встретились, Гарри Поттер. — Произнесла Беллатрисса Лестрейндж. Её голос немного задрожал. Она боялась повторения судьбы тех пяти Пожирателей, которых убила Ида. — Думаю, что уже в последний. — Пожирательница подняла свою палочку, тонкую и длинную. — А-АВАДА КЕДАВРА!

Гарри был необычайно слаб и бледен, сил ни на что не хватало. Он тяжело дышал, все мысли были направлены в другую сторону. Его потусторонний взгляд был устремлён на своего врага. Палочки у него в руках не было. Но парня это, похоже, мало волновало. Он просто стоял, хладнокровно и туманно смотря на женщину. Все были настолько поражены, что с трудом соображали, что здесь происходит. Казалось, заклинание никогда не достигнет своей цели. Зелёный луч был уже близко… и

— Протего Експлозио. — Вяло проговорил юноша. Зелёный луч затормозил у самой груди, там скопился в сферу и, как по мановению руки, полетел в противоположном направлении. Беллатрису ударило прямо в сердце. Её мёртвое тело рухнуло на землю.

— Драберис! — Воскликнул Гарри, с нескрываемой ненавистью глядя на Лестрейндж. Тело пожирательницы окаменело и раскрошилось на мелкие кусочки, которые были подхвачены осенними порывами воздуха и унесены в неизвестном направлении.

— За Сириуса. — Выговорил Гарри и упал наземь.

Глава 8. Длинный коридор

— И что теперь будет, директор? Ведь если хоть один из них не придёт в сознание, то они оба могут погибнуть? — Спросил Северус Снейп стоя посреди больничного крыла.

— Боюсь, что именно так, Северус. — Со вздохом ответил Дамблдор. — Будем молить бога, чтобы они пришли в себя. Волдеморт, Мерлин его побери! — Мало кто видел директора таким свирепым и беспокойным.

— Извините директор, но с такими выходками вы и мёртвого разбудите. — Сказала мадам Помфри, которая давала успокоительное зелье Ханне Аботт.

— Простите Ппопи, но боюсь, что всё это выведет меня из колеи. — Голос Дамблдора немного дрожал.

— Пойдёмте директор, я дам вам восстанавливающее снадобье.

— Лучше наведите мне горячего шоколада, если это вас не затруднит. — Они направились к кабинету мадам Помфри.

— Бедные, бедные. — Произнесла Макгонагалл дрожащим голосом. Она всхлипнула и быстрым шагом направилась к выходу, вытирая катившуюся по щеке одинокую слезинку.


* * *

Гарри и Ида шли по длинному тёмному коридору, все стороны которого уходили в неизвестную тёмную бесконечность. Лишь впереди был свет, таинственный, завораживающий, манящий и зовущий за собой. Они шли по клубам зелёного дыма, скрывающего их ноги по щиколотки, и держались за руки.

— Как ты думаешь, что там? — Спросил Гарри, остановившись и смотря в неизвестную даль.

— Другой мир. — Ида отпустила руку Гарри и сделала несколько медленных шагов навстречу неведомому сиянию. — Там двое моих любимых братьев и бабушка, мой Амфион. — По щеке Эриды покатилась прозрачная слезинка, оставляя за собой мокрую дорожку.

— Амфион? Кто это?— Спросил юноша, подходя к ней и останавливаясь на полшага позади.

— Это мой старший брат. Он и мой кузен Джон, погибли пол года назад.

— Прости. Я не хотел… — Гарри опустил голову.

— Они поехали отдыхать на какие-то острова и решили побаловаться магловскими способами передвижения. Поезд сошёл с рельсов и взорвался, когда один из вагонов наехал на заправку. — Под конец рассказа слёзы лились непрерывным потоком. — Я могла оказаться там вместе с ними, но у меня была игра. Решалась судьба моего корпуса.

— Корпуса?

— У вас факультеты, у нас корпуса. — Резко ответила она, ни на что не обращая внимания.

Так они стояли довольно долго. Гарри понял, где он стоит, но он засомневался, хочет ли он туда идти прямо сейчас. Он отомстил за крестного, и у него ещё будет возможность увидеться с мамой, папой и Сириусом. Юноша тяжело вздохнул и с огромным усилием перевёл взгляд на девушку, непрерывно смотрящую вдаль. Ида молча обливалась слезами, её губы дрожали. Наконец, она не выдержала тягостной пытки.

— Пойдём, пойдём туда! — Закричала Тонкс-младшая и сорвалась с места. Гарри схватил её за руку и потянул. Но Ида изо всех сил пыталась вырваться, крича «Отпусти меня, я хочу к Иону!»

Гарри почувствовал, что не удержит, и схватил волшебницу за талию обоими руками, крепко скрестив их на животе девушки и пытаясь успокоить блондинку:

— Ты его ещё увидишь, Ида! Прекрати! Мне тебя не удержать! Вы ещё успеете наговориться! Да перестань же ты, наконец! — Рассердился Гарри. Эрида по-детски пыталась выкарабкаться из рук парня, но он держал её мёртвой хваткой. Девушка била его ногами и царапала руки в кровь. Она всё ещё кричала «Африон! Я хочу к брату!»

— Перестань! — Уже сердито выговорил Гарри. Ида поняла, что её не отпустят, и теперь просто стояла и ревела навзрыд.

— Ты обязательно увидишься с ними, но не сейчас. Мы нужны в другом мире. — Спокойно и мягко сказал волшебник.

— Кому я там нужна? — Спросила Эрида сквозь потоки слёз, резко развернувшись и бросаясь Гарри на шею, заливая его рубашку слезами.

— Многим. — Юноша гладил казавшуюся маленькой и беззащитной девочку по голове, пытаясь успокоить. — Например, Тонкс.

— И всё! — Сквозь истерику сказала Ида. — Никому я больше там не нужна!

— Нужна. — Тихо сказал Гарри.

-Кому?! — Ида отпустила мага и отступила на шаг. Она смотрела Гарри в глаза. Тот протянул руку, протёр слезинку тыльной стороной ладони, и ответил, гладя девушку по щеке:

— Мне. — Сказал он и наклонил голову. Его губы коснулись её: мягких и теплых.

Она закрыла глаза и ответила на его поцелуй, опуская руки ему на шею.


* * *

Гарри открыл глаза. Он лежал на одной из кроватей в больничном крыле Хогвартса. Перед глазами всё расплывалось. Он чувствовал себя, как разбитое корыто. Встав с кровати, парень взял с тумбочки очки, на которой лежали открытки с пожеланиями скорейшего выздоровления от одноклассников и множество сладостей волшебного мира.

Везде была кромешная тьма. С соседней койки послышались какие-то стоны, и юноша выглянул из-за ширмы, которой была обставлена его кровать. За точно такой же занавеской (как и предполагал Гарри) лежала Эрида в полосатой пижаме, причудливо сидевшей на ней, и что-то бормотала себе под нос.

«… Ида? Ты не спишь?» почему-то мысленно спросил Гарри.

«… Зачем спрашиваешь, если слышал, что я разговаривала». — Она открыла глаза и повернулась в направлении мага.

«… А может ты во сне. Мне откуда знать?»

«… Оттуда. Ты умеешь разбираться в мыслях, спит человек или нет. Так что не прибедняйся».

Даже по мыслям было понятно, что каждое слово даётся девушке с трудом. Гарри сел на край кровати и начал пристально разглядывать её. Сказать, что она была очень бледной, всё равно, что ничего не сказать. Она была зелёной, и создавалось впечатление, что вот-вот просто растает на глазах. У лежащей были красные глаза, как будто зарёванные, и её била лёгкая дрожь. Ида полусидела-полулежала на кровати и смотрела в одну точку.

Вдруг девушка резко села и начала расстегивать свою рубашку. Гарри смотрел на неё с некоторым непониманием и любопытством, юноше стало жарко, сердце забилось сильнее, и на лице появились пятна краски. Парень занервничал.

Расстегнув две пуговки, Ида раздвинула пижаму в разные стороны. Показались шея и верхняя часть груди. Под левой ключицей был шрам в виде молнии, точно такой же, как у Гарри, но чуть больше.

— Это ещё что такое? У меня его не было! — Возмутилась девушка, тупо уставившись на молнию. Ида набирала силы ежесекундно. Гарри тоже стал чувствовать себя лучше.

— А что? Красивый шрам. — Заулыбался волшебник, который уже пришёл в себя. Краска сошла с лица, и сердце забилось в привычном ритме. Эрида застегнулась обратно.

-Ты думаешь, мне с ним удобно? — Огрызнулась девушка.

— Мне с моим удобно, а как тебе не знаю. У меня на груди шрамов нет. — Усмехнулся Гарри.

— Ну, тогда сиди и помалкивай. — Она посмотрела на свою тумбочку. — У тебя нет воды? Пить ужасно хочется.

Гарри принёс воды, и, напившись вдоволь, Ида уставилась в пространство.

Прошло около часа. Гарри сидел на кровати, а Эрида лежа у него на ногах, смотрела в потолок и тихо плакала. Наконец, выплакав все слёзы, она уснула. Гарри бережно положил её на кровать, укрыл одеялом, подперев по бокам, чтобы та не замёрзла, и сам пошёл спать.

Наутро он проснулся рано и тут же встал. Выйдя из-за ширмы, юноша направился к Иде. Стоило ему заглянуть за соседнюю занавеску, как он сразу увидел белоснежную улыбку подружки. Да именно подружки. Гарри долго и много думал о Иде и о себе. Он общался с ней достаточно, чтобы сделать для себя вывод, что Эрида для него стала настоящим другом. Была ли она для него чем-то большим, он пока не знал, но мог с уверенностью сказать, что никогда не оставит девушку в беде. Ида понимала его с полуслова и приходила на выручку в любой момент. Она быстро заняла местечко рядом с Роном и Гермионой у него в сердце. Впрочем, для ребят она стала таким же другом, как и для Гарри. Эрида помогала девочкам во всём и могла находить общий язык с Роном. Могла заставить Рона и Гермиону не спорить. В-общем — стала настоящим, нужным и полезным для них другом.

— Доброе утро, — произнесла Эрида сонным голосом и потянулась. Затем открыла глаза. Гарри улыбнулся в ответ, вошёл за ширму и уселся на кровать. Ида тоже села. Она взяла с тумбочки плитку шоколада, разломила напополам и отдала вторую часть Гарри.

— Как спалось? — спросил мальчик и затолкал в рот кусочек.

— Замечательно.

— Святые сверчки! Слава Мерлину вы очнулись! — Ребята одновременно повернули головы. Рука Иды застыла на полпути ко рту. У ширмы стояла мадам Помфри. — Пойду, сообщу директору. Думаю, он будет в восторге. — Она широко улыбнулась и удалилась.

Эрида засунула остатки шоколада в рот и поднялась с постели, т. к. из-за ширмы стали доноситься звуки и шорохи. Ребята направились вдоль кроватей. Невилл просил пить, кто-то, проснувшись тут же впал в бредовые мысли, а кто-то просто приветствовал их широко улыбаясь. Вскоре появилась мадам Помфри в сопровождении Дамблдора, Макгонагалл, Снейпа, Тонкс, Гермионы и Рона с Джинни. Все, за исключением Снейпа, радостно улыбались. Девочки сразу же подлетели и по очереди обняли друзей.

— С возвращением. — Провозгласил Дамблдор.

Глава 9. Разговоры, разговоры

Через полчаса они уже сидели в кабинете директора. Мадам Помфри не отпускала их до тех пор, пока полностью не убедилась в том, что они абсолютно здоровы, чему была крайне удивлена. «Такого рода раны лечатся годами, а вы выздоровели за несколько часов. Не понимаю, как после перемещения из другого измерения вы вообще остались живы!» Но, тем не менее, отпустила их со спокойной душой.

Они сидели в знакомой всем круглой комнате, стены которой были увешаны портретами прежних директоров и директрис. Все обитатели картин спали, но Гарри знал, что они притворяются.

— Ну что? Как вы себя чувствуете? — Настроение Дамблдора заметно улучшилось. Он даже принёс себе любимых лимонных леденцов и с удовольствием их наяривал. Гарри и Эрида переглянулись и честно ответили:

— Хорошо. — Они сидели в удобных ситцевых креслах напротив директора. — А как вы узнали, что мы в другом мире? — Задал Гарри вопрос, возникший сразу после слов мадам Помфри.

— Все дело в портале. — Ответил старец, протягивая руку за жёлтой долькой. — Портал с безграничным небом внутри возникает только между разными мирами. Обычные порталы ограничиваются черной рамочкой.

Наступила небольшая пауза, после которой директор произнёс:

— Расскажите-ка нам, что с вами произошло. — Попросил Дамблдор, отправляя в рот очередную дольку лимона. Начала, разумеется, Ида:

-Как я поняла, Волдеморт хотел напасть на платформу. Я решила, что ему там делать нечего и отбросила на пару километром назад. Но он, наверное, не понял намёка, тогда уже я решила отправиться в другое место, куда-нибудь подальше, наугад, и защитить своего Хранителя. — Эрида рассказывала спокойно, смотря на ходящего по кабинету директора. — Потом передо мной всё исчезло. Некоторое время было темно, затем мимо побежали какие-то образы. Появилась длинная дорога, и было ощущение чего-то бесконечного. Было тяжело дышать, не всегда хватало воздуха. Всё вокруг сияло каким-то бело-голубым и мутным цветом. Даже стало как-то не по себе. Как будто по небу гуляешь. А потом… — она замялась и откашлялась, чтобы это скрыть, — а потом я очнулась уже в больничном крыле. — Она опустила голову, чтобы спрятать глаза и проверила свои мыслеблоки.

— Гарри, у тебя было точно также? — Спросил Дамблдор, переводя взгляд на юного мага.

— Нет. — Эрида резко подняла голову. Гарри заметил, что она чего-то боится, сама не зная чего. — Мимо также мелькали образы, но я встретил по пути Иду.

— Но я тебя не видела! — Воскликнула девушка. Дамблдор прервал её и жестом попросил рассказывать дальше.

Гарри набрал воздуха в грудь и продолжил:

— Но это была не совсем Ида, а скорее образ самой тени Алхиноя с её голосом. — Предположил маг. — Ида была в какой-то восточной блесящей одежде и отливалась золотым сиянием. Она сказала мне, что я должен вернуться обратно, чтобы помочь оставшимся на земле, — Гарри смотрел на директора, — и передо мной появился портал. Я шагнул через него и оказался на платформе.

Гарри замолчал. Он не знал, как продолжить.

— Какое заклинание ты использовал? — Тихо, но отчётливо произнёс глава Хогвартса.

— Драбер. Древнее заклинание Чёрной магии. Разрушает структуру человека изнутри.

— Что было после того, когда ты потерял сознание? — Гарри был благодарен директору за то, что тот избавил его от лишних расспросов. Не каждому приятно говорить, как ты впервые убил человека.

Эрида пристально следила за юношей. Он поднял на неё глаза и сказал, не отрывая взгляда:

— Ничего. Темнота. — Гарри перевёл взор на старца в длинной синей мантии. — А потом я проснулся уже здесь. Вы можете объяснить всё это?

— Признаться, я не совсем понимаю, что с вами происходит. — Дамблдор ходил по комнате, о чём-то сосредоточенно размышляя. — При встрече с Волдемортом Тень просто слиняла в другое измерение, прихватив Гарри с собой. — Дамблдор размышлял вслух и, похоже, совсем забыл про ребят. — Хотя должна была просто сменить одного на другого.

— Но ведь Волдеморта не было на платформе! — Гарри был ошарашен. Он смотрел на директора как на сумасшедшего.

— Не было. Но это не важно. Тень определяет Хранителя на расстоянии километра от себя, это она уже сказала. — Дамблдор отправился к своему законному креслу. — Выходит, Тень просто не подпустила Волдеморта близко к себе и к Хранителю. Но почему? И почему потом отправила его обратно?

— Чтобы помочь остальным. — Ответила Ида.

— Тогда почему не вернуться вместе с Хранителем? — Снова задал вопрос глава Хогвартса.

— А я вернулась, только мы с Гарри были в разных местах, поэтому я вернулась на несколько секунд позже.

— Откуда ты знаешь? — Изумился Гарри.

— Кто из нас Тень Алхиноя? — Ида повернулась в сторону парня с таким видом, будто объясняет тупому идиоту, что дважды два четыре.

Все находящиеся в кабинете задумались над услышанным.

— Но почему Тень всё-таки не заменила Хранителей? — Снова подал голос директор.

Ответа не последовало.

Так прошло ещё где-то около получаса. Затем, наконец, Дамблдор нарушил молчание:

— У меня есть только одно объяснение. Тень Алхиноя и Хранителя связывает что-то ещё помимо того, что один другого охраняет. И будем надеяться, что это что-то не убьёт вас при новой встрече. — Профессор ненадолго замолчал, потом произнёс:

— Мы думали, вы никогда не очнётесь. — Директор тяжело вздохнул и улыбнулся в свою седую длинную бороду.

— Что значит «никогда не очнетесь»? — Эрида вытаращила удивлённые глаза. — Вы, что, хотите сказать, что…

-Вы проспали почти две недели. — Закончила за неё Тонкс — старшая. Всё это время присутствующие в кабинете Нимфа, Макгонагалл и Снейп молчали и внимательно слушали разговор.

Гарри протяжно присвистнул. Челюсть Иды была где-то внизу.

— А вы что думали? — Вступила в разговор Макгонагалл. — Такие перемещения забирают много энергии. Переместиться в другой мир за секунды, да ещё и умудриться перестроить организм под его магические волны. — Профессор смотрела на них с нескрываемым изумлением. — Некоторые годами не могут прийти в себя после такого.

(«Теперь понятно, почему Ида была такая зелёная» подумал про себя Гарри.)

— А вы можете определить, где вы были? — Спросил Дамблдор.

— Не знаю. По-моему, что-то между миром Теней и Духов. — Оживленно ответила девушка.

— Далековато. А как на счёт Волдеморта? — Спросил Дамблдор.

— Не знаю. По-моему, после трёх-четырёх попыток подойти ближе, я вроде закинула его куда-то.

Дамблдор усмехнулся, а Снейп произнёс:

— Похоже, он всё ещё гуляет по другим мирам.

«…Лучше бы не возвращался» мысленно промолвил Гарри.

«… Вернёёёётся! Будь уверен» обнадёживающе ответила Ида.

— А откуда у Иды шрам на шее? — Вдруг спросил Гарри, вспоминая про молнию под левой ключицей.

— Ида появилась через несколько секунд после тебя, но появилась незаметно. Поэтому в неё угодило заклинание.

— Именно поэтому ты потерял сознание. — Ответила Тонкс — младшая. — В меня попали Авадой, а я вовремя не отразила. Вот мы и проспали столько времени, восстанавливая утраченные силы.


* * *

Ребята ушли из кабинета директора полные смятения. Эрида думала о заданном Дамблдором вопросе, на счёт того, что могло не дать Тени сменить Хранителей, а Гарри о созданной директором проблеме. Тот сказал, что юноша стал капитаном команды по квиддичу, и теперь ему в срочном порядке надо собирать команду. Почти весь состав будет изменён.

Наконец, они добрались до гостиной и, сказав пароль (Мерлин класс) вошли в красную уютную комнату и уселись в удобных креслах у камина.

— Как ты думаешь, кого мне взять? — Начал разговор Гарри.

— Разумеется, Гермиону. — Ответила Ида, отвлекаясь от своих мыслей.

— Что-то не так? — Гарри ещё в кабинете заметил, что девушка всё время была как на иголках.

— С чего ты взял? — Резко и настороженно вопросом на вопрос ответила Эрида.

— Ты на себя не похожа. Ерзаешь, грубишь, не хочешь разговаривать. Что-то случилось. — Твёрдо сказал Гарри, решая выяснить, что произошло, чего бы это ему не стоило.

— Правда? — Волшебница уж больно наигранно засмеялась. — Тебе показалось.

Она снова впала в задумчивое состояние.

— Что происходит? — Настаивал юноша.

— Просто… — Ида не знала, как подобрать слова, чтоб Гарри правильно её понял. Всё в горле пересохло. — Просто…— Но у неё ничего не получалось. Она не знала как спросить.

— Да, это приснилось и мне. — Тихо ответил парень, который только что прочитал её мысли и понял, почему она так испугалась вопроса Дамблдора.

— Не смей читать мои мысли втихушку! — Разозлилась Ида, но тут же успокоилась. — Кхе… — Она откашлялась. — И что ты думаешь по этому поводу?

— Не знаю. — Честно ответил юноша. — Я не знаю.

Гарри действительно не знал, что можно ответить в такой нелепой ситуации. Ида ему безусловно нравилась, и это было доказано тем длинным зелёным коридором. Но он не знал, как поступить. Может, тогда это был единственный способ не дать ей совершить глупостей, которых не исправишь.

-Давай пока не будем задаваться дурацкими мыслями и портить друг другу нервы? — Гарри посмотрел девушке в глаза и прочитал в них какое-то непонятное страдание.

— Да. — Ида опустила веки. — Да. Пожалуй ты прав. Не будем ничего загадывать. — Тихо говорила она. — Мы с тобой друзья и это главное.

Эрида быстро подняла себе настроение и отправилась в свою спальню за учебниками по зельям. Гарри пошёл за своими. Пора браться за уроки.

Они лежали на полу возле камина и писали чернилами на пергаменте названия и состав зелий. Рон, Гермиона и Джинни были на уроках. Гарри и Иде разрешили сегодня не учиться, но с завтрашнего дня они вместе со всеми пойдут на занятия.

Потом ребята отправились на обед, где и встретились с остальными.

— Как дела? — Спросил Рон немного обиженно. Им с Джинни и Гермионой не разрешили присутствовать при разговоре с директором и отправили учиться. За это Рон дулся на Гарри. — О чём вы говорили с Дамблдором?

— Рон. Это касается только Гарри, Иды и директора. — Гермиона оторвалась от книжки по её любимой нумерологии. Она взяла вилку и приступила к трапезе.

— Можно подумать, тебе самой не интересно. — Рон пустил в соседку убийственный взгляд.

— Если они захотят, то сами расскажут. — Рона начало бесить её спокойствие.

Пока они препирались Гарри и Ида в ускоренном темпе думали, что им ответить, ведь без объяснений явно не обойдётся.

— Ну так вы нам расскажете, или у вас появились от нас секреты? — Настаивал рыжий.

— Никаких секретов нет. — Эрида решила начать сама, пока Гарри придумывал, как отмазаться, но у него это не очень получалось. — Мы сами не знаем, что с нами произошло.

— Но ведь Дамблдор должен был как-то это объяснить. — Не унимался Рон.

— У меня такое ощущение, что вы знаете больше нашего. — Гарри, наконец, решил вступить в разговор. — Может, просветите? — Заулыбался юноша.

— Ну, вообще-то Дамблдор не очень распространялся на счёт произошедшего. — Вмешалась Гермиона. — Он только сказал, что на вас обоих повлияла какая-то особая сила Во… Волдеморта. И больше ничего конкретного.

Оба смотрели на Иду и Гарри.

— Может, так оно и есть. — Переглянувшись с Гарри, ответила Эрида.

— Что значит «так оно и есть»? — Тут же ухватился за ниточку Рон.

— Не знаю. Может, у него появился новый способ накладывать заклинания, и мы попали под них. Причём он этого не подозревал. Иначе прыгал бы от радости. И вы бы явно живым Гарри не увидели.

— А куда вы исчезли в этом странном сиянии? — Рон начал доставать своими вопросами абсолютно всех.

— Я не помню. — Пока ещё спокойно ответила девушка, но это только внешне. Гарри почувствовал, как внутри она начинает закипать. — Помню только (Ида начала городить что попало) яркую вспышку голубого света и темноту. Всё.

И ты не знаешь, как ты оказалась в вагоне поезда?

— Какого поезда? — Вопрос задал уже Гарри.

— После того, как ты, Гарри, потерял сознание, началась настоящая бойня. Многие до сих пор находятся в больничном крыле. — Начала рассказывать Гермиона. — Всё закончилось очень быстро. Никто ничего не заметил. Как вы оба оказались в одном из вагонов, никто не знает. — Она вздохнула и снова взялась за ростбиф.

— Мы тоже. — Выдохнул Гарри.

Профессор Макгонагалл начала разносить расписания уроков на завтра. В зависимости от профессии уроки не всегда совпадали. У Гарри, Рона и Эриды было одно и тоже расписание. У Гермионы же расписание было абсолютно другим, за исключением ЗОТИ, трансфигурации и зельеварения. У ребят упор ставился на Защиту. У Гермионы же на Трансфигурацию и Нумерологию. Она никому не хотела говорить, чем займётся после школы. Если кто-то спрашивал, то девушка тут же меняла тему разговора.

— Что у тебя? — Спросили все трое одновременно.

— Две нумерологии, две Трансфигурации и Защита от тёмных искусств. — Она сложила расписание уроков и убрала в сумку. — А у вас?

— Сдвоенное зельеварение, двое чар и Защита. — Ответила за всех Ида.

— Поверить не могу, что мы будем учиться по разным кабинетам. — Сказал Гарри с тяжёлым вздохом.

— Не расстраивайся. Мы же будем вместе всё оставшееся время. — Гермиона подпихнула его в бог.

«… Это ты так думаешь» внутренне вздохнул он.

Пока все обедали Гарри и Эрида общались между собой.

«… Я кое-что придумала», говорило в голове у Гарри.

«… Что именно?»

«… Мы будем учиться боевым искусствам»

«… Чего?! Зачем это?» Гарри был крайне удивлён.

«… На планете есть места, где магия не действует. Да и очень сильный маг может убрать магические потоки, и магия перестанет существовать вообще. Вот тогда и понадобится верный меч или что-нибудь в этом роде»

«… Какую чушь ты городишь!» Гарри готов был рассмеяться и еле себя сдерживал.

«… Можно подумать, ты об этом не размышлял. — Мысль была немного ехидной. — И это вовсе не чушь. Ты владеешь холодным оружием, сам того не подозревая. Подумай, где можно позаниматься, чтобы нас не видели»

«… Но…»

«… Никаких «но»! Раз я сказала, так оно и будет» Ида была неумолима.

«… Место есть» в мысли читалась горечь.

«… Какое?» Девушка не обращала на это никакого внимания.

«… Выручай-комната на восьмом этаже. Она появляется только тогда, когда в ней действительно нуждаешься. Мы проводили там занятия ОД»

«… Занятия по чему?» не поняла блондинка.

«… Отряд Дамблдора. Это долгая история. Расскажу как-нибудь в другой раз»

«… Хорошо. Тогда с завтрашнего дня начнём занятия» весело говорила она.

« Ты издеваешься?! — Возмутился юноша. — У меня ещё квиддич, да ещё ребята начнут доставать на счёт Отряда… Вон, уже идёт один».

К ним подходил Эрни Макмиллан. За его спиной стояло несколько учеников из пуффендуя, вместе с ним занимавшихся на занятиях.

— Привет всем. — Радостно сообщил он.

— Привет. — Ответил Гарри. Остальные молчали.

— Я хотел узнать…

— Думаю, что нет. — Прервал его Гарри, прочитав у того в голове, что он хотел сказать. — Нынче, скорее всего, будет открыт Дуэльный клуб или что-то в этом роде. Так что…

— Но там явно будет тоже самое, что мы уже проходили! — Не унимался Макмиллан.

— Не думаю. — Вступила в разговор Гермиона. — Все эти заклинания знает любой ребёнок. Ими пичкали «Ежедневный пророк», да и в день не по разу. Так что явно будет что-нибудь новенькое.

— Похожее на то, что Гарри сделал с этой женщиной? — Все посмотрели на Макмиллана уничтожающими взглядами. Все, кроме Гарри. Он смотрел в тарелку.

— У меня есть мысль. — Рон посмотрел на Эрни со звериной ненавистью. — Не пошёл бы ты отсюда подобру-поздорову.

— Нет. — Неожиданно для всех и совершенно спокойно и даже хладнокровно ответил Гарри и поднял глаза на мальчика с короткими светлыми волосами. — Нет. Вас будут обучать другому. Это высшая магия и она не доступна для простых волшебников.

Друзья смотрели на Гарри удивлёнными взглядами. Даже Рон и Гермиона. Одна Ида смотрела в тарелку и пыталась выругаться на Гарри, за то, что он проболтался.

«… Ты самый тупой и безмозглый кальмар! Да чтоб тебя…»

«…Прервись на минутку. Потом закончишь свои прекрасные мысли» и Гарри поставил блоки, чтобы та не смогла больше ничего передать.

Он встал прямо напротив Эрни. Они были одного роста. Гарри смотрел Макмиллану прямо в глаза.

— Извини, но боюсь твой умишка не дотянет до Высшей Чёрной магии.

И он ушёл к себе к комнату. Остальные провожали его удивленным взглядом. Наконец, Ида не выдержала и поставила стакан с недопитым тыквенным соком на стол, затем быстрым шагом отправилась вслед за Гарри.

— Идиот. — Сказал Рон Макмиллану и тоже ушёл.

Глава 10. Молфою досталось

Гарри лежал на кровати у себя в комнате с открытыми глазами и подперев голову руками. Он старался ни о чём не думать, но мысли лезли сами. Ну, почему всё время я? Зачем всё это? Что будет дальше? Что будет после того, как Волдеморт потерял свою верную слугу? И было это сном или происходило на самом деле? И как теперь выкручиваться из всего этого?

Была уйма вопросов, но ответов не было.

Наконец он услышал, как к двери подходит Ида. Он чувствовал её ещё сильнее после приключения на платформе.

— Можно? — Послышался мелодичный голос. — Я знаю, что ты не спишь, так что не отвертишься.

— Входи. — Дверь открылась и на пороге появилась обладательница голоса.

— Что, действительно так хреново? — Спросила девушка, садясь рядом с ним на кровати.

— Как? — Спросил юноша. Он впервые слышал это выражение.

— Хреново. Услышала от одного магла. Это когда у тебя раскалывается голова после вчерашней вечеринки и надо чем-нибудь запить.

— Ну, почти так. — Ответил Гарри, чествуя себя развалиной. — Надоело.

— И у меня такое бывает. — Хотела вывести его из депрессии Ида.

— Нет, такого не бывает. Хочется просто взять и исчезнуть, чтоб все раз и навсегда про тебя забыли и никогда не вспоминали. — Гарри лежал в той же позе и смотрел куда-то перед собой. Ему ужасно всё это надоело, и он просто хотел полежать и отдохнуть.

— Не кисни. Нам надо придумать, что мы скажем Рону с Гермионой. Откуда ты знаешь Высшую Чёрную магию и т.д. и т. п.

— Придумывай сама.

— Эээ, нет. Так дело не пойдёт. — Она вытащила его руки из-под головы и потянула на себя. Теперь он сидел на кровати и смотрел на девушку. — Тебе не открутиться. Я не собираюсь сочинять всё в одиночку.

— А зачем сочинять? — Пробормотал юноша. — Давай расскажем всё как есть.

— Но ведь Дамблдор велел ничего никому не говорить. — Эрида была удивлена таким выводом.

— Они наши друзья, а Дамблдор сам не знает, что с нами делать. — Высказался Гарри.

Волшебница немного развернулась на кровати. Теперь она сидела перпендикулярно спинкам и смотрела перед собой.

— Возможно, ты прав. Может, они помогут разобраться во всём?

Три часа спустя они вчетвером сидели на кроватях и бурно обсуждали то, что поведали Ида и Гарри. Ребята рассказали все, что было, и всё что они додумали сами, включая занятия в тайнике Блеков по утрам и исключая зелёный коридор. Ида и Гарри решили не говорить об этом. К тому же это не столь важно. Подумаешь, постояли где-то между мирами Жизни и Смерти. Кому это интересно?

— Вот теперь стало более или менее понятно, что с вами произошло. Но всё равно остаётся много вопросов. — Говорила Гермиона, залезая на кровать вместе с ногами.

— Значит, давайте попробуем восстановить всю картину происходящего на платформе. — Говорила Ида, немного жестикулируя.

— Значит так. Сначала я почувствовал, что Пожиратели рядом. — Начал Гарри

— Нет. Сначала я выкинула Волдеморта на несколько километров назад. — Перебила его Эрида. — А потом уже у тебя заболел шрам.

— Затем Тень решила забрать вас подальше, и вы ушли. — Говорила Гермиона с каким-то восторгом, сама с трудом веря в свои слова. Для неё всё это было в новинку. Да и не только для неё.

— Затем Тень вернула меня обратно. — Рон молча смотрел то на одного то на вторую, то на третью. — После… драки я упал в обморок. — Гарри тоже переводил взгляд то на одну девушку, то на другую.

— И выходит, снова исчез. — Добавила Ида.

— А, может, нас с тобой кто-нибудь просто закинул в ближайший вагон, чтобы под ногами не мешались?— Предположил Гарри.

— Что значит «нас» — Вступил в разговор Уизли. — Иды же вроде не было на платформе? Или была?

— Была. Только меня никто не видел в этой потасовке. И даже умудрилась попасться под Аваду.

— В смысле? — Округлив глаза, спросила Гермиона.

— В смысле, в меня попало заклинание Авада Кедавра. Именно поэтому мы проспали с Гарри почти две недели.

Друзья сидели как громом поражённые.

— Вернёмся обратно. Как вы попали в поезд? Твой вариант вполне логичен, Гарри. — Согласилась Гермиона. — Надо просто спросить очевидцев или Членов Ордена.

— Остаётся только вопрос, который задал сам Дамблдор. — Вновь заговорил Рон. Он всё ещё с трудом верил в происходящее. — Почему Тень Алхиноя не поменяла Хранителей?

Сколько не думали ребята, но так и не пришли к логическому ответу. Наконец, все вымотались и разошлись по комнатам, сонные и варёные. Точнее ушли только девушки, а парни остались.

— Почему вы не рассказали нам об этом раньше. — С укоризной спросил Рон.

— Дамблдор запретил. — Коротко ответил Гарри.

На этом разговор был окончен.

Наутро все спустились к завтраку. И только сегодня Гарри заметил, что за преподавательским столом сидит Тонкс.

— Мисс Тонкс ведёт у нас Защиту. — Ответила Гермиона, которая обратила внимание, что Гарри наблюдает за столом преподавателей. Гарри удивлённо посмотрел на девушку.

— Как? Она же вечно всё роняет. — Выговорил юноша.

— Кто тебе это сказал? — Спросила Ида, подходящая к столу и занимающая место справа от него. Слева сидел Рон, а напротив Гермиона.

— Она сама. Ещё в прошлом году. — Гарри уже вовсю уплетал картошку с отбивными.

— То было в прошлом году. Я сняла с неё страх. Ведь дело было именно в этом. — Девушка говорила медленно, отрывками, после того, как всё пережуёт. — Она всё время боялась…, что она сделает что-то не так… ей не хватало немного уверенности в себе и внимательности. Я добавила это ей с помощью сил Тени, и теперь она самый счастливый человек в своём роде.

— А Дамблдор сам позвал её или это она предложила себя на роль преподавателя. — Спросил Гарри у ребят, но они пожали плечами. На вопрос юноши снова ответила Ида:

— Это была моя идея. И Дамблдор согласился хоть и не сразу.

-Что, Поттер. — Раздался знакомый и всеми ненавистный голос. Молфой как всегда, растягивал слова. — Тебя уже выпустили из Святого Мунго. — Говорил он, немного развязно. Позади него, как всегда, стояли гориллаподобные Креб и Гойл.

— Нет. Не выпустили. На моём месте приведение сидит. — Ответил Гарри, даже не поворачиваясь к своему врагу.

— Надо было подержать тебя там подольше. — Сказал Молфой, а его свита заржала неестественным голосом.

— Смотри, как бы тебя самого туда не отправили. — Грубо ответила Ида.

— Что, Поттер, обзавёлся телохранителем? — Усмехнулся слизеринец с пепельно-белыми, выросшими за лето, волосами. Теперь у него было каре или что-то в этом роде.

— Это ты у нас вечно ходишь с телохранителями. — Гарри не удостоил Молфоя даже взглядом. — Мне в отличие от тебя он не нужен.

— Проваливай. — Сказала Ида вставая. Вместе с ней встали Рон, Гермиона и Симус Финниган, который тоже слушал разговор и решил, что в случае чего может понадобиться его помощь.

— Поттер, ты настоящий герой. — Хихикал Молфой. — Прятаться за спинами своей прислуги. Это настоящее рыцарство.

Гарри не выдержал и встал. В его глазах читалась такая ненависть и злоба, что Молфой отошёл от него на шаг. Сейчас ему было на все плевать, лишь бы этого урода здесь не было.

— Забери свои слава назад, пока ещё жив.

Гермиона и Ида схватили юношу за руки, но Гарри это не мешало. Малфой только начал смеяться.

— Ой, я не могу. — Слизеринец согнулся пополам. — Держите меня. Поттер сейчас мне сделает боба.

И он замолчал, выпрямившись и смотря прямо в глаза своему злейшему врагу. Его собственные глаза вмиг наполнились ужасом. Сейчас что-то будет. Гарри стоял абсолютно спокойно и смотрел на Молфоя не отрываясь. Внезапно Малфой упал на пол и задрыгал ногами, дико вереща от боли. Его скрючило, как гусеницу, которую насадили на веточку. Ида немедленно отпустила Гарри и встала между ним и корчащимся на полу и орущим Молфоем.

Слизеринец перестал орать и дрыгать ногами. Он просто лежал тяжело дыша. Тут же подбежали профессор Макгонагалл и профессор Снейп.

— Что здесь происходит? — Тревожно спросила профессор Макгонагалл.

— Ничего. — Ответил Гарри и уселся доедать свой завтрак.

— Драко, что с вами? — Обеспокоено спросил Снейп.

Но Драко был абсолютно не в состоянии что-либо ответить.

— Его надо немедленно доставить в больничный отсек. — Снейп наколдовал носилки, и они унесли Молфоя в больничное крыло.

— Ты с ума сошёл! — Воскликнула Эрида, садясь обратно за стол. — Тебе, что жить надоело? За непростительные заклинания и в Азкабан засунуть могут! — Шёпотом говорила она, чтобы кроме их троих никто больше не услышал.

— Что?!! — В один голос воскликнули Рон и Гермиона так, что остальные подскочили на месте.

— Он использовал Круцио. Вот что. — Спокойно ответила девушка. Рон и Гермиона одновременно перевели взгляд на Гарри. Они потеряли дар речи и просто сидели с открытыми ртами. — Я же говорила, что мы можем мысленно накладывать заклинания. Для этого палочка не нужна. — Отвлеклась она на объяснения. — Если Молфой понял, какое заклинание ты использовал, тебе светит большое наказание.

— А мне плевать. — Холодно ответил парень. — Он мне 5 лет нервы портил. Хоть сейчас заткнётся.

— Ему плевать. — Ехидно сказала Эрида. — Зато мне не плевать. Ещё не хватало, чтобы ты вылетел отсюда как пробка.

— У нас сейчас зельеварение. Он нас точно в покое не оставит. — Сказал Рон, обретший дар речи раньше Гермионы. И как в воду глядел.

На уроке была проверочная работа. Им надо было готовить Усыпляющее зелье. Снейп, как всегда, по своему кабинету, словно летучая мышь и отпускал колючие замечания грифендорцам. Проходя мимо Гарри, он всё время пытался прочитать его мысли, но, благодаря урокам Эриды, у юноши стояли очень сильные блоки, что даже Дамблдор сломал бы их с трудом. Он усмехался и проходил мимо. Судя по всему, маг делал всё правильно. Когда прозвенел звонок, Снейп сказал:

— Все, кроме Поттера, свободны.

Все направились к выходу. Гарри же в противоположную сторону, к преподавательскому столу. Однако Ида тоже осталась.

— Я просил Поттера остаться одного. Или вы друг без друга даже в туалет не ходите?

Девушка пропустила его замечание мимо ушей.

— Простите профессор, но ведь это я виновница того, что случилось с учеником вашего факультета. — Немного неуверенно начала Ида.

— Это интересно. — Профессор откинулся на спинку стула и впился глазами в блондинку в чёрной мантии. — Как вам не стыдно, Поттер. — Снейп явно пытался вывести юношу из себя. Гарри прикусил губу. — Девушка пытается спасти вашу шкуру, а вы даже не испытываете укола совести. Весь в отца.

— Какую чушь вы несёте, профессор! — Возмутилась Эрида.

— Простите? — Снейп был удивлён таким обращением.

— Вы ведь прекрасно знаете, почему он так сделал. И его отец тут совершенно не при чём!

— Минус пятьдесят баллов с гриффиндора. — Оскалил Снейп жёлтые зубы. Ребята глубоко вздохнули. За эти два урока он успел отнять у гриффиндора восемьдесят пять баллов вместе с только что снятыми. — А теперь можете продолжать мисс Тонкс.

— Он просто себя не контролировал. Поскольку я тоже была рассержена, я не смогла остановить поток энергии. — Она объясняла тихо, не смотря на профессора зельеварения, но всё равно было слышно каждое слово.

— Ну допустим, я вам поверю. Почему вы, Поттер использовали заклятие Круциатус? — Гарри резко поднял голову и наткнулся на взгляд профессора.

— Откуда вы знаете? — Спросил маг сухим голосом, снова опустив голову.

-Неужели, вы, Поттер, думали, что я не знаю, как выглядит заклинание Круциатус в действии. Если вы с ним так часто встречались, могли бы запомнить его симптомы. Это не очень трудно сделать.

В принципе на этом разговор был закончен. Снейп назначил наказания продолжительностью до месяца обоим, и сказал, что пойдёт к Дамблдору. Также он добавил, что заниматься с Гарри окклюменцией не намерен, так как тот неплохо позанимался летом и этого вполне достаточно.

Глава 11. На стадионе

Ну а в остальном, день прошёл довольно удачно. На чарах заканчивали повторять пройденное в прошлом году. Со следующего урока начнут проходить новый материал. А на защите была практика. Да. Тонкс действительно знала свой предмет не хуже Люпина. И сразу начала с прохождения заклинания Патронуса. Многие ребята могли вызвать телесного патронуса, и профессор была этому крайне удивлена. Но ребята ей так и не сказали, где они этому научились. И Гарри был благодарен им за это.

Ребята спускались к Большому залу. Перед ними шла небольшая группа слизеринцев, возглавляемая Пенси Паркинсон.

— Он даже слова сказать не может. Бедняжка. — Говорила она. Было ощущение, что она готова разрыдаться. — Я Поттера в порошок сотру.

— Так в чём же дело? — Паркинсон резко развернулась на каблуках. Гарри смотрел на массивного вида слизеринку.

— Что ты сказал? — Она оскалила ровные, белые зубы.

— Так в чём же дело? — Снова задал вопрос юноша. Остальные переглядывались между собой и с опаской смотрели на мальчика в круглых очках. В последнее время Гарри стал слишком раздражительным и мог нарваться на любую неприятность. — Вот он я. Что же ты стоишь? Действуй.

— Руки марать не охота. — Сказала она с отвращением и, снова развернувшись на каблуках, горделиво пошла в зал.

— Руки ей, видите ли, марать не охота. — Сказал Рон, провожая её презрительным взглядом. — А в подворотне нападать, это для неё не «руки марать». — С ненавистью выговорил он.

Четвёрка вошла в зал и направилась к своему столу. Многие из присутствующих провожали их взглядами. Кто-то задумчивыми, кто-то весёлыми, а кто-то и гневными.

Проходя мимо слизеринцев, Гарри услышал, как один другому говорил:

— Как ему удалось отмазать от исключения, ума не приложу.

— Видать, Снейп ещё не успел рассказать всё Дамблдору. — Ответил другой.

Усевшись за стол, они тут же принялись за обед. В конце трапезы с кресла поднялся Дамблдор, и все сразу затихли.

— Не буду вас долго задерживать, — начал глава Хогвартса, — а только скажу, что со следующей недели будет открыт Дуэльный клуб для всех желающий, начиная с третьего курса. — Многие младшекурсники насупили носы и запротестовали. Но их заглушили радостные возгласы старшекурсников. — А также я бы хотел напомнить, что кончается вторая неделя учебного года, а это значит, что со следующей пойдут отборочные туры по квиддичу. Надеюсь, наши капитаны — он перевел взгляд на Гарри, — уже приметили кандидатур и не ошибутся с поставленным выбором. Всем спасибо.

Дамблдор сел на место, а Гарри задумался. Что ему делать? Кого выбирать?

«… Ты уж слишком убиваешься по этому поводу» пришла мысль.

«… Уж лучше думать о квиддиче, чем о том, что Снейп наплёл Дамблдору» поникнул духом Гарри.

«… Перестанешь ты, наконец, киснуть? Всё пройдёт гораздо приятнее, чем ты думаешь»

«… Откуда ты в этом так уверенна?» юноша поднял на Иду голову.

«… Не думаю, что сегодня кому-то из Ордена выгодно, чтобы ты отсюда ушёл. И претензий будет больше мне. — Она смотрела на него безнадёжным взглядом. -Ведь это я позволила тебе на него напасть»

«… Кстати, почему?»

«… Подумала, раз ты его так ненавидишь, значит он достоин твоего внимания» в её глазах читался смех.

В понедельник всё прошло хорошо. Похоже, Снейп поговорил с директором, и он (разговор) прошёл для него не в лучшем русле. Он ходил злой до чёртиков и снимал баллы со всех, кто попадётся ему на пути. Досталось даже Милисенте Булстоуг, а она ученица его собственного факультета!

Ближе к четырём к стадиону стали подходить ученики, которые хотели попробовать себя в качестве игроков. Погода была пасмурная, и моросил мелкий сентябрьский дождик, но ребята не обращали на это внимания. Всем на удивление, на поле пришла и Гермиона. Гарри пригласил её ещё в субботу вечером. Она долго сопротивлялась, но, наконец, с помощью Иды, Гарри удалось её уговорить. Пришло много желающих, но, пройдя свой черёд, ребята оставались на поле. Оказывается, всем хотелось посмотреть, как будет играть в квиддич всезнайка. Многие смотрели на неё с удивлением и насмешкой, но она игнорировала эти взгляды и просто стояла, гордо задрав носик. Колин Криви был ужасен. Он умудрился выронить квоффл никуда не врезавшись, и чуть не свалился с метлы, налетев на одно из колец. Разумеется, в команду попали Джинни и Эрида. К ним присоединился Симус Финниган. Не зная почему, но Гарри доверял старой компании. В команду не попало не одного младшекурсника. Наконец пришло время проверять Гермиону на роль загонщика. Она неуверенно оседлала метлу и взлетела. Вместе с ней поднялись в воздух Джинни, Ида, Симус, Рон, Гарри и Дин Томас, который стал загонщиком. Игра началась, как обычно. Гарри уже увидел снитч, но ему было не до блестящего мячика: он пристально следил за Гермионой. Дин направил бладжер в её сторону и немного промахнулся. Бладжер полетел не в Гермиону, а пролетавшего мимо Симуса. Но, девушку, похоже, это нисколько не смутило. Она удачно вошла в отвесное пике (у сидящих на трибунах поотпадали челюсти) и четким ударом отправила бладжер в сторону Дина. Дину пришлось перекувыркнуться в воздухе, чтобы избежать столкновения. Он полетел за мечом и, догнав, отправил обратно девушке. Гермиону отвлёк крик Джинни (та чуть не сорвалась с метлы, принимая мяч от Симуса) и она оторвала взгляд от бладжера. Он зацепил ей правую руку, в которой была бита. Бладжер развернулся и вновь полетел на гриффиндорку. Она перехватила биту в другую руку и понеслась прочь от бладжера. Некоторые неуверенно засмеялись, но потом резко оборвали смех, уставившись на Гермиону круглыми от удивления глазами. Тем временем она летела от бешеного чёрного с синеватым оттенком мяча. Затем резко развернула метлу. Бладжер летел навстречу, но он немного уступал Гермионе в маневренности, поэтому был далеко. Девушке пришлось сильно наклониться вбок, чтобы достать до него. Она висела на метле чуть ли ни вниз головой, крепко вцепившись в древко рукой и ногами. И пока мяч её догонял, она уже мчалась ему навстречу. Сильный замах и мяч снова летит в другом направлении. Гермиона сделала кувырок в воздухе и выровняла свою метлу. Выпрямившись, гриффиндорка перевела дух. С трибун послышались аплодисменты. Гарри решил, что на сегодня хватит, и дунул в свисток.

Тренировка была окончена. Все отправлялись в комнату факультета. Многие, уходя, награждали Гермиону восхищёнными взглядами.

— Жаль, здесь нет Фреда с Джоджем. У них бы точно челюсти отвалились. Даже они такого не смогут. — Восхищённо говорил рыжеволосый парень. Из его уст это была высшая похвала. Гермиона даже зарделась.

— А ты больше боялась. — Говорила Ида, хлопнув её по плечу. Команда шла в раздевалку переодеваться. Гермиона шагала молча, счастливо улыбалась.

Глава 12. Опять Невилл страдает

Весть о том, что Гермиона стала загонщиком Гриффиндора, разлетелась быстрее ветра. Разумеется, это вызвало много насмешек со стороны Слизерина и уйму удивления со стороны других факультетов. Слизеринцы отпускали ей едкие замечания вроде « мы будем на поле, Грейнджер, и поймаем, когда метла тебя сбросит», на что она гордо отвечала «боюсь, ты не сможешь мне помочь» со вздохом говорила Гермиона «ты не можешь увидеть, что творится у тебя под носом, не говоря уже о том, что будет происходить на высоте пятидесяти футов». После такого у гриффиндорцев появлялась гордость за свой факультет.

Так началась жизнь в Хогвартсе. От Волдеморта ничего не было слышно и это радовало. Хотя Члены Ордена Феникса были настороже. Совершенно ясно, что Тёмный Лорд что-то затевает. И только Дамблдор мог догадываться что именно. Остальные же начали просто наслаждаться жизнью. По крайней мере, не вздрагивали при каждом шорохе и не кричали дикими воплями при виде человека в чёрном плаще. В холлах школы то тут, то там раздавались взрывы весёлого хохота, и Филч снова разорялся, потому что в коридорах появились бомбы-ванючки и сметающие всё на своём пути бумеранги.

По ночам Гарри и Ида занимались в Выручай-Комнате. Они ушли уже очень далеко. Даже дальше, чем Дамблдор мог только представить. Гарри мог отразить любое заклятие, только подумав об этом. Ида могла исцелить даже умершего, если захочет. Вместе они могли разрушить Министерство Магии и убить весь мир, сказав только одно слово. Также они тренировались управлять животными и растениями. Учились, вернее уже умели, превращаться в тех животных, с которыми схожи по чувствам. Могли изо льда сделать сноп искр и наоборот. Гарри отставал только в способности исцелять, а Ида — уничтожать и крушить. Но это им вовсе не мешало. Ребята учились владеть холодным оружием и всем, что хоть как-то могло помочь в битве с Темными силами.


* * *

Был конец октября. Приближался первый матч по квиддичу. Разговоры заходили только о том, кто капитаны, какие составы команд и кто будет чемпионом на этот раз. Но, тем не менее, уроков задавали столько, что гриффиндорцы были готовы взорваться. Нынче не было многих предметов, но всё было настолько сложным, что у ребят не хватало духу просто отложить домашнее задание на другой день. Помимо этого тренировки по квиддичу, занятия в Дуэльном клубе (хотя Гарри там делать было нечего), тренировки в Выручай-Комнате. С катушек съехать можно!

Шла двадцать первая минута урока зельеварения. Гарри, Ида и Рон работали за соседними котлами. У Гарри и Эриды растворы был одного цвета (ядовито оранжевого) и от них валил густой пар. У Рона раствор был немного коричневого оттенка, но от него тоже валил густой пар. Класс готовил зелье, выжигающее яд изнутри организма. Снейп ходил по классу и, как всегда, отпускал едкие замечания в сторону учеников.

Вдруг раздался дикий вопль. Все повернулись в сторону Невилла. Рука мальчика была испепелена полностью. Не было даже одежды. Просто контур пепельного цвета и больше ничего. Содержимое котла было разлито вокруг очередного продырявленного котла, валяющегося на полу без дна. Все отпрянули подальше от Долгопупса, у которого из глаз ручьём катились слёзы.

— Минус пятьдесят баллов Гриффиндору!!! — Снейп соскочил со своего стула за преподавательским столом. — Что вы туда добавили, Долгопупс?! — Профессор был красный как рак. Таким разъярённым его не видел даже Гарри, в прошлом году залезший в его мысли. По сравнению с этой злостью, та была лёгким укором. Невилл весь сжался и превратился в маленький пухлый мокрый комочек. Его рука была вытянута вперед, вернее пепел, из которого она состояла. Он оторопело смотрел на неё, давясь собственными слезами.

— Я повторяю, что вы туда добавили?! — Снейп трещал от гнева, но произнёс слова членораздельно.

— Невилл перелил порошок гнилой кратжурки (растение, при защите выпускающее выжигающую слизь).

Снейп медленно перевёл глаза на Иду и впился в неё пронзительным взглядом. Девушка твердо ответила на него, не отводя глаз.

— По-моему, мисс, я вас не спрашивал.

— Не спрашивали, но, боюсь, Невилл не в состоянии говорить, а уж соображать тем более.

Снейп решил атаковать девушку. Судя по всему, она это поняла и, неизвестно почему, решила встать.

— Как это он пересыпал парашка, если я точно распределил дозы по пакетикам? — Оскалился преподаватель зелий.

— Очевидно, он взял несколько пакетиков. — Ида указала на пол. Снейп опустил глаза и увидел среди бесцветной густой массы три маленьких полиэтиленовых пакетика из-под порошка, на которые указала Ида. Он позеленел от злости.

— За ваше неумение считать до одного, Долгопупс, я снимаю с факультета ещё пятьдесят баллов. — Сквозь зубы проговорил профессор. Гриффиндорцы застонали. Но даже у слизеринцев не хватило духу над ними подшутить.

— Я освобождаю вас от уроков зельеварения. — Профессор развернулся на каблуках (его чёрная мантия взметнулась ввысь, тем самым предавая своему обладателю вид летучей мыши). — Не понимаю, почему директор настоял на вашем присутствии на моих уроках. («Ах, вот почему Невилл здесь!» подумал Гарри, «ведь сдал экзамен на удовлетворительно!»)

— Извините профессор, но Невиллу нужна помощь. — Поднялась с места какая-то тёмно-русая когтевранка со среднего ряда.

— Боюсь, мадам Помфри не поможет. — Со вздохом сказала Ида. — То, что испепелило руку, начинает сжигать его. Посмотрите сами.

Все перевели взгляд на пухленький сжавшийся мячик по имени Невилл.

Контур переместился на плечо и медленно полз по ключице и шее, оставляя за собой только пепел. Невилл перестал реветь и заворожено смотрел, как зелье его уничтожает. Никто не мог сказать ни слова. Похоже, что даже Снейп с трудом понимал, что происходит с учеником. Такое он видел впервые.

Ида подошла ближе, протянула руку и… прикоснулась к серо-пепельному контуру. Пепел пополз и по её ладони.

— Что она делает?!

— Она с ума сошла!

— Она сожжёт и себя!

Раздавались шепотки. Гарри смотрел не на ладонь Иды, а на шею Невилла. Контур стал постепенно растворяться в неизвестности, и в воздухе стали обрисовываться черты пухлой руки.

— Смотрите, смотрите! Невилл!

Все перевели взгляд туда, куда уже смотрел Поттер и улыбался.

Тем временем Гарри и Рон перевели глаза на руку Иды. Пепел не распространялся, а скапливался вокруг ладони, шурша и прилипая.

Когда рука Невилла была полностью восстановлена, девушка отпустила запястье мальчика и подняла свою руку на уровень глаз и внимательно осмотрела прилипший пепел вместо ладони. Затем набрала в грудь воздуха и сильно дунула. Пепел слетел с руки и плавно полетел вниз. А Ида улыбнулась, опустила руку, подняла взгляд на профессора и сказала:

— Теперь с Невиллом всё в порядке. Я могу сесть на место? — Профессор медленно кивнул, и девушка отправилась к своему котлу доваривать своё зелье (все не спускали с волшебницы круглых глаз). Неожиданно котёл Невилла подпрыгнул, покатился по направлению к своему дну и, прилипнув к нему, отправился на огонь. А разлитое зелье исчезло.

Прозвенел звонок на перемену. Все начали наливать зелье в колбы и подносить к преподавательскому столу. Ида, Гарри и Рон тоже встали. Неожиданно волшебница покачнулась и начала падать. Гарри вовремя спохватился и поймал её за талию. Девочка была без сознания.

— Что с ней? — спросил кто-то.

— Решила вздремнуть. — Съехидничал Гарри. — Откуда мне знать, что с ней?!

Он медленно опустил её на пол и легонько шлёпнул по щеке, к которой постепенно начал возвращаться румянец, потерянный во время обморока. Девушка медленно открыла глаза. Первое, что она увидела, это облегчённый взгляд Гарри. Волшебник улыбнулся.

— С возвращением — сказал Рон, сидевший рядом гуськом.

«… Что случилось?» Спросил Гарри мысленно. Девушка приподнялась на локтях. Затем села.

«… Не рассчитала силы. Это превращение забирает много энергии и тепла» вяло ответила она.

Гарри помог ей подняться.

— Если вы окончили это представление, прошу покинуть мой кабинет. — Произнёс Снейп, не глядя в их сторону и что-то писав на пергаменте. Гарри хотел, было возразить, но Ида положила свою руку ему на плечо.

«… Он и так отнял у нас 135 баллов. Мы так кубок домов пропустим».

И поставив колбы на профессорский стол, ребята удалились восвояси.

— Х-р-р-р-р… Противный слизняк! Ну почему Волдеморт его не шлёпнул?! — Гарри уставился на Рона, как на ненормального. Тот впервые произнёс имя Тёмного лорда и, похоже, даже не заметил этого. — Ты чего так на меня уставился? — Спросил Уизли у юноши со шрамом на лбу и ярко-зелёными, как никогда живыми глазами.

— Ты только что произнёс имя Тёмного лорда. — Улыбаясь, произнёс Гарри с ударением на слово «имя». Рон выкатил на него глаза, затем побледнел и опустил голову. Выглядел он крайне смущённо и даже испуганно.

— Быть не может. Тебе показалось. — На выдохе произнёс парень с рыжими волосами и усыпанным веснушками лицом.

— Ну-ну. — С фальшивым утверждением произнес Гарри.

Глава 13. Гриффиндор против Слизерина

Наконец-то настал день матча по квиддичу. Команда по обыкновению собралась в раздевалке послушать, что же скажет капитан. Однако, похоже, Гарри не торопился что-либо говорить. Он почему-то очень волновался. Сам не знал, почему так нервничает.

— Я не Вуд и не Анжелина. — Со вздохом начал маг. — Я не предназначен для красноречивых речей. — Ребята засмеялись. — Капитаном я себя не чувствую. Мы все команда. — Гарри снова вздохнул. — Играйте так, как вы играли на тренировках. И самое главное, постарайтесь не волноваться.

— Тебе легко говорить. Ты на метле не первый раз. — Надулся Дин.

— Но ведь он был и у меня. — Возразил Гарри. — В смысле первый раз.

— И как? — У Симуса загорелись глаза.

— Волнение прошло, когда я оседлал метлу. Надеюсь, что оно пройдёт и у вас, когда вы оторвётесь от земли. Желаю удачи. Мы справимся. Нам не впервой. Всё. Выходим.

Стояла пасмурная погода, но дождя не было. Небо было затянуто серыми тучами. Дул лёгкий прохладный ветерок. Трибуны как всегда были наполнены учениками и преподавателями. Все приветствовали выходивших на поле игроков.

— Приветствую всех на первом матче по квиддичу. Сегодня, как и всегда, первыми играют Гриффиндор против Слизерина. — Трибуны взревели аплодисментами, криками и улюлюканьем. Комментировал матч Колин Криви, не пройдя в команду, он решил попробовать себя в роли комментатора. — Команды выходят на поле. Гриффиндорскую команду (слизеринцы сразу же начали улюлюкать, но их перебил шквал аплодисментов и криков со стороны других факультетов), победителя Кубка по квиддичу уже три года, ведёт капитан Гарри Поттер, самый знаменитый человек волшебного мира. Команду Слизерина выводит Молфой, ставший капитаном, как и Гарри, в этом году. Надеюсь, нас ждёт потрясающая игра, ведь составы команд почти полностью поменялись.

Итак, капитаны пожимают друг другу руки…

— Я тебя в порошок сотру. — Сквозь зубы сказал Молфой так, чтоб его услышал только Гарри. Однако слышал его не только он.

— Порошок может нанести непоправимый ущерб. — На Молфоя смотрели хладнокровные глаза морского цвета. От Иды исходил такой холод, что даже Гарри стало не по себе.

— И вот команды взлетают. Мадам Трюк выпускает мячи ииииииииии, игра началась!!! — Заговорил вновь Колин, не успевая перевести дух. — Квоффл у Джинни Уизли, пас на Тонкс. Она уходит от бладжера, посланного Кребом. Ида вне зоны нападения. ДА! Тонкс открывает счет! Десять — ноль в пользу Гриффиндора!

Трибуны взревели громом аплодисментов. Ида сделала круг почёта и возобновила охоту на квоффл. Тем временем бурый мячик находился в руках слизеринского игрока Беддока Малькольна, бывшего на третьем курсе и новичка в команде.

— Малькольн передаёт мяч назад, на Грехема, тот на Нотта. О-о-о! Как не повезло. Грейнджер выбивает Нотта! Мяч у Финнигана, пас на…

Так прошло десять минут, на протяжении которых Гриффиндор забил ещё дважды. Гарри летал высоко над полем и высматривал золотой мячик, но его нигде не было видно. Молфой держался от Гарри на приличном расстоянии, но не выпускал его из виду.

— Вот это игра! Такого давно не было! — Ревел Криви-старший. — Гермиона точным ударом отправляет бладжер в сторону слизеринских загонщиков!

Чёрный с синим отливом мяч стремглав пролетел мимо Иды и угадил Нотту прямо в голову. Сознание покинуло слизеринца и он, потеряв равновесие, медленно начал падать. Увидев то, что наделала, Гермиона резко направила метлу книзу. Игра остановилась сама собой. Все смотрели на Гермиону, несущуюся к земле. Чем ближе она была, тем ниже опускались челюсти у зрителей. Когда до земли осталось не больше метра, Гермиона юркнула под Нотта, и тот рухнул ей на руки. Она резко вошла в пике и, взлетев на безопасное расстояние начала снижаться снова, но уже на более низкой скорости.

Просвистел свисток. Команды опустились на землю. Гермиона явно нервничала. Нотта она положила на землю и ждала, когда подоспеет хоть кто-нибудь. Первой подоспела команда, затем мадам Помфри и преподаватели.

Пока целительница возилась возле Нотта, команда Гриффиндора отошла подальше.

— Зачем надо было его спасать?! — Разорялся Рон. — Свернул бы себе шею, одной сволочью на свете стало бы меньше!

Гермиона бросила на него уничтожающий взгляд, но промолчала, монотонно залившись краской.

— Идём. Кажется, его привели в порядок. — Прервал неприятную паузу Гарри, увидев, что слизеринец встает.

Команда отправилась к Нотту, вокруг которого скопилась скудная кучка народу.

— С вами всё в порядке. Можете играть. — Со вздохом сказала мадам Помфри. — Но советую вам после матча подняться ко мне для полного обследования.

И она ушла, бормоча себе под нос что-то о вредности небезопасного спорта.

Через пять минут команды снова поднялись в воздух. Все слизеринцы смотрели на Гермиону с каким-то испугом, а она старалась избегать их взглядов. Её команда, наоборот, на неё не смотрела, отчего ей становилось ещё более неуютно.

— Итак, игра снова возобновляется. — Комментировал Колин, но тоже как-то странно. — Квоффл в руках Малькольна, пас на Грехома, Грехом несётся к гриффиндорским воротам, уходит от бладжера Финнигана, пробивает оборону. Тридцать— десять в пользу Гриффиндора!

Гарри порхал над стадионом и разглядывал поле в поисках золотого мячика.

«… Снитч возле среднего кольца Слизерина. Если не хочешь, чтобы Гермиона упала в обморок, поторопись!» пришла мысль от Иды. Гарри направил свою метлу к кольцам Слизерина. Молфой решил, что тот просто летает и решил немного подождать. Не успел Гарри пролететь и трёх метров, как сам увидел золотой мячик, порхающий над землёй. Через тридцать секунд всё было кончено. Команда Гриффиндора пролетала круг почёта, и Гарри вместе с ней, крепко сжимая в руке бьющийся и трепещущий мячик.

Неожиданно пейзаж перед ним изменился. Он упал, так как метла исчезла из-под него. Впрочем, как и мячик из рук. Благо, расстояние было небольшим, так что он только слегка отбил себе ноги. Рядом с ним плюхнулась Ида.

Глава 14. Очередное путешествие в другой мир

Всё кругом было заволочено серым туманом. Отчётливо они видели только друг друга.

— И что это, по-твоему, значит? — Спросила Ида, вставая на ноги и отряхиваясь.

— У меня только одно предположение. — Ответил Гарри, разглядывая темноту впереди. Он успел подняться ещё до её появления. — Волдеморт опять ближе, чем километр, так как мы опять в другом параллельном мире.

Не успели эти слова слететь с его уст, как туман начал передвигаться. Он бежал всё быстрее и быстрее. Создавалось впечатление, что не туман движется, а ты бежишь с невероятной скоростью.

Вдруг всё оборвалось. Они стояли в тёмном длинном коридоре, конца которого даже не было видно. Вдоль глиняных стен, изрисованных непонятными надписями, сидели странные человечки, если их можно таковыми назвать. Ростом около фута, может чуть побольше, с серой кожей, пирамидальными головами, заострёнными и загнутыми как месяц, и большими, такими же бесцветными глазами. Серые человечки были необычайно худыми для своего маленького роста. На них была какая-то одежда, очень похожая на египетскую, а тонкие ручки были усыпаны множеством сверкающих браслетов. Человечки что-то плели из неизвестно откуда тянувшейся странной пряжи, похожей на хрустальные капли воды.

«… Кто это?» спросил Гарри, поражённо разглядывая существ. Почему-то всё здесь было ему смутно знакомо. Но маг не помнил, где он их видел. Может во сне?

«… Схетноиды» пояснила Эрида и попятилась назад, сама не зная куда.

«… Кто?» не понял Гарри, но решил последовать за девушкой, также пятясь назад.

«… Схет-но-и-ды. — Раздельно произнесла Ида — Весь смысл их жизни заключается в том, чтобы плести одежду для своего божества, которое даровало им жизнь. Поверь мне, они не очень дружелюбны. Если они нас увидят… Я даже представить не могу, что они с нами сделают. Хотя и догадываюсь, чем послужат мои кожа и волосы».

Но не успел Гарри дослушать «увеселительную» речь, как самый крайний человечек в разноцветных одеждах поднял голову и, увидев ребят, дико заорал, показывая на них пальцем.

— Вот чёрт! — Вслух прошептала Эрида и развернулась на каблуках, чтоб дать отсюда дёру, но их уже окружили со всех сторон.

Человечки оскалили белые зубы, и стали видны их выделяющиеся резцы, размером похожие на клыки.

— Вот в таких случаях и нужен верный кленок. — Со вздохом произнесла девушка.

— Ты о чём? — Гарри и Эрида стояли друг к другу спиной и не спускали глаз с схетноидов. Поттер внутренне напрягся и уже начал перебирать некоторые заклинания.

— А о том, что в этом мире наша магия не действует. — Раздраженно ответила белокурая девушка. Последние слова привели Гарри в ужас. Он безоружен. Теперь им отсюда живыми точно не выйти.

Время тянулось как резина. Круг вокруг них сгущался, но человечки медлили с нападением. Схетноиды сверкали клыками и улыбались. Они улыбались! По настоящему, искренне и счастливо!

Внезапно коридор осветился ярким светом. Существа расступились, пропуская его вперёд. Откуда-то снизу, из каменного пола, начала расти фигура, которая превратилась в красивую (если судить по человечкам) женщину. Очевидно, она была у них вроде вождя, потому что при её появлении схетноиды бросились на колени и уткнулись своими месяцами-затылками в пол. Дама была гораздо выше своих сородичей, её кожа была более светлой и приятной на взгляд. Женщина сверкала серебряными одеждами, плотно огибающими её хрупкую тонкую фигуру. Она приветливо улыбалась.

— Добро пожаловать в Схетонию. (удар. на «о») — Добродушно поздоровалась Предводительница схетноидом . Женщина говорила на странном непонятном шипящем языке, но Гарри её прекрасно понимал. — Просим вас отдохнуть у нас перед дальней дорогой. Меня зовут Ванда Миа.

— Похоже, они не собираются делать из нас платьев. — Сказал юноша, переводя потрясенный взгляд на не менее пораженную Иду.

— Это я и сама вижу. — Ответила та и первая двинулась за Вандой. Гарри пошел следом, пытаясь сообразить, где он видел такие стены и откуда ему известен язык этого мира.

— Извините. — Догнала Эрида Миу. — Но ведь вы раньше никогда не позволяли переселяться другим существам в Схетонию.

Женщина остановилась и посмотрела на блондинку, прищурив глаза, как будто пытаясь узнать в ней близкую знакомую, затем отвернулась и снова пошла дальше.

— Мы уже давно принимаем у себя гостей и стараемся помочь им, чем можем. — Елейным голосом произнесла она.

— А можно узнать с чего это вдруг? Ведь вы убили огромное количество воинов Небесных сил. — Эрида яростно набросилась на свою жертву и начала есть её глазами. Женщина всерьёз испугалась. Человечки начали на неё шикать.

«… Ида. Остановись. Нас израсходуют на тряпки» юноша испугался, что девушка может выйти из-под контроля, и живыми отсюда выйти им не светит.

Впереди показались огромные тяжелые каменные ворота, которые открылись сами. Внутри оказалась огромная круглая комната. Судя по всему, это было что-то вроде трапезной. Стены из белой глины были изрисованы древнейшими мифами и легендами. Полукругом стоял стол не выше двадцати сантиметров. В помещении суетились такие же человечки, только были они уже в более простых одеждах и без браслетов на руках.

— Мы были очень сильно наказаны нашим божеством. Именно с тех пор мы стараемся помогать пришедшим к нам и устраивать им ночлег, если понадобится.

— После битвы с Тенью Алхиноя? — Подняла брови девушка. Гарри не обращал внимания на разговор, а рассматривал рисунки на стенах. Буквально каждый из них был ему понятен. И его вдруг осенило! Ну, конечно! Воспоминания Хранительницы Тени Алхиноя! Она была здесь, она сражалась здесь. Мета чуть не погибла в Схетонии, если бы не талисман, висевший тогда у неё на шее.

— Откуда вам об этом известно? — Резко спросила Ванда без всякой елейности в голосе. — Это никому рассказано не было.

— Я и есть Тень Алхиноя. — С вызовом и гордо подняв голову, сказала Ида.

Суета, шум и гам, которые были в комнате, тут же прекратились. Наступила гробовая тишина. Неожиданно все побросали подносы и кинулись Гарри и Иде в ноги. Парень в непонимании перевел глаза со стены на маленький серенький комочек, который целовал его кроссовки и молил о пощаде. Гарри попытался поднять человечка, но тот только сильнее вцепился руками в ноги юноши. Маг перевел умоляющий взгляд на Иду. Еще чуть-чуть, и он упадет, так сильно ему сжали щиколотки.

— Э-э-э. Встаньте. Я злопамятная, но не мстительная. — Девушка наклонилась и подняла Ванду за руки. — Я не собираюсь с вами воевать. Мы просто случайно здесь оказались.

Женщина широко улыбнулась, вздохнула с облегчением и приказала подавать на стол.

Через полчаса они сидели и пили странное вещество, похожее на зелёный чай со вкусом виноградного сока, но густоватое и теплое. На обоих была куча браслетов, которые, как сказала Миа, могут преобразовать одну магическую силу в другую. Это очень полезная штука, если ты попадёшь в другой мир.

— Была настоящая мясорубка. — Говорила Ванда. Гарри, конечно, все помнил и сам, но не хотел опять напугать женщину. — Меня, правда, не было. Ведь мне только четыреста пятьдесят три. Но у нас осталось очень много рукописей того времени. И я знаю, что через три дня после окончания войны на нас налетел вечный мрак. Только Вельможам даровано разносить вокруг себя свет. — Гарри поставил пустую чашу на коротенький столик. Внутри у него всё было тепло, как после медовухи, и голова слегка кружилась. Эрида сидела задумчиво, даже не притронувшись к своей кружке, её глаза были пустыми и абсолютно ничего не выражали. Парень чувствовал, что мысли ведуньи находятся в другом месте, но он не обращал на это внимания, заинтересовавшись разговором с Вождём Схетонии.

— Я единственная, кто разносит свет, так как Вельмож больше нет. Пол Схетонии находится во тьме и мне приходится посещать те места, погруженные во тьму, чтобы мои подданные могли набрать припасов на определённое время.

Ида вдруг вздрогнула и очнулась. И не с того ни с сего она неожиданно ехидно улыбнулась.

— Вы говорите эти браслеты преобразуют мою магию в вашу? — Ванда кивнула. — Принесите мне, пожалуйста, посудину побольше.

Гарри сразу понял, что собирается сделать Эрида, и заулыбался, обрадовавшись неожиданной переменой настроения подруги.

Иде принесли большой глиняный кувшин. Она наклонилась и посмотрела внутрь. Оттуда, весело потрескивая, вылетали языки пламени.

— Это вечный огонь. — Ванда округлила свои и без того большие глаза, на что девушка весело расхохоталась. — Не благодарите. Это для меня пустяк. — Сказала она.

Неожиданно раздался глухой хлопок и Гарри вздрогнул от неожиданности. Посреди круглой комнаты раскрылся портал, облив всех присутствующих ярким золотистым сиянием. В нём появилось уже знакомое небо.

— Думаю, это за нами. — Проговорил юноша, опомнившись, и оба встали из-за стола. Женщина и все её подданные тоже поднялись. — Спасибо за приют. Может когда и свидимся.

Гарри взял Иду за руку, и оба шагнули в безграничное ночное небо.

Глава 15. Возвращение

Они шли по коридору третьего этажа, который вёл к горбатой горгулье, прятавшей проход в кабинет директора. Было на удивление тихо. Даже мышка нигде не шуршала.

Шли молча. Гарри воспроизводил в своих мыслях воспоминания, оставленные прежних Хранителем, и вдруг задумался.

— А почему Тень Алхиноя? — Произнес вслух Гарри только что пришедший в голову вопрос. Ида подняла на него удивленные глаза.

— А это тебя надо спросить. — Ответила она. — Я не Мета, хоть и видела её глазами.

Гарри снова задумался.

— Алхиной. — Медленно произнес маг, смотря прямо перед собой. — Так звали её погибшего еще в младенчестве сына. — Поднял Гарри глаза на девушку. Та смотрела на него печальными глазами.

— А я не знаю пароля. — Вдруг выпалила она, повернувшись в сторону горгульи.

— Я тоже.

Ребята посмотрели по сторонам и, никого не увидев, снова уставились на совершенно неподвижную птицу.

— Подожди-ка…

Ида вплотную подошла к статуе, прикоснулась к ней тремя пальцами левой руки и закрыла глаза. Постояла так около минуты и, подняв веки, отошла назад.

— Сладкие шипучки. — Сказала Ида, подходя к Гарри. Горгулья отскочила в сторону и тот час же за ней побежала вверх винтовая лестница. Юноша понял, что девушка проникла в сознание птицы, мысленно превратившись в горгулью. Довольно удобный способ раскрытия кодов.

Они вместе шагнули вперед, и лестница понесла их к большим дубовым дверям.

— Ты не скажешь, почему здесь, как в гробу? — Спросила Эрида, но Гарри не успел ответить на вопрос, так как они уже приехали.

— Идём. — Позвал юноша.

И Гарри, постучав, первый вошёл в кабинет. Там было темно, хоть глаз выкали.

— Ай! Ты мне на ногу наступила! — Возмущённо прошептал волшебник.

— Извини. Но я не кошка. — Ида закрыла за собой дверь.

— Ну вот. — Пробурчал парень. — Теперь я вообще ничего не вижу.

Девушка пропустила его слова мимо ушей и уже в полный голос позвала:

— Профессор Дамблдор?

Вокруг загорелся свет, и ребята заморгали от неожиданности.

Из глубины кабинета появился старец в длинной, до пола, ночной сорочке в желтую звёздочку. Над бровью у него красовался длинный порез, уже покрывшийся коростой.

— Разорви меня горгулья! Вы живы! Слава Мерлину! — Ида и Гарри удивлённо переглянулись. Тем временем Дамблдор чуть ли не галопом подбежал к своему столу, по дороге взмахнув палочкой и на ходу влетая в тёмный бордовый халат, появившийся из воздуха. Директор быстро достал из ящика стола лист пергамента и написал там какую-то закорючку. Затем шёпотом произнёс «Орден Феникса». Пергамент загорелся красным пламенем и, не оставив за собой даже пепла, исчез.

Закончив, Дамблдор выпрямился и произнёс, явно волнуясь, но улыбаясь.

— Ну-с, молодые люди. — Его улыбка была видна даже сквозь длинную седую бороду. — Может, вы мне поведаете, где это вас носило три с половиной недели?

Гарри и Ида широко открыли рты и даже не обратили внимания на то, что их челюсти находились далеко внизу.

Сколько?! — Наконец произнёс Гарри сиплым голосом, первый обретший дар речи.

— Почти месяц, дорогие мои. — Дамблдор повернулся и направился к своему столу, по дороге взмахнув палочкой два раза. Рядом со столом образовалось два больших удобных ситцевых кресла. Ребята не заставили себя долго ждать и отправились на свои места.

— Ну, так г…

Директор не успел произнести фразу, так как в дверь ворвались Тонкс и Люпин. За ними Макгонагалл, Грюм, Снейп, и старшие Уизли. Все замерли у дверей с отпавшими челюстями. Затем в одно мгновение Тонкс и миссис Уизли сорвались с места. Через три секунды Гарри уже был в крепких материнских объятиях пухленькой рыжеволосой женщины. Таже участь постигла и Иду. Её обнимала Нимфа. Обе рыдали на плечах у ребят и тем (Гарри и Эриде) было крайне неловко. Наконец, миссис Уизли отпустила своего «почти как сына» и, вытерев слёзы, отошла на пару шагов.

— Господи! — Говорила она хриплым зареванным голосом. — Слава богу! Слава богу! Вы живы! О, великие сверчки! — Она лепетала не переставая. Иду тоже отпустили, и теперь оба могли вздохнуть полной грудью.

— Меня прервали — вновь заговорил Дамблдор, после того, как Грюм пожал обоим руки, и после того, как Макгонагалл, не сдержав эмоций, тоже бросилась обнимать гулявших почти месяц, — на том, что я хотел у вас спросить, где это вы были столь долгое время?

Ребята вновь переглянулись и одновременно ответили:

— В Схетонии.

У всех, кроме Дамблдора и Снейпа, было странное выражение лица: страх, спутанный с удивлением и непониманием сказанного слова. Дамблдор, судя по всему, понял о чём речь, а что касается Снейпа, даже если он и не понимал, что значит «Схетония», то очень хорошо скрыл это.

— Это где? — Осведомился Люпин, переводя взгляд на директора.

— В галактике Смор. В сорока пяти углах от нас. — Глава Хогвартса смотрел на ребят. — Но это не важно. И как же вы выбрались оттуда живыми? (Женщины, находящиеся в кабинете сразу же прижали руки к губам и испуганно посмотрели в сторону ребят.)

— Никак. — Ответил Гарри. — Мы с ними не воевали.

— Схетноиды были сильно наказаны мной, эээ,— Ида затрясла головой, — вернее Тенью Алхиноя (Дамблдор улыбнулся в бороду), и они поняли это как проклятье. Теперь они сама доброта и приветливость: предлагали нам остаться на ночь, но мы отказались.

— И как вы оттуда ушли? — Директор вышел из-за стола и присоединился к стоящим.

— За нами пришёл портал, как в прошлый раз на платформе. — Ответил Гарри, следя за продвижением главы Хогвартса.

— Ну что ж. Думаю, мы узнали достаточно. Если что мы вас позовем. Остаётся только переместить вас в штаб.

— То есть? — Спросили ребята и вновь переглянулись.

— Вы ушли, потому что Волдеморт оказался ближе. Через полчаса после вашего исчезновения он появился в замке. Пострадало много учащихся. Большинство из них в святого Мунго. Смертей, слава Мерлину, нет. Хотя это очень странно. — Медленно и задумчиво добавил директор. — Но мы закрыли школу, если так можно выразиться, на карантин. Надо ещё кое-что восстановить. В замке отсутствует вход. Рон с Гермионой вам потом всё расскажут. — Проговорил Дамблдор и вздохнул. — Так что надо пока отправить вас на Гриммо 12.

Директор отправился к одному из шкафчиков и стал доставать оттуда старый потрепанный чайник.

— У меня есть способ получше. — Сказала Ида. Директор посмотрел на неё заинтригованным взглядом.

-У вас зеркала есть? — Дамблдор провёл всех куда-то вглубь комнаты и остановился напротив одного из портретов. На нём мирно посапывала в золотом кресле колдунья, на вид лет сорока, с темно-русыми волосами, в чёрной шляпе, тёмно-синей мантии и тонкой коричневой палочкой в руке.

— Друида? Простите пожалуйста. Вы не могли бы нас пропустить? — Обратился он к основательнице Когтеврана.

— Поздновато уже, Дамблдор. — Проговорила она сонным тенором, но отодвинулась. За портретом оказалась спальня директора Хогвартса. Всё было в красно-бордовых тонах и ужасно смахивало на гостиную Гриффиндора. Рядом с огромной, уже заправленной, кроватью (у Гарри сложилось впечатление, что она сама себя заправляет, как только директор встаёт) на стене висело зеркало во весь человеческий рост. Ида сразу направилась к нему.

— Гримгис! — Отражение девушки в зеркале исчезло. Из него донёсся добродушный и в тоже время визгливый женский голос:

— Вас приветствует транспортная сеть зеркал. Назовите своё полное имя и место прибытия.

— Лавриона Эрида Тонкс. Площадь Гриммо двенадцать. — Произнесла девушка. Несколько секунд ничего не происходило, затем в зеркале появились знакомые очертания коридора дома на площади Гриммо. Она вступила в зеркало, и всё снова исчезло.

Поскольку к Гарри вернулись все мысли прежнего Хранителя, он вполне мог объяснись этот способ передвижения.

— Сетью зеркал пользовались в те времена. — Заговорил он. — Это транспортная дорога фей и эльфов. О ней люди не знают, поэтому за нами никто не будет следить. Всё что вам нужно, это хорошенько сосредоточиться и произнести Гримгис!

Спина Гарри в зеркале исчезла, и эльфийка снова произнесла «вас приветствует транспортная сеть зеркал». Гарри произнёс своё имя и исчез вслед за Лаврионой.


* * *

Они снова поднимались по лестнице, покрытой красной дорожкой, на этот раз уже самостоятельно. Проходя мимо площадки второго этажа, ребята сразу же услышали какие-то приглушённые рыдания. Подойдя ближе, Гарри и Ида поняли, что звуки доносятся из комнаты Гермионы, и, не раздумывая, направились прямиком туда. Подойдя вплотную к двери, они услышали ещё и какое-то бормотание. Гарри открыл дверь. Первое, что ему бросилось в глаза — это Гермиона, уткнувшаяся лицом в подушку и рыдающая навзрыд. Рядом с её кроватью на корточках сидела Джинни и пыталась привести подружку в чувства. Услышав звук открывшейся двери, рыжеволосая девочка подняла голову. Увидев Гарри и Эриду с удивлением смотрящих в её сторону, Джинни закатила глаза, и, потеряв сознание, рухнула на пол. Что касается Гермионы, то она продолжала рыдать, заливая слезами все вокруг.

Подбежав к Джинни, Гарри взял её на руки и, властно сказав «подвинься», спихнул Гермиону на край кровати и положил девочку рядом. Рыдания Гермионы продолжались три секунды. Потом резко остановились, и девушка подняла глаза на дверь, возле которой стояла Лавриона. Затем медленно перевела взгляд на Гарри и, не рассчитав силы, свалилась с кровати, тоже лишившись чувств.

— У них традиция, при встрече с друзьями падать в обморок? — Иронически спросила девушка, шедшая к лежащей на полу Гермионе, чтобы поднять и положить на кровать рядом с Джинни.

— Как ты думаешь, стоит ли нам приводить их в сознание? — Она выпрямилась и шумно выпустила воздух.

— Думаю, всё-таки стоит. — Утвердительно кивнул Гарри улыбаясь.

И они синхронно плюхнулись на края широкой кровати и легонько шлёпнули лежащих без сознания девчонок по щекам: Гарри левой, Эрида правой.

— Э-э-э. Хватит дрыхнуть. — Толкнул Гарри Джинни. Девочка открыла красные, заплывшие глаза. Они смотрели на потолок, затем медленно перешли на юношу и округлились, толи от испуга, толи от радости. Она резко поднялась, заверещала и повисла на Гарри так, что у того сперло дыхание. Она плакала у него на плече и при этом лепетала:

— Слава… Мерлину! Боже мой!... Мы уж думали… вы ни…никогда не вернётесь! —

Крик Джинни наконец, привел в чувства и Гермиону. Она бросилась обнимать новоприбывших и также, не сдержав эмоций, заплакала.

— Да успокойтесь вы, наконец! — Говорил Гарри, прижимая к себе Гермиону и одной рукой гладя её по голове.

— Тебе легко говорить! — Она отпрянула от юноши и начала вытирать катившиеся слёзы тыльной стороной ладони.

Наконец девочки полностью успокоились, и у Гарри появилась возможность рассмотреть комнату, в которой он до этого никогда не был. Это было светлое с бледно-розовыми обоями помещение. В комнатке находилась светлая мебель, и на стенах висели странные портреты. В углу стоял стеллаж, на котором была целая куча книг. Рядом стояло большое мягкое и удобное кресло, на котором валялась книга «Трансфигурация. 6 курс» Миранды Гуссокл.

— А где Рон? — Спросил Гарри. Ребята уселись на вместительную кровать.

— В святого Мунго. — Вздохнула Джинни. — Фред сильно пострадал и… — Было понятно, что ей неприятно говорить эти слова. — В общем — Она набрала в грудь побольше воздуха. — Он в тяжёлом состоянии. — Наступила пауза. Джинни потрясла головой, чтобы остановить поток плохих мыслей. Все молчали.

— Так может, нам кто-нибудь расскажет, что же, всё-таки произошло на поле после матча? — Наконец нарушил молчание Гарри.

— Все поначалу подумали, что вы решили подшутить над нами. — Начала Гермиона, немного дрожащим голосом. Она не совсем пришла в себя: глаза были красными от огромного количества пролитых слёз и недосыпания, волосы и без того взлохмаченные, стояли дыбом и были сильно запутаны (девушка не утруждала себя такой заботой, как собственная причёска). — Рон вовремя сообразил и побежал за директором, но встретил его уже у выхода из замка. С ним были министерские работники и члены Ордена. Но как только они вошли на стадион, нас накрыло серебристым куполом, и мы уже не смогли выбраться наружу, потому что не знали, что это. Потом, конечно, выяснилось, что это было обыкновенное заклятие Мнимой поверхности.

— Чего? — Гарри сдвинул брови.

— Это когда небо и земля меняются местами и у тебя ощущение, что оторви ты ногу от земли, то упадёшь в небо. — Раздражённо протараторила она. — Когда вы будете внимательно слушать Флитвика? Он об этом рассказывал, и не раз.

Гарри что-то припомнилось. Четвёртый курс. Турнир Трёх волшебников. Третье задание. Маг встречался с этим заклинанием в лабиринте. Тогда он не на шутку струхнул и хотел было пустить в небо сноп красных искр, но, сделав шаг, ощутил под ногами твёрдую землю.

— Надо было просто шагнуть вперед. — Гермиона округлила глаза.

-Это попалось мне в лабиринте. И когда я оторвал ногу от земли, всё встало на свои места. — Объяснил Гарри. — Давай дальше. Что случилось после того, как вас накрыл купол?

— Из ниоткуда появилась куча дементоров и Пожирателей. — Гермиону передёрнуло. — Бррррр. Даже вспоминать не хочется! — Потрясла она головой. — Была такая паника, давка. А Пожиратели стояли и смеялись. Правда, недолго. Скоро к ним подобрались авроры. Странно, почему, никто не погиб. Очень странно. Пожиратели только и делали, что кидались во всех Круцио да Авадой. Все отделались шрамами. Почти. — Добавила она.

— Случайно не в виде молний? — Спросил Гарри, ехидно улыбаясь. Гермиона отогнула длинный ворот голубой водолазки. Там оказался маленький шрам в виде молнии.

— Ну вот. Теперь и ты стала ходячей легендой. Даже круче, чем я. — Возбуждённо и одновременно ложно обидчиво произнёс мальчик. — Магла, которая осталась жива после нападения Пожирателей Смерти и самого Волдеморта! (Джинни вздрогнула.)

Гермиона засияла.

— Теперь и Рон ходит гордый как петух. — Сказала улыбаясь волшебница. — У него тоже есть шрам. На груди. — Гермиона задумалась и уставилась куда-то в одну точку, чему-то улыбаясь. — Ладно, я отвлеклась. Так вот…

Оказалось, что дементоры окружили всех, встав вдоль купола и пытаясь высосать душу у первого, кто подойдёт ближе, чем на два метра. А Пожиратели тем временем разбирались с учениками и аврорами. Что касается Волдеморта, то он появился в самый разгар битвы и сразу же запустил в Дамблдора Авадой.

— Сначала Пожиратели запрыгали от радости и поприветствовали своего хозяина. — Говорила Гермиона. — Мы все были в таком шоке, что совершенно про всё забыли. Тут-то и пострадало большое количество народу. Все хотели как-то помочь, что-то сделать, никто ничего не понимал и не мог поверить, что Дамблдора больше нет. — Она сглотнула. — Это было самое ужасное. Я стояла и смотрела, как на моих глазах погибает, причём довольно нелепо погибает величайший волшебник всех времён и народов. А потом я ничего не помню. Перед глазами появилась вспышка зелёного света, что-то ударило по шее, и перед глазами стояла темнота, пока не я проснулась там же, на поле, но всё уже закончилось.

— Приблизительно через пол часа, когда большая часть народа была перебита, — вступила в разговор Джинни, — неожиданно кто-то дико заверещал, и настала тишина. Я в это время была с Фредом. Он почти лишился рассудка от Круцио, но сейчас ему лучше. — Поспешно добавила девушка, потому что глаза Гарри не добро сверкнули. — Я подняла голову и увидела то, чего не ожидала увидеть вообще. Дамблдор состязался с Волдемортом, а те, кто был до этого убит, просыпались, вставали и отходили в сторону. — Джинни снова глубоко вздохнула и опустила голову. — Такого я не видела никогда. — Она вновь подняла глаза и посмотрела на Гарри. — В глазах такая ярость и ненависть, мелькают то там то тут. Ужас. Дамблдор только и успевает отбиваться от заклинаний Сами-Знаете-Кого. Даже вспоминать не хочется.

Наступило долгое молчание.

— Поскольку я была одной из последних убитых, — нарушила Гермиона гробовую тишину, — то я проснулась уже тогда, когда все Пожиратели бежали, а воскресшие авроры прогоняли патронусами последних дементоров. Потом Дамблдор убрал купол, и мы увидели разрушенную часть замка. Оказывается, это одно из древних заклятий Основателей. Каждый год список врагов замка пополнялся. И когда в него вошли несколько Пожирателей, он начал рушиться и завалил почти всех. Поэтому замок остался целым. Относительно. — Поправилась Гермиона.

Опять наступила тишина. Ида, которая на протяжении разговора молчала, откинулась назад, подперев голову локтями, улеглась на подушку и уставилась в потолок. Гарри проводил ее заинтересованный взглядом.

— Остаётся только один вопрос. — Вновь повернув голову в сторону девчонок, спросил юноша. — Почему никто не умер?

Джинни и Гермиона пожали плечами и отрицательно помотали головами.

— А на этот вопрос ответить должна я. — Эрида всё ещё глядела в потолок.

— Ты это о чём? — Трое смотрели на неё с недоумением. Лавриона перевела глаза на Гарри, поднялась и посмотрела на остальных.

— Это я защитила всех от смертей.

Ребята выкатили глаза, а Гарри ещё и открыл рот.

— Но ведь тебя здесь не было! — Воскликнул юноша.

— Ошибаешься. Была. Только мысленно. Помнишь? Когда я сидела и чуть ли не засыпала там, в Схетонии. — Гарри припомнил непонятные пустые глаза и медленно кивнул. Девочкам ничего не было понятно, и они сидели с открытыми ртами и переводили взгляд с одного на другую и обратно. — Такое же заклинание древней магии, которое использовала когда-то твоя мать, Гарри.

— Почему тогда я ничего не почувствовал?

— Был занят разговорами с Вандой.

Гермиона и Джинни сидели неподвижно, непонимающе хлопая глазами.

— Ну а как же время? — Гарри тоже с трудом врубался в разговор. — Ведь мы были там около часа, а тут больше трёх недель! Как же ты определила, в какое время ты попала?

— Время идёт там, как у нас. -Брови у юноши поплыли вверх.

— Но…

— Три недели ушло на перемещение между мирами. Туда нас доставила магия этого мира, а обратно магия Схетонии. А ей необходимо время, чтобы перевести свои магические волны на нашу частоту. И пока мы с тобой гуляли по небесам, она это время и использовала.

— Может, вы, в конце концов, объясните, что к чему? — Наконец, не выдержала Гермиона.

Гарри и Ида рассказали девочкам о путешествии в страну схитноидов (Джинни ещё пришлось объяснять, почему они туда попали) и как они пили там чай, как Ванда подарила им браслеты.… В общем, всё без умолку. Наконец, все начали зевать и уже собирались расходиться по своим спальням. Было около шести утра, когда в комнату ворвался Рон и с воплями бросился встречать ребят. Наконец, по-братски обнявшись с Гарри и поцеловав Иду в щёку, он поставил точку во всём этом «беспределе», как выразилась миссис Уизли.

Глава 16. В святого Мунго

Наутро Гарри проснулся в прекрасном настроении. И только сейчас понял, как сильно он хочет есть! Одевшись и прибрав себя в порядок, юноша спустился вниз, на кухню. За столом уже сидели Гермиона (волосы на голове которой были уже в норме), Лавриона, миссис и мистер Уизли, Тонкс и Люпин. Они поприветствовали входящего, и Гарри сел рядом с Гермионой, напротив Тонкс-младшей.

— А где Рон и Джинни? — Спросил волшебник и взялся за яичницу с беконом, только что принесённую ему миссис Уизли.

— Ещё дрыхнут. — Ответила Гермиона, которая, как всегда, читала утренний «пророк».

«… Мы едем в больницу к Фреду» ответила Ида на вопрос Гарри, который юноша только что хотел задать.

Получасом спустя Гарри, Эрида, Гермиона, Тонкс и миссис Уизли сидели в вагоне метро, нёсшего их по магловскому подземелью. Спустя ещё минут десять-пятнадцать они остановились напротив витрины одного старого кирпичного универмага «Чист и Лизоход Лимитед» с обшарпанными вывесками на двери «Закрыто на ремонт».

— Стрём — шепотом произнесла Тонкс-старшая — мы к Фреду Уизли.

Манекен в нейлоновом фартуке кивнул, и все по очереди прошли сквозь стекло.

В приёмном отделении была, как всегда, уйма нормального и ненормального народу. Не подходя к столу справочной, они сразу направились по коридору, а затем поднялись на пятый этаж. Зайдя в палату, они увидели Фреда, лежащего на одной из четырёх кроватей. Его голова и левая рука были забинтованы, под глазом красовались фиолетово-жёлтые пятна (понятно, что синяк прошёл совсем недавно) и вдобавок ко всему, он спал и бормотал какие-то несвязные речи. У девушек сжалось сердце при виде перебинтованного близнеца. Посетители прошли мимо двух кроватей, которые были закрыты ширмами, сели на наколдованные Тонкс и миссис Уизли стулья, и уставились на беспрерывно несущего бред парня.

— Он не приходит в себя с того самого дня. — Шепотом произнесла миссис Уизли.

«… Ты знаешь, как ему помочь?» спросил Гарри Иду.

«… Элементарно. Надо проникнуть в его сознание и вынуть оттуда все опасные для него мысли».

«… Ну, так проникни».

«… Не могу» ответила волшебница. Её глаза блестели, нижняя губа чуть дрожала. Она не отрываясь смотрела на Фреда, готовая разрыдаться.

«… Почему?» тихо спросил юноша.

«… Потому что он меня жалеет. — Девушка опустила голову. — Я не могу ему помочь, ведь мне отчаяние непонятно».

«… А я его признаю? В смысле отчаяние?» Ида резко подняла на юношу глаза — в них промелькнул радостный огонёк.

«… А ведь это идея! Давай, Гарри, ты сможешь!»

Гарри, который вместе с Эридой сидел дальше всех, встал и направился к кровати.

— Гарри, что ты… — пролепетала миссис Уизли, но Тонкс положила ей на руку свою ладонь и та замолчала.

Волшебник сел на край кровати и внимательно посмотрел на серо-зелёное лицо, затем медленно повернул голову к блондинке и посмотрел на неё неуверенным нервным взглядом. Эрида энергично кивнула. Гарри снова повернулся к Фреду и, набрав побольше воздуха в лёгкие, прикоснулся кончиками пальцев к вискам Фреда и опустил веки. Наступила тишина. Все смотрели на двух молодых людей. Внезапно Фред закричал, да так, что все подскочили. Миссис Уизли встала со стула, но Нимфа схватила её за руку.

— Молли, сядь! Гарри знает, что делает! Прошу тебя! — шептала Тонкс. Миссис Уизли неуверенно села обратно. А Фред тем временем кричал всё громче и громче. От висков рыжего к ладоням Гарри потянулись серебряно-серые нити, и маг стал жмуриться, превозмогая полученную боль. Перед глазами мелькали непонятные образы, очевидно, самые худшие воспоминания Уизли. Но рук от лица парень не убирал. Гермиона закрыла рот рукой и смотрела на всё округлёнными от ужаса и страха глазами; Ида просто сидела, потусторонне улыбаясь. Наконец, рев резко оборвался. Гарри оторвал руки от висков Фреда и открыл глаза, при этом тяжело дыша. Ему было нехорошо, и к горлу подступала тошнота. Гарри встал.

— Где здесь туалет? — спросил он глухим голосом.

— До конца по коридору и направо. — Дрожащим голосом сказала Тонкс-старшая. ,ноша стремительным шагом вышел из палаты, зажимая рукой рот.

— Ой! — Вздрогнула Гермиона и повернула голову. — Ида! — Та оказалась без сознания и обмякла на стуле. При падении её рука задела плечо Гермионы.

— Да что же это?— Прошептала она и встала, чтобы привести Эриду в порядок. Все взгляды были прикованы к девушкам. Герми звонко шлёпнула обмякшую в кресле блондинку по щеке, и та открыла глаза.

— Что с тобой? — Спросила Гермиона, отходя на шаг.

— Ничего. Просто Гарри немного неудачно рассчитал энергию.

— Тебе не кажется, что ты падаешь в обморок слишком часто? — Всё ещё настороженно спросила девушка.

— Тень Алхиноя не совершала волшебства 10 лет, и мне сложно акклиматизироваться. Гарри использует магию, и это отражается на мне. — Слабо проговорила Эрида, но стала быстро восстанавливать силы.

— Надо это прекратить. А то ты постоянно будешь падать без чувств.

— Я подумаю. — Коротко ответила та и перевела взгляд на Фреда.

— Привет Фред. Как самочувствие?

Тут только все снова посмотрели на юношу в кровати, который лежал с открытыми глазами.

— Дерьмово. — Он попытался приподняться.

Ида засмеялась, а миссис Уизли захлопнула отпавшую челюсть и соскочила с места.

— Ма, ты меня задушишь, а я ещё толком в себя не пришёл!

— Ох! Прости, сынок! — Она погладила его по голове и поцеловала в забинтованный лоб.

Дверь открылась, и в палату вошёл Гарри, а за ним дежурный врач.

— Привет, дружище. — Гарри заулыбался и протянул руку для пожатия.

— Я очень рад, что вы молодой человек, наконец, пришли в себя. — Произнёс пожилой мужчина с залысиной и седой белой бородой и усами.

— А… — хотела было спросить миссис Уизли, но Тонкс наступила ей на ногу и та умолкла.

Целитель проверил состояние Фреда и определил его как стабильное. Добавив только то, что через пару дней Фреда можно выписывать.

Целитель ушёл, и все стали рассматривать весёлого Фреда и улыбаться.

— Почему ты мне не дала задать вопрос? — Сердито спросила миссис Уизли Нимфу.

— Какой вопрос? — спросила Тонкс-младшая.

— Почему целители не пришли, когда Фред так сильно кричал? — Миссис Уизли бросила короткий взгляд на Иду.

— Я кричал? — Спросил Фред, но его никто не услышал.

— Потому что я наложила на комнату заклинание недосягаемости. — Ответила девушка.

Теперь миссис Уизли смотрела на неё сверлящими глазами, но не сердилась. — Я знала, что для Фреда это малоприятно, и чтобы Гарри не помешали, мне пришлось поступить проще. — Пояснила гриффиндорка.

— Может, мне кто-нибудь объяснит, о чём идёт речь? — Спросил Фред, переводя взгляд с одного на другого.

— Своим выздоровлением ты обязан Гарри. — Пояснила миссис Уизли.

— Понятно. Спасибо, дружище! — Гарри улыбнулся в ответ. Ему было приятно видеть друга таким счастливым. А в последнее время поводов для радости не так много. Фред откинулся на подушке и взял из коробочки на тумбочке шоколадную лягушку.


* * *

Спустившись на первый этаж, ребята сразу поняли, что что-то здесь не то. Было очень много народа. Все выглядывали из дверей. Откуда-то доносились крики и шум. Ребята, миссис Уизли и Тонкс пытались прорваться вперёд, но сделать это оказалось не так-то просто.

Вдруг стало очень тихо. Как будто просто выключили звук, и всё сразу умолкло. Народ стал быстро расступаться вдоль коридора, и Гарри стало понятно, почему наступила такая тишина.

В приёмном отделении стояло около двадцати человек в чёрных плащах с накрытыми на голову капюшонами, из-под которых выглядывали белые маски. На холодном полу около стола «Справки» лежала молодая женщина со светлыми волосами. Плотно закрытые глаза, приоткрытый рот — она была явно мертва. Гарри не надо было долго думать, чтобы понять что происходит.

Что вы здесь забыли? — Все повернули головы в сторону Гарри, шагавшего по коридору. Гермиона хотела было схватить его за руку, но юноша убрал её, даже не взглянув на девушку. Вслед за ним пошла и Эрида.

— А ты, Поттер, живучая зараза. — Произнес мужской голос из-под маски. Он был смутно знакомым. — Но ничего, мы это исправим. — Добавил Майкнер и поднял палочку.

В глазах Гарри читалась такая злоба, что пожиратель даже помедлил, что помогло Гарри произнести следующую фразу:

— Только подумай хорошенько, прежде чем использовать заклинание. Смотри, как бы с тобой не приключилось тоже самое, что и с Лестрейдж.

Майнер был явно в курсе, о чём говорит Гарри, и поэтому медлил с нападением. Его палочка неуверенно смотрела юноше в грудь.

— Ну, так что же вы здесь забыли? — Повторил свой вопрос Гарри.

— Кончай его, да и дело с концом! — Нетерпеливо сказал ещё один мужской голос, на этот раз незнакомый.

— Подожди. — Майкнер опустил палочку. — Что мы тут забыли? А ты уверен, Поттер, что останешься жив после того, как я тебе отвечу? — Он вышел из стойки нападения и полностью выпрямился.

— У тебя возник не тот вопрос. — Гарри продолжал медленно наступать, при этом держа руки в карманах. Внутри у парня ничего не происходило. Он был абсолютно спокоен и хладнокровно смотрел на пожирателя. В голове только одна мысль: «я не умею жить без приключений». — Останешься ли ты в живых после того, как ответишь? Вот это будет правильнее. — Несколько человек засмеялось, но хохот продолжался недолго и тут же умолк.

— А ты ещё и остришь.

— Просто предупреждаю.

— Хотел бы я посмотреть, как ты будешь защищаться от нас один, да ещё и без палочки.

— Во-первых, с чего вы взяли, что он один? — вступила в «милую беседу» Эрида. — А во-вторых, в любом случае, он может обойтись и без неё.

— А ты кто такая? — Пожиратели перевели глаза на блондинку.

— Я тот, кто поможет Гарри с этим безобразием, и больше тебя ничего другого волновать не должно.

— Всё! Хватит болтать! Пора кончать с этим! — Второй мужчина поднял палочку и запустил «Авада Кедавра» в Гарри. Но заклинание попала в двойные двери, выходящие на лестницу. Волшебник начал крутить головой, но Гарри так и не увидел.

— Ты случайно не нас ищешь? — Раздался голос позади него.

Пожиратели обернулись и увидели пустую приёмную, у входа в которую лежало ещё несколько мёртвых тел.

— Ку-ку.

Пожиратели снова повернулись назад и увидели стоящих в начале коридора Гарри и Лавриону. Они стояли и заливались смехом. Гарри было так весело смотреть на тупые лица пожирателей, что он чуть не упал на пол и не стал кататься по полу. Пожиратели были в шоке.

Но тут послышался хлопок за хлопком, и в больницу трангрессировали авроры и члены Ордена.

Началась было потасовка, но тут же всё кончилось. Гарри с одного конца коридора, Ида с другого, они как бы взяли большое невидимое покрывало и накрыли им всех Пожирателей смерти. Те стали исчезать по частям, как будто их просто постепенно стирают ластиком.

— Тренсис! — Одновременно произнесли Гарри и Эрида: раздался очередной глухой хлопок, и наступила тишина.

— Что же вы с ними сделали, ребятки? Где нам теперь их искать? — Прохрипел Грюм, стуча своей деревянной ногой по направлению к Гарри.

— В штаб-квартире мракоборцев. — Улыбнулся Гарри и пожал Грюму шершавую руку. — Если поспеете, то найдёте их связанными и бессознательном состоянии.

Снова раздались хлопки. Большая часть прибывшего народа тут же трансгрессировала обратно.

— Вы с нами? — Спросил Гарри Грозного Глаза.

— Да провожу, чтоб ещё куда-нибудь не угодили, а то неприятности находят вас быстрее, чем вы их.

Гарри и Ида снова засмеялись.

— А ты? — Спросила сестру последняя.

— Нет, пожалуй, я сразу в министерство.

— Тогда пока.

Тонкс трансгрессировала, а все остальные направились к выходу.

Глава 17. Статья и тренировка

« Зверское нападение на больницу св. Мунго»

По нашим данным некогда, как вчера, двенадцатого ноября больница св. Мунго, где лежат магические травмы и болезни, подверглась зверскому нападению. Как стало известно нашему специальному корреспонденту, погибло семь волшебников, в том числе дежурная медсестра «Справок» Джулиана Питерс, девушка двадцати двух лет учившаяся в этой же самой больнице.

Хотим оповестить читателей, что все злодеи пойманы и находятся под стражей до полного разбирательства. Вот что отвечает на это Корнелиус Фадж, министр магии:

«— Мы очень рады тому, что в наших руках находится такое количество сторонников Сами-Знаете-Кого. Каждый из них будет опрошен и не останется безнаказанным. Наконец, наши авроры постарались на славу!»

Но как стало известно нашему корреспонденту, присутствующему на этом инциденте, это заслуга вовсе не авроров. А всем нам известного и любимого защитника магов и волшебниц и просто прелестного мальчика, Гарри Поттера, и его новой подружки Лаврионы Тонкс, младшей сестры Нимфадоры Тонкс, помощника Авроров и учителя Защиты от Тёмных искусств в школе чародейства и волшебства Хогвартс.

Вот что говорит сам Гарри:

«— Было, разумеется, страшновато, но это не впервой. Всё решается с помощью древней магии. Почитайте как-нибудь, перед тем как выйти из дома. Полезная штука. И уж точно безотказная! (Смеётся)

Как заявляет сектор борьбы с неправомерным использованием магии, древняя магия запрещена законом и недоступна к употреблению, но оказывается, она может принести огромную пользу. Тем более, что министерство обязано юному Гарри за такой благородный поступок. Министерство приняло во внимание действия Поттера, который оказался в св. Мунго всего лишь по счастливой случайности, и ограничилось только устным выговором.

На время восстановления замка Хогвартс Гарри перебрался жить к своей подружке, привлекательной девушке и его однокласснице, прибывшей к своей сестре из Франции. Она помогает ему во всём и, похоже, что они действительно прекрасная пара.

Специальный корреспондент «Ежедневного пророка» Милента Браун»

— Ладно, хоть на этот раз слова не переврали. — Гарри оторвался от газеты и принялся за овсянку.

— Зато теперь ты у них снова герой и «просто прелестный мальчик». — Гермиона тоже оторвалась от «Пророка». Она до сих пор не могла простить газету за все издевательства, совершённые над волшебником.

— Но теперь у тебя, Гарри, есть пара. — Ида шлёпнула юношу по плечу. — Так что быть тебе, дружочек, парным.

— Ну я же говорил — пойдут слухи. Вот они и пошли. — Сказал Гарри, прокашлявшись.

— Да. А, может, вы нам хоть что-нибудь поясните? — Попросил Рон.

— А что тут пояснять? Вроде и так всё понятно. — Сказала Ида и отправила в рот ещё одну ложку овсянки.

— Ет неоняо. — Проговорил Рон с набитым ртом. Гермиона наградила его уничтожающим взглядом — Как это вы появлялись то в одном, то в другом месте? — наконец прожевался он.

— Свойство фатоморганы. — Ответила белокурая девушка. — Пока Гарри отвлекал Пожирателей, мы мысленно обговорили план действий. Протянуть время до прибытия авроров и привести их на всё готовенькое. А то они только мешаются. Вот и всё. — Ида сделала глоток тыквенного сока.

— В газете написали, что я живу у вас дома, это…

— Это значит, — перебила Лавриона юношу, — что пока ты несовершеннолетний, дом будет принадлежать моей сестре. Ты вырастешь, и его переоформят натебя. — Пояснила Тонкс-младшая.

— Откуда ты знаешь? — Поразился Гарри.

— Нимфу вчера спросила, когда она вернулась из министерства. Так. — Она поднялась. — Вы как хотите, а я пойду, потренируюсь. Гарри ты идешь?

— Разумеется. — Юноша допил кофе, поставил пустой стакан на стол и ушёл вслед за девушкой.

— А ещё хотят, чтобы про них слухов не было. — Рон проводил уходящих взглядом.

— Теперь зато понятно, кто их распускает. — Сказала Гермиона и тоже встала.

— Ты это на что намекаешь?— Рон пошёл вслед за ней.

— Догадайся с трёх раз.

— Может, вы перестанете?— Спросила Джинни, которая шла между ними.

— Нет. Я просто хочу узнать, на что она намекает. — Не унимался Рон.

— На то, что ты дурак и приставала. И ещё на то, что ты являешься источником слухов о Гарри и Иде. — Пояснила Джинни, а Гермиона тем временем открыла дверь в коридор.

Рон встал как вкопанный, его нижняя челюсть отпала. Джинни, увидев реакцию мальчика, засмеялась, но не остановилась.

— Эээээ! Кто это сказал?! Чьи это слова?! — наконец пришёл в себя Рон и побежал вслед за девчонками.


* * *

Тем временем Гарри и Эрида тренировались в тайнике Блеков. Они снова долго фехтовали на шпагах, снова метали дротики и сюрикены в стену и снова дрались в рукопашной (разумеется, без кровопролития).

— Будь осторожнее! — Крикнула Ида. Гарри пришлось отступить на два шага и сильно наклониться назад, чтобы та не смогла проткнуть ему тело. Юноша быстро выпрямился, сделал шаг в сторону и снова пошёл в наступление. Теперь защищалась напарница. Так они фехтовали минуты три.

— Я тут подумал. — Ребята разговаривали быстро и отрывисто, в перерывах между тяжелыми трюками. — Почему именно — Гарри попытался прорвать оборону, но Ида оказалась хитрее, и шпага чуть не выпала у него из рук (девушка хихикнула) — Лавриона Эрида?

— Мама и папа… раньше увлекались маглловской… мифологией. Особенно древней Греции.

Гарри ещё раз ударил по оружию Иды. Та сделала круговое движение, и шпаги как-то зацепились. И под давлением эридиной силы Гарри пришлось повернуться кругом. Теперь он стоял к девушке спиной. Из-за того, что их шпаги были скреплены, Эриде пришлось плотно прижаться к юноше. Гарри почувствовал её тёплое тело. Что-то внутри екнуло.

Лавриона, — Ида резко выдернула шпагу, как из ножен. Гарри сообразил, что теперь он ничем не подпёрт и может свободно развернуться. Что он собственно тут же и сделал. Но его горло ощутило холодное острие.

— Если я не ошибаюсь, мать Апполона и Артемиды. Ну, что ты на это скажешь? — Она имела ввиду уже то, что он в безвыходном положении.

Но Гарри сделал что-то вроде выпада, и шпаги снова стали запутаны. Волшебник произвел несколько круговых движений, за которыми последовал бросок в сторону. Эрида осталась безоружной, а её средство защиты валялась около одной из витрин.

— А Эрида? — Спросил Гарри и пошёл за выкинутой им шпагой.

— Богиня раздора. — Коротко ответила Эрида, провожавшая его взглядом, и уже немного отошедшая от шока. Она не ожидала, что Гарри удастся выкрутиться.

Волшебник поднял её шпагу остриём своей и сразу бросил обладательнице.

— Продолжим? — Гарри встал в позу боевой готовности.

— На шпагах слишком просто. Давай возьмем что-нибудь из этого. — Она кивнула в сторону витрин.

— И как ты собираешься это сделать? — Спросил Гарри, прочитав её мысли. — Здесь, наверняка, не один десяток заклятий.

— Легко и просто. — Ответила девушка и направилась к витринам.

— Ого! Смотри! Это же Волос Славы! — Ида остановилась у центральной витрины слева.

— А что это? — Спросил юноша, медленно подходя к девушке.

— Что-то наподобие меня, только с конкретными функциями. — Волшебница сверлила посох глазами.

Эрида положила ладони на стекло. Раздался глухой звук, как от только что открывшейся шкатулки и девушка подняла ладони выше. Стекло как будто прилипло к ним. Она сделала два шага в сторону и опустила стекло на зелённое сиденье.

— И что теперь? — Гарри провожал Лавриону горящими глазами.

Девушка посмотрела на юношу и улыбнулась. Затем согнулась так, чтобы край витрины оказался на уровне губ.

— Теперь — она набрала в грудь побольше воздуха и как следует, дунула. Над витриной пробежал ветерок и как будто сдул оттуда слой пыли.

Ида выпрямилась и повернулась к Гарри.

— Прошу. — Но она не дала юноше взять Волос, так как опередила его. Посох был прекрасен. Казалось, Ида держит в руках тоненькую струйку воды, переливающуюся голубоватыми оттенками. По обоим концам двухфутовой трости сияли еле заметные маленькие прозрачно-серебряные камешки. Волос полностью оправдывал своё название. Более тонкого и изящного оружия Гарри не видел нигде и никогда. Чем дольше маг смотрел на него, тем сильнее ему хотелось прикоснуться к посоху, ощутить его тепло. Девушка подняла Волос на уровень глаз и начала любовно рассматривать. Затем подняла над головой и с шумом рассекла воздух.

— Вещь. — Произнесла она многозначительно. — Вообще-то это твоё. — Смущённо добавила она. — Это трость Меты.

Лавриона плавно опустила ладони, и посох повис в воздухе. Гарри заворожено смотрел на сверкающий голубизной волосок, поражающий своей красотой. В горле всё пересохло. Воспоминания старого Хранителя нахлынули волной, и Гарри понял, почему его так тянет к этому драгоценному подарку судьбы. Эта вещь была неотъемлемой частью жизни Меты. Волосом Славы была убита не одна сотня тысяч человек, было вылечена уйма людей и богов, сварено не одно зелье. Юноша вытянул дрожащие руки и затаил дыхание. Меч-посох плавно опустился на ладони Гарри. По рукам пробежало лёгкое покалывание, теплый ветер взволновал волосы на голове, и Гарри подняло в воздух, прокрутило там три раза вокруг своей оси и опустило обратно на землю.

— Вау! — Выдохнул ведун потрясённый до глубины души. — Он соскучился! — Воскликнул Гарри, почувствовав, что посох его так приветствует.

— А я, пожалуй, обойдусь обыкновенным Бхалхатом или Уруми.

Она наклонилась к соседней витрине.

— Нет. Подожди. — Гарри схватил Иду за руку, чтобы та не ломала следующее стекло. — У меня идея.

— Какая? — Эрида оторвалась от витрины, выпрямилась и повернулась к Гарри лицом.

— А что, если нам сделать ещё один Волос Славы? — Глаза Гарри сверкали недобрым огоньком. В голову пришла невероятная мысль, но чем чёрт не шутит?

Девушка в непонимании сдвинула брови.

О чём…

Но вдруг её глаза округлились от того, что она прочитала сейчас в своих мыслях.

— Ты с ума сошёл! Это же очень сложно!

— А что тут сложного? — Юноша пожал плечами и прошёл к витрине, чтобы положить Волос наместо. Желание тренироваться пропало. — Главное — правильно сварить зелье.

— Во-во. А где ты собираешься брать шкуру мантикоры и часть вещества, копию которого хочешь сделать? — Скептически спросила девушка.

— Оторвём от посоха, да и дело с концом. — Быстро проговорил Гарри.

— А шкуру мантикоры? — С видом «какие мы самоуверенные» покачала головой Лавриона.

— А Волос тебе зачем? Или ты хочешь сказать, что не знала о том, что посох может вырабатывать ингредиенты для зелий? — Передразнил её юноша, также качая головой.

Некоторое время девушка оставалась в таком положении (с вытянутой шеей и немного наклонённой вперёд головой) и, не отрываясь, смотрела на Гарри. Затем она выпрямилась и ушла юноше за спину, напряжённо о чём-то размышляя.

— Я думаю, можно начать завтра, послезавтра. — Наконец произнесла она, и они оба повернулись друг к другу.

— Что за…

Вдруг Эрида расширила от ужаса глаза, как будто увидела за спиной Гарри что-то страшное.

Гарри обернулся, но ничего не увидев, повернул голову обратно. Ему пришлось поторопиться, чтобы Ида не приземлилась на холодный каменный пол.

Маг прижал Лавриону к себе и понёс её к ближайшему диванчику. Тем временем девушку начало бить в лихорадке.

Положив Эриду на мягкое сиденье, Гарри стал пытаться привести её в чувство.

Подружке явно было нехорошо: она была чуть ли не зелёная; на лбу появились капельки холодного пота и девушка качала головой из стороны в сторону, как будто ей снится кошмар.

— Ида! Проснись! Ну, проснись же! Пожалуйста! — Гарри провёл по мокрому холодному лбу тыльной стороной ладони. Ещё чуть-чуть и его охватила бы паника, но девушка начала приходить в себя.

— О, Мерлин мой! Гарри! — Она заплакала и бросилась юноше на шею. — Боже! Я так испугалась! Какой ужас! Ты себе не приставляешь, что я видела! Мамочки!

Изречения лились из непослушного рта сами собой. Эриду всё ещё била сильная дрожь, на лбу выступили новые капельки холодного пота. Её охватила истерика. Девушка то прижималась к Гарри, то отстранялась, пытаясь что-то сказать.

— Ида, всё хорошо. Всё прошло. Всё позади. — Тихонько бормотал парень. Он не знал, что сейчас делать и пытался как-то утешить девушку.

Вдруг Эрида резко остановилась и уставилась на Гарри. Так прошло минуты две. Они молча сидели и смотрели друг другу глаза.

И в едином порыве они вдруг слились в долгом поцелуе.

Ощущение было совершенно другим. Не таким как с Чжоу. Было тепло, мягко и приятно. И вовсе не «сыро».

Стало настолько на всё наплевать, что он даже не заметил, как упал вместе с Идой на пол…

Глава 18. Вещий сон

Эрида повернулась к Гарри лицом, но вместо юноши стоял другой, совершенно незнакомый её мужчина. Высокий стройный и худой, длинная чёрная мантия до пола. Мужчина стоял к ней спиной.

— Что за…

Образ сменился. Лавриона подняла тяжёлые веки. Все части тела ломило, лицо и руки в синяках, одежда грязная и порванная. Изо рта течёт тоненькая струйка крови. Понятно, что над ней сильно поколдовали.

Она была в комнате не одна. Повернувшись к ней спиной, стоял тот же высокий худой мужчина в чёрной мантии.

Девушка попыталась подняться, но руки и ноги плохо её слушались.

— Где я? — Голос Иды эхом разнёсся вокруг.

— Там, откуда ты уже не вернёшься. — Раздался голос, от которого у девушки мурашки побежали по спине.

— Кто ты? — Хотя она уже знала ответ на свой вопрос, но была слишком слаба, чтобы сопротивляться чему-либо вообще. Поэтому ей ничего не пришло в голову, кроме как продолжить пока ещё мирную беседу.

Раздался пронзительный ледяной хохот, от которого лучше не стало.

— Ты меня удивляешь. — Проговорил сквозь смех Волдеморт. — Не знать самого могущественного волшебника всех времён и народов.

— Я его знаю. И это вовсе не ты. — Тихо произнесла Ида, но всё равно было слышно каждое слово.

Смех прекратился, и Тёмный лорд повернулся лицом к Лаврионе. Та вздрогнула и открыла рот. Не будь она в таком состоянии, из её груди явно вырвался бы крик. Таких глаз девушка не видела никогда: красные со зрачками-щелками как у кошки.

— А кто же это тогда? — Зловеще прошипел Волдеморт.

— Ты сам знаешь. Тот, кого ты боишься больше всего на свете. — Ответила Эрида спокойным ровным голосом. Раздался ещё один короткий отрывистый смешок.

— Даааа — медленно и задумчиво проговорил лорд.

— Я имею в виду не Дамблдора. — Так же медленно сказала Ида.

— Кого же тогда? — Волдеморт моргнул.

— Разумеется, Гарри.

Смех Волдеморта звучал в ушах волшебницы ещё очень долго. Он хохотал как ненормальный, но было видно, что это не тот холодный недобрый смех, а искреннее (если он на такое способен) чувство.

— Да. — Снова проговорил волшебник в промежутках между хохотом. — Давно я такого не слышал.

И он засмеялся с новой силой.

Эрида тоже улыбалась. Но в отличие от Волдеморта девушка улыбалась тому, что она абсолютно права. Гарри стал гораздо сильнее, и стоит наравне с Дамблдором.

— Я вижу, ты очень сильный волшебник. — Тёмный лорд, наконец, закончил смеяться и перешёл непосредственно к тому, для чего всё это было затеяно. — Я с трудом могу понять твои мысли. Такие блоки способен поставить не каждый.

Лавриона молчала. К ней снова вернулись боль и чувство безысходности.

— Расскажи мне о Гарри. — Слишком мягко и чуть ли не любовно попросил Волдеморт.

— Я не скажу больше ни слова.

В отличие от Волдеморта, Ила могла взломать любой мыслеблок. И от того, что она там нашла, ей легче не стало.

— Тогда тебе же хуже.

Волдеморт поднял волшебную палочку, которую он всё это время крутил в руках.

— Круцио!

Эрида была не в состоянии отразить заклятие. К тому же незаметный взлом блоков у Волдеморта занимает много энергии.

Все кости и без того стонущие, пронзила такая боль, что стало трудно дышать, и в голове была только одна мысль: скорей бы закончилась эта боль, лучше умереть, лучше убейте меня, только не надо этой невыносимой боли. Откуда-то издалека доносился смех. Неожиданно всё закончилось. Боль утихла и Ида вновь попыталась подняться.

— Мразь. — Прошипела она.

— Ты стала более сговорчива?

— Чтоб ты сдох, засранец! — Сквозь сильно сжатые зубы проговорила девушка.

— Грубо. А я грубости не люблю.

Всё повторилось вновь. Снова Ида дрыгала ногами и кричала, снова боль невозможно было терпеть и было трудно дышать. На этот раз боль продолжалась гораздо дольше.

— Хорошо!!! — Крикнула девушка сквозь невыносимую боль, которая тут же прекратилась.

— Хорошо. — Повторила она дрожащим голосом, тяжело дыша.

Волдеморт сделал палочкой выпад, и в воздухе появилось большое зелёное с серебром кресло, в которое он не замедлил сесть. Эрида осталась сидеть на холодном полу, улёгшись на стенку.

— Я слушаю. — Самым добродушным голосом (если он на него способен) поторопил её Тёмный лорд.

— Что именно ты хочешь услышать?

— Где он живёт, чем занимается, во сколько встаёт, что ест на завтрак. Всё.

— Я ему не служанка.

— Ты его, фу, как пошло это звучит, девушка. — Волдеморта передёрнуло. Ведь ему чужды такие понятия как любовь и нежность.

— С чего ты взял? — Огрызнулась Ида, но лорд предпочёл такого тона не заметить. Он вынул из-за пазухи свежий выпуск «Ежедневного пророка»

— «Голубки снова спасают мир». Это становится смешным.

Он кинул ей номер, и Ида увидела на первой странице себя и Гарри, державшихся за руки и весело беседующих с кучкой волшебников.

— Как только я запланирую что-нибудь весёленькое, так этот дреной мальчишка портит мне погоду.

— Зачем тебе я? — Спросила Ида. — Ведь не только узнать, что Гарри ест на завтрак.

— Разумеется, не для этого. После вашей с ним смерти я напишу о нём книгу. А ты мне нужна, как приманка. Скоро он получит от меня очень интересное известие…

Образ сменился.

Ида была прикована к одной из колонн какого-то зала тяжёлыми железными цепями. Она была обессилена. Неподалеку доносились удары мечей. Кто сражался, девушка знала, но не видела их — бьющихся окружали Пожиратели смерти. Она чувствовала, что силы того, за кого она болеет всеми фибрами своей души, на исходе. И очень боялась, что он не справится.

Зазвучал перекрывающий всё на свете смех.

— Неееееееееееет! — Крикнула Ида и забилась в цепи изо всей силы.

— Ида! проснись! Ну, проснись, же! Пожалуйста! — Услышала она знакомый голос. Настолько приятный, настолько родной, настолько нужный, любимый…

Девушка открыла глаза…

Глава 19. Скандал и подслушанный разговор

— Может, ты меня просветишь в своих утренних сновидениях?

Они сидели в комнате Эриды, сделанной из какой-то кладовки самой девушкой. Она была маленькой, но уютной, с небольшим камином в углу.

Гарри пристроился рядом с девушкой на кровати, стоявшей напротив двери. Ида сидела, прижавшись к стенке, обхватив колени руками и опустив голову.

— Тебе лучше этого не знать. — Пробормотала она, не поднимая головы. Её длинные золотистые волосы скрывали лицо.

— Не хочешь, не говори. — Обиженно промямлил парень и откинулся назад. Он чувствовал, что Лаврионе очень плохо, но ничем не мог ей помочь. Обида тут же прошла.

— Ложись. — Гарри вытянулся, и волшебница легла ему на живот.

— Тебе, правда, лучше не знать. — Жалобно простонала Эрида и закрыла глаза.

Девушка взяла руку Гарри и положила себе на талию.

— Что ты делаешь? — Спросил Гарри. Волшебница сгибала и разгибала пальцы на его ладони.

-Гимнастику. — Улыбнулась Ида, но глаз не открыла. — Между прочим, полезно. Кости рук развиваются.

Они пролежали так минут двадцать. Эрида всё ещё играла с пальцами юноши, а Гарри гладил её по голове. Оба с закрытыми глазами.

В комнату постучали, и дверь открылась. На пороге стояла Гермиона. Конечно, она была удивлена позами своих друзей, но очень хорошо это скрыла, за что Гарри был ей благодарен. Они понимали друг друга с одного взгляда.

— Миссис Уизли зовёт всех ужинать. — И она удалилась, закрыв за собой дверь.

Комната Лаврионы находилась на первом этаже, поэтому им не надо было никуда спускаться.

— Завтра выпишут Фреда. — Радостно сообщила миссис Уизли. — Кто-нибудь хочет его забрать?

— Сам доберётся, не маленький. — Пробормотал Рон, накладывая себе картошки.

— Он же твой брат, Рон! Как ты можешь так говорить?! — Укоризненно посмотрела на него мать.

— Да, но он не пятилетний.

За дверью прозвенел звонок, и миссис Уизли побежала открывать пришедшему. Им оказался Джордж.

— Всем привет. — Буркнул он. Настроение у близнеца было мягко сказать не из лучших. Парень прошёл за спиной у брата и сел на только что освободившееся место рядом. За ним сидела миссис Уизли. — Какой я голодный! Гиппогрифа бы съел!

Джордж тут же накинулся на гуляш с мясом.

— Ты чего такой злющий? — Спросил его Гарри, сидящий напротив, и отправил в рот очередную ложку.

— Без Фреда всё катится кувырком. — И со злости близнец заехал себе вилкой по зубу. — Мммм. — Прижал он руку ко рту.

— С завтрашнего дня всё исправится. — Проговорил Рон.

— С чего это вдруг?

-Завтра выписывают Фреда. — Ответил за Рона Гарри.

Джордж округлил глаза и, не моргая, уставился на юношу.

— Ты серьёзно? — Охрипшим голосом спросил он.

— Вчера он пришёл в себя и целитель сказал, что он здоров. — Джордж подпрыгнул на стуле. — Но злишься ты не по этому. — Добавил Гарри.

— Да. — Настроение у парня вновь испортилось. — Это из-за этого не расфасованного вонючего дерьма по имени Перси. — Раздался звук разбившейся посуды, только что выскользнувшей из рук миссис Уизли, но никто этого не заметил. На кухне встала гробовая тишина, и все уставились на Джорджа. — Этот червяк пришёл в Нору, якобы извиниться. — Скосил он рожицу.

— И что ты сделал? — Его мать тоже не заметила, как выронила грязные тарелки.

— Выставил его за дверь. Пусть катится ко всем чертям!

— Джордж! Как ты мог?! — Возмутилась миссис Уизли.

— Мог! Этот слизняк выставил тебя за дверь и назвал отца глупцом! Ноги его в Норе не будет, пока я там! — Близнец встал и бросил вилку, но не рассчитал силы: стакан со сливочным пивом упал на пол и разбился.

— Проклятье! — Прошипел Джордж — Репаро!

Осколки взлетели и встали на стол целым, но, к сожалению, уже пустым стаканом.

— Экскуро! — И разлитое сливочное пиво исчезло.

— Я у Фреда. — И он стремительно вышел из кухни, громко хлопнув дверью.



* * *

Со следующего дня Ида начала тренироваться с ещё большим усердием.

— Что с тобой стряслось, Лавриона? — Спросил Гарри спустя неделю после появления Джорджа на Гриммо 12. Они сражались на Волосах Славы. — Ты готова сидеть здесь круглосуточно!

— Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь непредвиденное. — Отрывисто проговорила девушка и проткнула Гарри плечо.

— Не хочешь, чтобы со мной что-нибудь случилось? — Ехидно заметил юноша и, держась за плечо, упал на колени. Эрида закрыла рот руками и с ужасом уставилась на то, что натворила. Гарри упал на живот, по телу от плеча разливалась какая-то зараза, пожирающая все внутри. Юноша потерял сознание.

Его хотели отвезти в больницу, но Ида этого не позволила. «Его всё равно не смогут вылечить» сказала она и велела отнести парня к себе в комнату.

Яд начал действовать. Гарри стал весь зелёный, под глазами появились фиолетовые мешки, на лбу выступил холодный пот, рана на плече извергала синие потоки крови, его стало трясти и лихорадить. И это не очень поднимало Иде настроение.

Девушка никого не пускала к себе. Никто не знал, что с Гарри и все были как на иголках. На кухне было тихо; Рон ходил по коридору из угла в угол, а Гермиона закрылась у себя в комнате. Через два часа Ида вышла из комнаты и сразу же наткнулась на взъерошенного Рона.

— Он спит. — И девушка вернулась обратно, закрыв за собой дверь.

— Ну? — Требовательно посмотрела на него миссис Уизли, когда Рон вошёл в кухню.

— Он спит. — Повторил тот слова Эриды.

— К нему можно? — Продолжала допрос его мать.

— Я не спрашивал! — Огрызнулся Рон и плюхнулся на стул. — Она закрыла дверь у меня перед носом. — Рон оглянулся и добавил. — А где Гермиона?

— Ей нездоровится. — Ответила Тонкс.


* * *

Гарри проснулся и открыл глаза. После попадания Волоса в рану волшебник потерял сознание и ему приснился неприятный и непонятный сон. Так что он его тут же забыл. Он почувствовал, что на краю кровати кто-то лежит, и повернул голову. Склонившись к Гарри и сделав из собственных рук подушку, мирно дремала и хмурилась во сне Ида. Парень приподнялся на локте и поцеловал девушку в голову. Та вздрогнула и проснулась.

— Ты с ума сошёл?! Немедленно ложись! — Эрида с силой повалила юношу обратно в кровать. — Тебе не то, что вставать, тебе говорить-то нельзя! — Возмущалась девушка.

— И сколько ты возле меня кукуешь? — Спросил Гарри, и перед глазами всё поплыло. Голова была как чугунная, а тело всё ломило как от изнурительных годовых работ в каких-нибудь катакомбах.

— Будь добр, заткнись пожалуйста. — Пробормотала Лавриона. Она крутилась возле кровати.

— Выпей это. — И ведунья почти бесцеремонно влила ему в рот какое-то лимонное снадобье.

— Все претензии потом. Пока спи. Да, кстати, сегодня двадцать седьмое ноября и через три дня мы возвращаемся в Хогвартс. Сейчас по плечу должно пройти неприятное покалывание. Потом рану прорвёт. Надеюсь, я подоспею к этому моменту. Пойду, обрадую остальных.

Ида страстно поцеловала Гарри в губы и быстренько удалилась, а окрылённый Гарри забылся в воспоминаниях и тутже уснул.

На следующий день Гарри, в сопровождении своей девушки, спустился ужинать, чему все были несказанно рады. Юноша был очень сильно удивлён в тот вечер и на протяжении всего ужина не спускал глаз с Тонкс, которая приняла облик, ужасно смахивающий на облик его матери: женщина лет двадцати с тёмно-рыжими волосами и очень яркими светящимися зелёными глазами. Гарри был вдвойне удивлён, когда увидел сидящего за столом Снейпа, который чуть ли не гордился тем, что никогда не оставался на ужин после собрания. Судя по всему, сегодня он решил сделать исключение. Он, как и Гарри, сидел неподалёку от Тонкс и не спускал с неё глаз. Что сильно позабавило Лавриону.

— Чего это ты ухмыляешься? — Наконец не выдержал Рон.

— Ничего. — С невинным видом ответила Ида.

Нимфа ушла одна из первых. Как ни странно, но следом за ней ушёл и Снейп.

— «… Может, ты всё-таки объяснишь, чего это тебя так развеселило? Может, я тоже посмеюсь» спросил у Эриды Гарри, когда Снейп покинул кухню.

«… Скоро ваш Снейп дифирамбы распевать начнёт и цветочки нюхать» девушка начала трястись от беззвучного смеха.

Гарри прыснул и подавился соком. Гермиона постучала его по спине.

— Всё в порядке? — Поинтересовалась она. В последнее время нервы её были на пределе.

— В полном. — Гарри откашлялся и запил соком неприятную горечь во рту.

Все ушли. На кухне остались только Гарри и Эрида. Она должна была помочь юноше подняться к себе в комнату.

— Ну, что? Пойдём? — Ида поднялась.

— Да. — Гарри встал, допил последний глоток тыквенного сока и поставил его на стол. Ида махнула в сторону стакана рукой, и тот исчез. Девушка подхватила Гарри за талию и повела к двери.

Ребята шли молча. Чем ближе они подходили к лестнице, тем слышнее становился под ней какой-то шорох. Подойдя вплотную, Гарри и Ида услышали приглушённые голоса.

«… Это комната Нимфы» пришла мысль от Иды.

«… Давай побыстрее, если она услышит, что мы подслушиваем…»

Но ноги приросли к полу.

— Прекрати. — Послышался голос Тонкс.

— С какой стати? — Послышался другой, мужской голос, и при чём именно тот, который никак не ожидался.

— Скоро здесь пройдут Гарри и Ида. Будет невежливо… с нашей стороны. Хватит, я сказала! — Кто-то поднялся с кресла (или кровати) и начал ходить по комнате.

— Превращу его в жабу, и пусть наслаждается жизнью. — Грубо ответил Снейп.

— Ты к нему несправедлив. — Проговорила Тонкс. Ребята слушали, затаив дыхание. Чем дальше заходил разговор, тем ниже опускалась челюсть у Гарри.

— Неправда. Родился от гаденыша, гаденышем и останется. — С презрением проговорил зельевар. Шаги стихли.

— Ты путаешь его с отцом, Северус. Так нельзя.

— Я не путаю. Он итак весь в отца. — В голосе читалась ненависть. Гарри наполнился злобой. У него появилось желание войти в комнату и хорошенько пройтись по зельеварской физиономии. Но Ида крепче взяла его за руку, и Гарри пришлось наслаждаться репликами в стороне, сжимая кулаки.

— Вовсе не в отца. У него отцовская только внешность. Характер у него материн. — Послышался тяжёлый вдох. Затем снова кто-то встал.

— Мальчик не виноват в том, что вы с его отцом чего-то не поладили. — Продолжала Нимфа.

— Это мягко сказано. — Пробубнил Снейп.

— Это осталось в прошлом. Прекрати срывать ненависть к Джеймсу на Гарри, и увидишь, что сам Гарри не такой уж «гаденыш».

— Он знает обо мне кое-что. Вечно суёт свой нос, куда не следует!

— Это касается только вас двоих. Именно поэтому ты не должен на него бросаться. У Гарри пошли тяжёлые времена.

— Его ты жалеешь!

— Могу пожалеть и тебя…

Послышался странный чмокающий звук. Ида не удержалась и прыснула.

Звук смолк, и послышались шаги. На пороге перед открытой чёрной дверью стоял профессор Снейп собственной персоной. При его виде Гарри всеми силами пытался не расхохотаться, но усмешки всё-таки не сдержал. Волосы растрёпаны, верхние пуговицы рубашки расстегнуты. Весь красный и взъерошенный.

— Что вы здесь делаете, Поттер? — Снейп накинул свою дорожную мантию.

— Я здесь живу. — Тонким голоском проговорил Гарри. Ему стоило больших усилий не расхохотаться профессору прямо в лицо. Он уже трясся от внутреннего смеха.

— Что ж, Поттер, — Снейп явно намеревался что-то сделать и вынул волшебную палочку. Юноша напрягся. — Теперь…

Но тут из комнаты появилась Тонкс, (она успела привести себя в порядок) и положила ладонь на плечо стоявшему. Зельевар, не договорив, бросил взгляд на, улыбающуюся ему, Нимфу.

Пока они там любовались друг другом, Гарри и Ида быстренько умотали наверх, чтобы не попасться под горячую руку.

— И только когда дверь в комнату была плотно закрыта, Гарри и Ида заржали так, что Рон и Гермиона, ждавшие их с ужина, уставились на них с недоумением, и даже страхом.

Глава 20. На вокзале Кинг-Кросс

— Что с вами? — Спросил потрясённый Рон. — Чего на кухне могло вас так развеселить?

— Ой, я не могу! — Гарри погнулся пополам.

— Кончайте уже! — Рассердилась Гермиона. Ей не терпелось услышать рассказ друзей.

Ребята перестали смеяться.

— Снейп влюбился. — У Рона отпала челюсть. Секунду спустя Рон шлёпнулся на кровать и задрыгал ногами от хохота. Гермиона, однако, не засмеялась.

— Тоже мне. Удивил. — Гермиона уселась на ту же кровать. Рон замер с открытым ртом.

— Ты знала?! — Севшим голосом вымолвил он. — Знала и ничего нам не сказала?! — Рона распирало от неудовольствия.

— Ну.… Это вроде как очевидно. — Пожала плечами девушка. — Он ещё со вчерашнего дня здесь ошивается. — Гермиона по обыкновению запустила пальцы в волосы. — Вот только понять не могу, с чего это вдруг он начал бегать за Тонкс? Ведь он вообще не обращал на неё внимания.

— Снейп бегает за Тонкс? — Изумился Рон, но его никто не услышал.

— Он любил мою маму. — Медленно, опустив голову и смотря куда-то в пространство, проговорил Гарри. — Другого варианта нет (посмотрел он на друзей).

Ида плашмя шлёпнулась на приготовленный для себя сомой стул. Некоторое время было тихо. Потом:

— С чего ты взял? — Спросила блондинка. Она сидела на перевернутом вперед спинкой стуле, положив руки на перегородку. Гарри посмотрел девушке в глаза и пошел к своему чемодану. Перевернул там все вещи и достал со дна большой в красном переплете альбом, подаренный ему Хагридом. Затем выпрямился, прошагал к кровати и бросил на неё тяжелую книжку. Друзья тутже кинулись к альбому.

— Ого! — Воскликнула Ида.

-Как похожа! — промолвила Гермиона, глядя на махающую с картинки женщину круглыми глазами. Никто из них, даже Гермиона, не знали, как выглядела Лили Поттер.

— Снейп любил мою маму! — Ошалело прошептал маг, не веря собственным словам. — С ума сойти можно. — Гарри снова вспомнилась картина из Омута Памяти Дамблдора. Но тогда ему, показалось, что он ненавидит Лили Эванс. Волшебник снова вернулся в этот мир. — Когда она появилась такой?

— Позавчера Нимфы здесь не было. А вчера она пришла уже в его сопровождении. — Ответила Гермиона, которая первой пришла в себя после осознания того, что слизеринец любил гриффиндорку.

— Но он же из Слезерина! — Воскликнул Рон.

— И что? — Гермиона была невозмутима. — По-твоему слизеринцы и полюбить не могут?

— Они вообще не знают, что это такое! Эта любовь.

— Кто бы говорил. — Ответила девушка. — Можно подумать, ты знаешь, что такое любовь!

Рон хотел ответить что-нибудь грубое, но Гарри его опередил.

— Может, хватит? Вы можете прожить хоть день, чтобы не поцапаться?

— Прости, Гарри. — Гермиона хотела сказать ещё «он первый начинает», но передумала.

В комнату вошла миссис Уизли и разложила на две стопки, приготовленные ею, мантии.


* * *

Наконец наступил день поездки в Хогвартс. Незапланированные каникулы кончились, и теперь ребята с нетерпением ждали возвращения в замок. Вещи были собраны ещё со вчерашнего дня.

— Все готовы? Тогда на выход. — Пробасил Грозный Глаз и ребята, в сопровождении Грюма, Люпина, Тонкс и близнецов Уизли, вышли из дома.

— Ну, как настроение? — Спросил Фред по дороге на вокзал.

— Ничего. — В один голос ответили Гарри Ида и Гермиона. Джинни и Рон от ответа воздержались.

— Надеюсь, обойдётся без приключений. — Взволнованно проговорил Люпин. Он держал руки в карманах мантии.

Прибыли на вокзал Кинг-Кросс.

— Опаньки! — Рон встал как вкопанный и уставился на перрон между девятой и десятой платформами. — А эти чего здесь забили?

— Уж точно не по мне соскучились. — Ответил Гарри и направился по направлению к трём стоящим неподалёку людям. Остальные последовали за ним.

— Здравствуйте. — Громко поприветствовал юноша. Дурсли аж подпрыгнули от удивления. — Вы чего так вздрагиваете? Не ожидали такого счастья? — Еле сдерживая смех, проговорил Гарри.

Тут тётя Петунья обратила внимание на Тонкс. Чёрная кожаная сумочка, которую она держала в руках, с лёгким хлопком упала на асфальт. Создавалось впечатление, что она сейчас лишится чувств. Ещё бы! Ведь перед ней стояла её «ненаглядная сестрёнка, в которой она души не чаяла»!

— Неет! — Еле слышно пропищала тётя Петунья и отступила на несколько шагов. Дядя Вернон попридержал жену, чтобы та не упала в обморок. Оба были белые как мел. Дадли боязливо смотрел на родителей и недоумевал, чего это папа и мама так перепугались какой-то рыжеволосой тётки, но для подстраховки всё-таки решил спрятаться за родителями. При виде всего этого Гарри, да и Рон с Эридой и Гермионой, пытались применить все усилия, чтобы не расхохотаться. Остальные стояли молча и недоумевая глядели на родственников парня.

— Чего это они? — Удивлённо шепотом спросила Тонкс.

— Рады встрече. — У Гарри выступили слёзы. Он чувствовал, что ещё чуть-чуть, и его рёбра треснут под натиском несдерживаемого хохота.

— Эээ… Вы куда-то собираетесь? — Робко спросила Нимфа. Хотела завязать разговор. Но Дурсли были не в состоянии ответить.

Прошло какое-то время. Толи Дурсли набрались смелости, толи ещё по какой-то причине, но дядя Вернон решил ответить.

— Во Флоренцию. — Слабо просипел он.

— Решили, пока меня нет, удрать куда подальше? — Но, похоже, эта новость ничуть не огорчала Гарри.

— Ээээ…

— Ладно. — Оборвал дядю племянник. — Счастливо добраться. Только знайте, волшебники есть и в Австрии. Да и сторонников Волдеморта там немало.

Дурсли уставились на него с ещё большим испугом и сжались под взглядом остальных. А Гарри развернулся на каблуках и пошёл к концу перрона, заливаясь, наконец вышедшим наружу, хохотом.

— Чего это они были такие взъерошенные. — Догнала его Тонкс-старшая.

— Не ожидали увидеть мою мать. — Ответил Гарри, улыбаясь чему-то своему. Подошли и другие.

— Твою мать? — Сдвинула брови профессор Защиты. — При чём тут Лили Поттер?

— Ты никогда не задумывалась, с чего это вдруг, Снейп начал за тобой ухаживать?

— Гарри. — Строго отдёрнула его собеседница, но шедшие рядом даже ухом не повели. Как будто всё идёт как надо.

— А с того, что ты очень похожа на неё, Тонкс. — Остановился Гарри и посмотрел женщине прямо в глаза. — Снейп любил маму, и увидел её в тебе. Ты никогда не видела старых фотографий? Зайди как-нибудь. Покажу.

И он пошёл дальше.


* * *

— Ты не должен был так говорить! — Воскликнула Тонкс. Она решила поехать вместе с ребятами на поезде, чем добираться какими-то своими путями. Бурый паровоз выпускал клубы серого пара и стремительно набирал скорость.

— А что такого я сказал? — Поднял плечи Гарри. — Только то, что Снейп влюбился в тебя, потому что любил мою маму!

— Теперь члены Ордена будут смотреть на меня как на взбесившегося гиппогрифа.

— Может, у Снейпа и не всё впорядке с головой, но ни Люпин, ни другие не будут смотреть на тебя хуже, чем обычно. — Успокоил её Рон.

— Пойдут слухи, и тогда я могу вылететь с работы. — Не унималась профессор.

— Во-первых, слухи пустила ты сама. К тому же, это вовсе не слухи. — Ехидно добавила Ида. — А во-вторых, Дамблдор не будет тебя увольнять из-за каких-то интрижек. Главное, чтобы твои отношения с зельеваром не нашли отражение в работе.

Тонкс успокоилась и больше не возвращалась к этому разговору.

— А почему ты сказал, «волшебники есть и в Австрии»? — Обратилась Тонкс к Гарри, и все уставились на юношу.

— Потому что они едут не во Флоренцию, а в Австрию.

Ближе к обеду появилась полная дама, продававшая сладости. Ребята пожёвывали шоколадных лягушек и весело смеялись над Живоглотом, который надумал побегать за солнечными зайчиками. Гарри беспокоила одна мысль, что в любую минуту может появиться Молфой со своей свитой. И когда дверь в купе отварилась, Гарри сразу напрягся. Но это оказалась Чжоу Чанг. На лицах ребят всё ещё застыла улыбка.

— Эээ… Здравствуй Гарри.

— Здравствуй Чжоу. — Девочка покраснела, не ожидая такого официального тона.

— Здравствуйте, профессор Тонкс. — Смутившись ещё больше, промямлила Чжоу.

— Здравствуйте, мисс Чанг. Что-то случилось? — Спросила Нимфа, пристально смотря на девочку с блестящими длинными чёрными волосами.

— Ээээ… Нет… Ничего… Я так просто… — и залившись краской, девушка поспешно вышла из купе.

Поезд затормозил, и ребята высыпали на платформу.

— Привет. — Потусторонним голосом поздоровалась Полумна Лавгут. — Рада вас видеть.

— Привет Полумна. Хорошо отдохнула? — Заговорил Гарри, а Рон подавил смешок, сделав вид, что поперхнулся.

— Неплохо. А где ваши вещи? — Всё так же невозмутимо спросила девочка.

— Они уже в замке. Были отправлены отдельно, а совы улетели охотиться за два дня до отъезда. Мы велели им прилетать прямо в Хогвартс. — Ответила Эрида. Рядом с ней стояла Гермиона. Только у неё были заняты руки. В них извивался Живоглот, которого она не хотела отпускать.

Глава 21. Новые неожиданности

— Вы с ума сошли! — возмущался Рон. Ребята находились в Большом зале и ждали начала пиршества. — Связаться с сумасшедшей!

— Она такая же сумасшедшая как мы с тобой. — Возразил Гарри, смотря в сверкающую золотом тарелку. — Ведь это именно она предложила полететь в Министерство на фестралах.

Рон поднял глаза к небу. Он не мог поверить тому, что услышал, когда ребята вышли из поезда и заговорили с Полумной. И на вопрос, как она провела каникулы, та начала рассказывать о каких-то новых невиданных животных, которых им пришлось наблюдать. В итоге Гермиона не выдержала и сказала, что всё это полная чушь, и то, что её отца просто хотят выставить перед волшебниками полным придурком, верящим во всё подряд. А всё только потому, что её отец никому не платит. Сначала Луна пришла в бешенство, но потом успокоилась. И ребята решили помочь ей уговорить отца выдавать людям зарплату. Больше того, Гарри и Ида пообещали, что помогут отцу Полумны сделать из его газеты ещё более крутую и полезную, чем «Пророк»!

— Вы бы видели, как на вас пялились всё остальные! — Не унимался Рон.

— Рон, успокойся. — Гермиона начала кипятиться. — Мы хотим ей помочь! Ясно тебе?!

— Да, но, боюсь, другие вас не поймут! — Едко заметил Уизли.

-Её мама умерла у неё на глазах, когда ей было девять. — Спокойно проговорил Гарри и решил, что чем-то похож на Полумну.

— Ну и что? Твоих родителей убили, когда тебе был год!

— Я этого не помню. А у неё это в голове постоянно.

— Ладно хватит! — Перебила Ида. — Вы лучше посмотрите, как преобразился зельевар.

Все гриффиндорцы (кто её услышал) повернули головы в сторону преподавательского стола. Кто поперхнулся, кто выронил ложку, у кого просто поотпадали челюсти.

— Тонкс уговорила его помыть голову? — Спросил Рон, смотря на Снейпа во все глаза.

За столом преподавателей, между Тонкс и профессором Стебль сидел Снейп. Но это был другой Снейп, моложе лет на десять. Кожа на лице не такая жёлтая, волосы, которые всё время свисали липкими сальными лохмами, блестели в свете свечей и были аккуратно зачёсаны набок. Профессор болтал (чего за ним вообще никогда не наблюдалось) с Тонкс, и та смеялась. Наконец, перемены в Снейпе заметили не только гриффиндорцы. Стало тише гораздо раньше, чем Дамблдор встал, чтобы призвать всех к великолепному пиршеству.

— Интересно, почему это Нимфа сидит вместо Макгоногалл, а той нет? — Обеспокоено спросила Гермиона, когда ребята заканчивали свой десерт.

— Если бы с ней что-то стряслось, мы бы знали. — Успокоил её Гарри.

— Итак, — поднялся Дамблдор, и в зале стало тихо, — теперь, когда мы все сыты, я могу сделать несколько объявлений.

Начнём с того, что наша, всеми любимая профессор Макгоногалл отлучилась решать семейные проблемы, то теперь трансфигурацию будет преподавать ваш, всеми любимый, директор, то есть я. — Скромно добавил Дамблдор. — Поскольку профессор является деканом факультета гриффиндор, то мне пришлось немного подумать. Рад сообщить вам, что ваш учитель Защиты от Тёмных искусств согласилась на эту скромную должность.

Тонкс поднялась, и по залу пробежали лёгкие аплодисменты.

— Интересно, как она с нами справится? — Со смешком в голосе спросил Дин Томас.

— Ещё как справится! — Воскликнула Эрида, продолжая хлопать. — И я тебе советую её слушаться, а то будешь иметь дело со мной.

— Тсссссс. — Прошептала Гермиона.

— И, наконец, должен вас огорчить тем, что по техническим причинам, занятия в Дуэльном клубе отменяются.

Ученики застонали.

— Жалко. — Разочарованно пробормотал Симус Финниган. — Я всё-таки надеялся, что они покажут что-нибудь новенькое.

— И без этого будет кошмар. — Сказала Ида, вставая. Дамблдор отправил всех по гостиным.

— Почему? — Спросил Рон. Все направились к выходу.

— А потому, баранья твоя голова, — раздраженно проговорила девушка, — что мы отстаём от программы на месяц! Вот увидишь, они нас по полной загрузят!


* * *

— Трансфигурация стоит третьим, четвёртым. — Ребята завтракали в Большом зале. Только что прошла Тонкс и раздала гриффиндорцам расписания уроков. — Они с ума сошли! По семь уроков на дню!

— Я же сказала, загрузят. — Обречённо выговорила Ида.

— Ничего, как-нибудь справимся. — Гермиона отложила своё расписание.

— Справимся?! — Взбесился Рон. — Это может ты и справишься! У нас две Защиты, две трансфигурации, два зельеварения и травология! А ты говоришь «справимся»!

— Прибавь к этому ещё Нумерологию и руны, и ты получишь моё расписание. — Спокойно промолвила Гермиона.

— Девять уроков?! — Гарри выронил вилку и уставился на девушку круглыми глазами. — А есть и спать ты когда будешь?

— Я же сказала, как-нибудь справимся. — Гермиона допила последний глоток кофе и встала. — Ладно, я побежала. Увидимся.

— Эй?! У нас Защита! — Крикнул ей в вдогонку Рон. — Куда это она?

— Наверное, на руны. — Ответил Гарри, прочитавший мысли убежавшей подружки.

— Она что, опять взялась за старое? — За что старое опять взялась Гермиона, пояснять не надо было. И Рон, и Гарри прекрасно знали, как на третьем курсе Гермиона пользовалась Маховиком времени, чтобы быть на двух уроках сразу. Подтверждению тому было то, что когда ребята вошли в класс Защиты от Тёмных искусств, Гермиона уже была там. На уроке была только практика. Тонкс показала гриффиндорцам Щитовое заклятье, которое, вспомнил Гарри, когда-то применил Волдеморт, чтобы отразить чары Дамблдора в Министерстве магии. С заклинанием справились трое: Гермиона, Гарри и Ида. У Рона получилось только облить себя холодной водой. У остальных не получилось вообще.

— Домашнее задание два свитка о заклинании Свиртборд, события из истории, кем и когда оно использовалось. Естественно, всё выписывать не нужно. Только самые известные случаи. И те, у кого заклинания не получились, а это почти весь класс, придут после ужина и будут практиковаться до тех пор, пока не получится.

Ученики заахали и заохали.

— А уроки за нас вы делать будете? — Осведомился Симус Финниган. — Тогда я согласен.

— У вас ещё будет время сделать домашнее задание. — Тонкс продолжала писать что-то в журнале.

— Может, во сне? — Не унимался Симус.

— Заткнись. — Шикнула на него Эрида. — Симус прав, Нимфа. — Уже громко произнесла Лавриона. Гриффиндорцы посмотрели на девушку как на ненормальную: так обращаться к преподавателю Хогвартса! Но, похоже, это Тонкс нисколько не задело. — Как мы будем делать уроки, если весь вечер будем у тебя?

— Вообще-то, к тебе это не относится. — Тонкс оторвалась от своего журнала. — Ни к тебе, ни к Гарри, ни к Гермионе. После уроков останутся только те, кто не справился с заданием.

— Но вообще-то, это уровень седьмого курса, а ты хочешь, чтобы ребята научились этому за урок. — Гарри откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки. Ребята оторопело уставились на него.

— Но ты же научился. — Тонкс снова опустила голову.

— Я — это я, а они — это они.

— И что ты предлагаешь? — Тонкс немного рассердилась и бросила перо на стол. — Бросить всё и заняться простенькими заклинаниями, которые проходят первоклашки? — Нет. — Спокойно ответил Гарри. — Просто предоставь это нам с твоей сестрой.

— Может, тебе ещё и кабинет оставить? — Съехидничала Нимфа. Гарри усмехнулся:

— Можешь. Но мы и без него обойдемся.

— Хорошо. Ты сам разберёшься. Но учти, если твои одноклассники — она обвела взглядом всех сидящих, уставившихся на неё во все глаза, — не смогут вызвать Щит через два урока, я сниму с вас пятьдесят баллов.

— Когда у нас следующий урок? — Кивнул Гарри.

— В четверг. Занятия будут только по понедельникам и четвергам. — Прозвенел звонок, и ребята начали собирать вещи.

— В следующий понедельник ты своих гриффиндорцев не узнаешь. — Улыбнулся Гарри и пошёл вслед за остальными.

— Гарри! Ты разговаривал с профессором на «ты»!

— Гарри! Неужели занятия ОД возобновятся?!

— Вы видели, как Гарри с ней разговаривал!

— Вот это да!

— Я так рада, что Гарри снова начнёт нас учить! — Воскликнула Парвати.

Оказывается, Дамблдор ничем не отличается от Макгоногалл. Он так же прекрасно, как и предыдущий профессор, знает предмет. Единственное, чем отличался урок, это атмосферой. У Макгоногалл всегда было тихо. Здесь же ребята могли себе позволить пошептаться.

— Сегодня мы будим проходить трансфигурацию человека. — Объявил профессор. — Думаю, вы все ждали момента, когда же, наконец, мы начнём проходить анимагов. Долгожданный момент настал. — Ребята обрадовано переглянулись и заёрзали. Дамблдор ходил по классу и крутил в руках волшебную палочку. — Я прекрасно понимаю, (снова стало тихо) что вам сразу хочется приняться к практике, но придётся немного набраться терпения. — Проговорил Дамблдор, и ученики сразу сникли. — Прежде, чем приняться к практическим занятиям, вам необходимо знать тот базовый курс правил, который необходим при превращении в животное. Всё, что мы сегодня запишем, должно быть выучено наизусть. Без этого у вас не получится полноценного превращения, что может вызвать ужасные последствия…

Оставшееся время ребята строчили чернилами по пергаменту. Прозвенел звонок и класс высыпал наружу и направился в Большой зал на обед.

— Какой ужас! Они издеваются над нами!— Разорялся Рон по дороге в зал. — Учить наизусть пять страниц! Да ещё Тонкс со своими Щитами!

— Но без этих страниц ты даже превратиться не сможешь! — Возразила Гермиона.

— Спасибо, я слышал Дамблдора. Не надо повторять дважды.

— Но это действительно важно!

— Хватит. — Прервал Гарри перепалку. — Вечно вы ссоритесь.

— Мы не ссоримся, мы разговариваем. — Гермиона усмехнулась и прошла вперёд, к столам.

— Они решили уничтожить нас под грудой домашних заданий. — Опечалено проговорил Рон и плюхнулся за стол.

— Успокаиваемся. — Сказал Снейп, войдя в своё подземелье. Он проплыл по классу и встал за стол, облокотившись на него кулаками. — Сегодня у нас небольшая проверочная работа. Я хочу проверить, насколько вы внимательны на моих уроках.

Снейп махнул палочкой, и у каждого на столе оказалось по два пергамента: чистый и исписанный вопросами.

— Приблизительно такую работу вы будете делать на ЖАБА. — Проговорил профессор. — Здесь нет таких придурков, которые были у меня до этого момента. Оценки, меньшей удовлетворительно, я от вас не жду. Преступайте.

Гермиона сразу начала строчить. Эрида пожала плечами и тоже начала писать. Рон читал вопросы. Гарри посмотрел по сторонам и тоже начал писать.

В кабинет постучали, и на пороге появилась Тонкс.

— Профессор Снейп.

— Да? — Снейп, стоявший неподалёку от Молфоя, обернулся.

— Директор попросил зайти к нему после урока. — Мягко произнесла она, подмигнула Гарри и Иде и закрыла дверь. Молфой наклонился, прошептал что-то своей соседке Пенси Паркинсон, и та прыснула.

— Минус пятьдесят очков Слизерину. — Гарри, да и не только он, но и все остальные, не поверили своим ушам! Снейп снял со Слизерина пятьдесят баллов! Да ещё с Молфоя! Своего любимчика!!!

— За что? — Возмутился слизеринец.

— За оскорбление преподавателя в моём присутствии. — Молфой что-то пробормотал. Судя по всему, Снейп не принял это за извинение.

— Вы сидите здесь, мистер Молфой, только потому, что ваша мать просила приглядеть за вами. — Скривил зубы профессор. — И если вы собираетесь срывать мои уроки и впредь, то вам на них делать нечего. И если вы скажете ещё хоть слово, будете оставлены после уроков.

Гарри не выдержал и прыснул. Но Снейп этого не заметил. Он начал ходить по классу, проверяя, кто что пишет. Гриффиндорцы улыбались, вспоминая только что услышанное.

— Это его профессор Тонкс так переродила? — Шёпотом спросил он у Иды.

— Поттер. — Гарри подпрыгнул от неожиданности. Молфой сразу заёрзал, а гриффиндорцы застыли с замиранием сердца. Ну, сейчас будет! — Запомните на будущее. В противоядие Всеглазки входит корень златоцветника, а не цветогубки.

Гарри едва успел пролепетать «спасибо». Гермиона округлёнными глазами провожала Снейпа. У Рона, как и у большинства гриффиндорцер, (да и не только у них) отпала челюсть, а сам зельевар, не удостоив никого взглядом, отправился за преподавательский стол.

Глава 22. В башне Гриффиндора

— Завтра тренировка. — Пробурчал Гарри. Они были в Большом зале на ужине. Таким расстроенным и одновременно обозлившимся на всё и вся, его еще никто не видел.

— Это же прекрасно! Завтра суббота, отдохнем. — Просияла Ида. — Я так соскучилась по квиддичу! Здорово!

— Не радуйся. — Упавшим голосом сказал юноша и плюхнулся на стул. — Тонкс спятила! Назначить тренировку вместе с слизерином!

— Мы будем играть со слизерином?! — Рон промахнулся мимо своего стула и упал на пол. С разных сторон понёсся смех. Ида помогла волшебнику подняться и уселась вместе с ним за стол. — Ты серьёзно?!

— Серьёзнее не бывает. — Гарри плюхнул себе на тарелку ростбиф.

— Нееет. Это уже не в какие ворота… — Через некоторое время произнесла Ида и, бросив вилку, направилась к преподавательскому столу.

— Ида, стой! — Крикнул Гарри, но девушка даже не обернулась.

Лавриона подошла к столу, обогнула его и остановилась около сестры, что-то ей сказав. Тонкс ей ответила, и волшебница вздохнула. Потом снова начала говорить: медленно, выбирая слова, время от времени посматривая на сидящего рядом Снейпа. Тот повернулся к девушке лицом и прислушался, иногда вставляя словечко.

— Гарри! — Крикнула Ида, подняв голову. — Иди сюда!

Парень встал и направился к столу преподавателей.

— Убеди профессора Тонкс отманить тренировку со слезирином. Может у тебя что-нибудь получится. — Тонкс-младшая отошла на два шага от стола, скрестила на груди руки и начала скрипеть зубами. Она смотрела на всё подряд, только не на Нимфу. Было понятно, что она еле сдерживается, чтобы не выйти из себя.

— Мы просто не можем с ними играть. — Проговорил Гарри, переводя взгляд с Иды на её сестру.

— Это мы уже слышали. — Сладко произнёс Снейп. — Может, у вас есть другие аргументы? — Скривился в издевательской ухмылке профессор.

— Если вы хотите, чтобы мы переломали друг другу конечности, то тогда всё в полном порядке. — Сквозь зубы ответил юноша, сверля Снейпа глазами.

— Ну, если вы, Поттер, сломаете ногу, то это пойдёт вам на пользу. — Издевался зельевар.

— Нам надо отрабатывать квиддичные приёмы, а не заниматься мордобоем. — Проговорила Эрида раздраженно.

— А до этого может дойти? — Обеспокоено спросила Тонкс.

— Только если Поттер решит, что он ковбой. — Усмехнулся Снейп. — Ничего, помиритесь.

— Я не буду играть со слизерином! — Прикрикнула Ида.

— Тогда будешь исключена из команды. — Спокойно объяснила Тонкс.

— Отлично! — Крикнула девушка. — Только не удивляйся, если я не приду в понедельник на урок! Думаю, Дамблдор тебе за это спасибо не скажет!

— Кхе-кхе… — подал голос кто-то сзади. Директор уже давно отпустил учеников по гостиным, и сам собирался уходить.

— Простите, профессор. — Промямлила Ида, опустив голову.

— Ничего, Эрида. Ты сказала, что не придёшь на урок. Что ты имела в виду?

— Приснилось мне тут недавно кое-что. — Она бросила короткий взгляд на Дамблдора и перевела глаза на Тонкс. — Но… я бы не хотела об этом говорить. Это… ээээ… касается только меня, Гарри и Волдеморта.

— Хорошо. — Дамблдор наградил девушку проницательным взглядом, от которого обычно Гарри становилось не по себе. — Я, конечно не против, чтобы гриффиндорцы потренировались вместе со слизерином, но будет лучше, если тренировка пройдёт у каждого по отдельности. — И старец направился к выходу, оставив позади сияющих Иду и Гарри и расстроенных Снейпа и Тонкс.


* * *

— Ну что? — В один момент вскочили Рон и Гермиона, когда ребята вошли в гостиную гриффиндора. Остальные из команды остались сидеть и выжидательно смотрели на вошедших.

— Тренировка будет без слизеринцев. — Радостно объявил Гарри. — Когда, я не знаю.

Ребята радостно повыскакивали, похлопали Гарри по плечу и разбежались, кто куда. Лавриона сразу же шлёпнулась в одно из глубоких мягких кресел у камина и печально уставилась на огонь.

— Чего это с ней? — Шёпотом спросил Рон.

— Поцапалась с сестрой. — Так же тихо ответил юноша. Как только ребята расселись по креслам, в проёме показалась Тонкс собственной персоной.

— Тренировка в воскресенье, в два. — Произнесла она, подойдя к ребятам. — Ида, что с тобой?

— Ты не должна была устраивать этот балаган. — Вкрадчиво произнесла её сестра, всё так же смотря на весело потрескивающие искры пламени.

— Позволь мне самой решать, что я должна делать, а что нет. — Высокомерно проговорила Нимфа. — И, между прочим, это отличный шанс подружиться с другими факультетами.

— Во-первых, это не просто факультет. Во-вторых (Ида посмотрела на сестру), не знаешь правил квиддича, не суй в них нос. — Эрида шумно выпустила воздух. — Команды, если ты не в курсе, не должны раскрывать своей тактики другим командам до матча. — Она снова отвернулась и уставилась на играющие отблески в камине.

— Ну а в-третьих? — Спросила Тонкс наклонив голову и презрительно уставившись на Иду.

— Ну а в-третьих… (девушка встала, прошла по комнате и остановилась прямо перед Нимфой) … если ты втрескалась в этого ?*?% (Ида произнесла такое ругательство, что даже Гермиона закрыла рот двумя руками), это не значит, что теперь все должны считать его просто душкой.

Звонкий хлопок и Тонкс, развернувшись на каблуках, ушла из гостиной.

— Лучше бы ты промолчала. — Произнёс Гарри, подойдя к ней сзади и опустив руку ей на плечо.

— А разве я неправа? — Ида смотрела на то место где только что стояла Нимфа. По её щекам покатились слёзы. Она резко обернулась и бросилась рыдать у Гарри на груди, крепко прижав его к себе.

— Не права в чём? — Мягко спросил Гарри, поглаживая девушку по гладким волосам.

— В том, что он сволочь, и сволочью останется. — Шмыгая носом, ответила девушка.

— Не совсем. — И Гарри рассказал ребятам о том случае, когда ему удалось вытянуть из Снейпа его воспоминания и про то, как его отец издевался над Снейпом, когда те учились вместе. Не забыв сказать про снейпово школьное прозвище. А Иде ещё и передал мысленно все воспоминания.

— Теперь понятно, почему он тебя так ненавидит. — Проговорил Рон. — Значит, Нюниус.

— Но если Снейп узнает, что я вам рассказал, он меня в порошок сотрёт. — Гарри серьёзно обвёл ребят взглядом. — Так что вообще советую забыть всё то, что я вам тут наговорил.

— Такое забудешь! — Усмехнувшись, воскликнул рыжий.

— Рон! От этого зависит и твоя шкура! — Возразила Гермиона. — Оставишь язык за зубами, и она будет цела.

Рон хотел что-то возразить, но Гарри его перебил.

— Знаете, что я подумал. — Ребята уставились на него. — А что, если нам завтра устроить занятие ОД? Завтра тренировки ни у кого нет. Все будут свободны…

— А откуда ты знаешь, что ни у кого нет тренировок.

— Причитал мысли Тонкс. — Быстро ответил волшебник. — Ну, так что?

— Я за. — Ответил Рон. — Хоть ещё над этим дурацким щитом потренируюсь.

— В принципе, я тоже не против. — Произнесла Гермиона. — Уроков у меня не много осталось…

Глава 23. Занятие ОД

Гарри проснулся в прекрасном настроении. Утреннее осеннее солнышко пропускало сквозь щели полога свои первые лучики. Волшебник потянулся и одёрнул весящую ткань. На соседней кровати Рон натягивал носки.

— Доброе утро. — Поприветствовал тот.

— Привет. — Гарри встал и тоже стал одеваться.

Через пять минут они уже спускались по лестнице в гостиную.

— Чем займёмся? — Спросил Рон, пропуская Гарри вперёд. Дин, Симус и Невилл ещё спали, поэтому ребята в спальне не разговаривали и решили быстренько уйти.

— Найдём девчонок. Ой! — На пороге ступенек Гарри чуть не врезался лбом в Гермиону.

— Вы уже завтракали? — Спросил юноша.

— Не успели. Были в совятнике. Да и рано ещё. — Ответила Ида.

— Зачем? — Не понял Гарри.

-Отправляла письмо маме с папой. — Ответила Гермиона.

— Ну что? Тогда идем?

И все вместе они направились к выходу.

— Гермиона, — друзья вышли из гостиной и направились по коридору, — у меня к тебе маленькая просьба. Сообщи, пожалуйста, ребятам, что сбор сегодня в семь. — Попросил Гарри.

Девушка достала из кармана мантии золотую монету и постучала по ней волшебной палочкой три раза. Цифры по ребру галеона изменились, и Гермиона убрала его обратно.

— Заодно и проверим, кто из них их оставил. — Проговорил парень, подавив в себе удивление.

— В этом то вся и проблема. Сейчас они начнут бегать туда сюда и привлекут лишнее внимание. — Занервничала Гермиона.

— Успокойся Герм, не будут они бегать. — Ответил юноша, и ребята вошли в зал. — Да и какая разница? Амбридж то нет.

— Гарри! Гарри! — Ребята обернулись. — К ним бежали Дин, Симус и Невилл. — Я не поверил своим глазам! Я знал, знал, что не надо выкидывать галеон! Мы снова собираемся! Это так здорово!

Ребята затормозили прямо перед друзьями. Они тяжело дышали.

— Да, это здорово. — С улыбкой проговорил Гарри, и все вместе они отправились к своему столу.

В шесть часов Гарри, Рон, Ида и Гермиона отправились на восьмой этаж, где находилась Выручай-комната. Она осталась такая же. Только пополнились стеллажи с книгами, к которым тут же подбежала Гермиона и начала читать «Встреча с прошлым» об использовании Древней магии.

— Откуда здесь столько книг по Древней магии? — Удивлённо спросил Рон.

— А ты угадай. — Игриво ответила Ида. В этот момент в комнату вошли Симус, Дин, Невилл и Парвати с Лавандой.

— Только интересно как их читать? — Язвительно заметил Рон, открыв одну из книжек. — Здесь нет ни одного слова на английском. — Уизли перевернул книжку страницами к девушке.

— А ты спроси у неё. Может она тебе и ответит.

На этом разговор был окончен, так как стали подходить остальные ребята. Последними вошли Полумна Лавгут и Чжоу Чанг.

— Всем привет. — Поприветствовал Гарри и услышал в ответ тоже самое. — Рад, что никто не выкинул галеоны, и мы снова встретились.

— Лучше бы я его выбросил. — Прошептал себе под нос Захария Смит, но его услышала Эрида.

— Тебя никто здесь не держит. — Обратилась она к нему. Затем прошла по комнатке и встала прямо перед пуффендуйцем. — Отдавай галеон и ты свободен.

Девушка протянула руку ладонью вверх. Гарри стал внимательно наблюдать за всем этим. Маг давно недолюбливал Захарию. Он даже улыбался тому, что Ида может выкинуть его отсюда.

— Ну?

Смит обвёл всех взглядом, как будто ждал защиты в свой адрес. Но никто не вымолвил ни слова. Все молча уставились на него и гриффиндорку и чего-то ждали. Не найдя в глазах ребят поддержки, он, не говоря ни слова, достал из кармана галеон, шлёпнул его на ладонь девушки и, громко хлопнув дверью, вышел вон.

— Так ему и надо. — Прошептал Рон, смотря на дверь. — Не будет больше выпендриваться. — Чжоу, (девушка вздрогнула, она всё ещё была погружена в свои мысли и смотрела туда же, куда и все ребята — на дверь, за которой исчез Смит) закрой, пожалуйста, дверь. — Попросил Гарри, так как Чанг стояла ближе всех к двери. Когда девушка вернулась на своё место, парень спросил:

— Ну, с чего начнём? — Он выжидательно обводил ребят взглядом.

— Мы думали, ты научишь нас делать эти щиты. — Высказал всеобщую мысль Симус.

— Это не сложно. — Ответил волшебник. — Надо просто хорошенько представить готовый результат произнесённого заклинания. Смотри.

Гарри сделал неуловимое движение рукой и в двух метрах от него появился мерцающий серебряный пласт.

— Отразит любое заклятие, надо только сосредоточиться. — Юноша вновь махнул рукой и щит исчез.

— Ты можешь колдовать без палочки! — Выкрикнул Майкл Корнер. Все ребята смотрели на Гарри с нескрываемым восхищением.

— Не я один. — С улыбкой ответил гриффиндорец. — Это немного сложнее, но я вас научу. Современные волшебники боятся своих магических способностей. Поэтому они понапридумывали волшебных палочек, чтобы их магию контролировали высшие магические силы. Как, например, перо феникса или волос из хвоста единорога.

«… А ты способный ученик» пришла мысль.

«… А ты прекрасный учитель» ответил Гарри, и оба заулыбались.

Как ребята не хотели научиться колдовать без палочек, но всё-таки пришли к благоразумному решению, что лучше покончить со щитами, а уж потом заняться всем остальным.

— Сосредоточьтесь! — В сотый раз командовал Гарри.

— Тебе легко говорить! — Рассердился Дин Томас, которого всё время обливало ледяной водой. — У тебя ведь всё получилось!

— Следите, чтобы палочки делали правильные движения. Ида, Гермиона, помогите мне, пожалуйста.

Троица начала ходить по комнате и каждому показывали правильные движения палочки. Девчонки ушли в один конец, Гарри в другой. Он подошёл к Сьюзен Боунс и Эрни Макмиланну; Джинни и Майклу Корнеру и его одноклассникам; и, наконец, к Чжоу Чанг.

Некоторое время он наблюдал, как она пытается произнести заклинание.

— Давай-ка вместе. — Гарри встал сзади и положил одну руку на ладонь Чжоу, которой она держала палочку, другую на талию, от чего девушка немного сконфузилась и слегка покраснела. Но парень предпочёл этого не заметить.

— Сосредоточься. — Попросил Гарри, но прижавшейся к нему Чжоу, это было сделать не так-то легко. Гарри ещё какое-то время смотрел ей в лицо, (пытался вспомнить то чувство, когда он разглядывал её веснушки, но оно ушло) потом повернул голову. Чжоу улыбнулась чему-то своему и тоже повернула голову, уставившись в пространство перед собой.

— Готова? — Девушка глубоко вздохнула, собралась с мыслями и кивнула. Гарри сделал то самое неуловимое движение. Тоже проделала ладонь Чжоу. В двух метрах появился сверкающий серебряный щит.

— У меня получилось! — Радостно воскликнула когтевранка. Гарри так плавно отпустил Чжоу, что та даже этого не заметила.

— Если долго мучиться, что-нибудь получится. — Улыбнулся ей волшебник и вернулся к своему прежнему месту. Туда же вернулись и Ида с Гермионой.

— Теперь, (в комнате сразу стало тихо) когда вы все знаете правильные движения палочкой, у вас должно получиться. У меня просьба, встаньте друг от друга подальше. Начали! — Скомандовал Гарри, когда все распределились по местам.

— Они тебя слушаются. — Ида, как и Гарри, наблюдала за мучениями ребят. Гермиона сидела в углу на подушке и читала.

— Сами выбрали меня учителем, теперь пусть страдают.

— Что-то я здесь мучеников не вижу. — Усмехнулась собеседница. — Ещё гляди, скоро на руках носить начнут.

— Ещё этого не хватало! — Воскликнул Гарри.

Получасом спустя, Гарри просвистел в свисток.

— Отлично! Молодцы! Я очень рад за вас! — Просиял Гарри. — Получилось даже у Невилла. (Пухленький мальчик смущённо опустил голову) Думаю, на сегодня хватит. Не подводите меня на Защите. Всем спасибо, все свободны.

Ребята стали выходить, перед этим сказав Гарри отдельное «до встречи».

— Пока, Гарри.

— Счастливо, Эрн.

— Гарри. — Юноша обернулся. — Можно с тобой поговорить?

— Я догоню. — Сказал Поттер друзьям. Гермиона взяла Рона за предплечье, и они ушли.

— Джинни снова с Корнером. — Проговорил волшебник, смотря на последнюю уходящую пару.

— Ну, вроде как. Хотя не скажешь, чтобы та его простила.

— Так о чём ты хотела поговорить? — Повернулся к ней Гарри.

— Хотела попросить у тебя прощения. — Взволновано ответила она, смотря парню в глаза.

— Да, вроде, прощать нечего. — Чжоу расценила ответ, как знак примирения. Она улыбнулась и потянулась было поцеловать Гарри, но тот отклонился.

— Ты меня неправильно поняла. — Мягко прошептал юноша.

— Значит мы…

Гарри отрицательно покачал головой.

— Ты встречаешься с этой Тонкс? — Грубовато осведомилась девушка.

— Тебя это не касается. — Холодно ответил Гарри и пошел по направлению к двери.


* * *

— И чего от тебя хотела эта хищница? — Спросила Ида, хитро прищурив глаза.

— Наверно, опять зацепила его после урока. — Проговорил Рон, делая доклад по чарам.

— Такое уже было? — Тут же отреагировала девушка.

— Да. — Ответил Гарри и уселся в одно из кресел.

— И что, она решила взяться за старое?

Юноша кивнул.

— И успешно? — Всё так же игриво, с ехидной улыбочкой спросила Эрида.

— Разумеется, нет.

— Ну, конечно. Если ты попытаешься мне изменить, я превращу тебя в подставку для чайника.

— И всё? — Наигранно удивлённо спросил юноша.

— А ты хочешь, чтобы я сделала из тебя порошок Клаузнера? — Ида размахнулась и плюхнулась Гарри на колени. Тот крякнул от неожиданности и боли.

— Что, такая тяжёлая? — Спросила девушка, повиснув на Гарри. Тот обнял девушку за талию.

— Ну, пушинкой тебя точно не назовёшь. — Улыбнулся он.

— Ну, так почему ты не захотел к ней возвращаться?

— Издеваешься, что ли? — Изумлённо сдвинул брови Гарри.

— Нет. — Продолжала улыбаться Ида. — Чувства обмельчали?

— Чувств вообще не было. — Устало проговорил юноша и откинулся на спинку кресла. Так что Иде пришлось его отпустить, слезть с колен и усесться рядом. — Были одни слёзы и скандалы.

Гермиона наградила девушку укоризненным взглядом.

— Извини. — Мягко промолвила Эрида.

Глава 24. В Рождественский бал

Так пролетел ноябрь и декабрь. Приближалось рождество. Школу по обыкновению украсили к празднику. На орущего Пивза натянули колпак, и он всё время норовил запустить им в кого-нибудь. А миссис Норрис визжала и царапалась, когда на неё пытались нацепить красную ленточку. В итоге Филчу пришлось наряжать кошку самому. После чего она ходила как-то странно и всё время фыркала. Привидения каждый день устраивали грандиозные представления рождественских сцен из прежней жизни и распевали новогодние гимны.

Ученики волновались не меньше учителей и привидений. Хоть каникулы были и укорочены, но Дамблдор удивил всех, когда сказал, что нынче в школе останутся почти все ученики, и благодаря этому в замке пройдёт Рождественский бал.

— И поскольку прошлый бал открывали чемпионы, то нынче я предлагаю бал открыть нашим старостам. — Проговорил директор на последнем уроке трансфигурации.

Рон оторопело уставился на Дамблдора, а Гермиона смущённо улыбнулась.

— Это возмутительно! — Разорялся Рон после урока.

— Согласись. Такое счастье выпадает раз в жизни. — Едко заметила Гермиона, и они вместе с Идой побежали вперёд, на обед, весело смеясь над выражением лица Рона.

— Девчонки. — Вздохнул Уизли.

В рождественское утро Гарри проснулся от взволнованного крика вбежавших в комнату девчонок. Друзья долго возились с подарками, так как их нынче оказалось куда больше, чем обычно. Помимо традиционных — от миссис Уизли, Хагрида и Рона с Гермионой, — Гарри получил подарки от Иды, Люпина, Тонкс, Грозного Глаза, близнецов Уизли, Симуса, Дина, Невилла, Флер Делакур и Чжоу Чанг.

— Чего это они про тебя вспомнили? –Спросил Рон, заглядывая в записку от Флер.

— Флер пишет, что это Билл посоветовал ей сделать мне подарок от их обоих. — Ответил волшебник и, отложив письмо, развернул подарок. Там оказалась небольшая, деревянная с резьбой, шкатулка, открыв которую, Гарри услышал приятную музыку. В ней была маленькая записка:


«Это сундучок — будильничек. Он будет будить тебя этой приятной мелодией каждый день, когда решит, что тебе пора вставать, и будет напоминать, что пора ложиться спать. Советую тебе его слушаться, а то, боюсь, он что-нибудь выкинет. (Я купила его у близнецов Уизли)

С пожеланием всего наилучшего Флер Делакур и Билл Уизли»


Гарри поставил будильник на тумбочку, и тот, подпрыгнув, отскочил от края, раскрылся и сказал, что « таким как он около пропасти стоять опасно. Их могут скинуть наглые котяры». И расположившись посередине тумбочки, щёлкнул крышкой и умолк.

Гарри усмехнулся подарку и взялся за другой.

— Забавная штучка. — Проговорила Ида, ещё какое-то время смотревшая на шкатулку.

— Ага, особенно, если она из рук Фреда и Джорджа. — Ответил Рон. — Вот, увидишь, он ещё посреди ночи заорёт «проснись и пой!» и станцует перед Гарри степ.

— Чем займёмся? — Спросила Гермиона, отложив последний подарок.

— Может к Хагриду сходим? — Предложил Гарри.

Сходили к Хагриду, попили с ним чаю. Великан рассказал им, что будет на рождественском балу и добавил, что придёт на них посмотреть, отчего Рону стало неловко, и он залился краской.

До полдвенадцатого посидели у Хагрида. Потом играли с другими гриффиндорцами в снежки против пуффендуя, пока все не промокли до нитки.

И в третьем часу все разбежались по своим спальням, готовиться к вечеру.

Мальчишкам, конечно, не надо было готовиться так тщательно, как девчонкам, поэтому Рон с Гарри уселись на кровати и начали играть в волшебные шахматы.

— Хорошо, хоть на этот раз никого приглашать не надо. — Проговорил Рон, делая ход.

— Но ты же пригласил Гермиону, разве нет? — Поднял глаза Гарри.

— Это она тебе проболталась? — Спросил Рон, немного покраснев. — Вот вредная какая.

— Нет. Она мне ничего не говорила. — Ответил юноша и сходил пешкой.

— Тогда как ты узнал?

— Следи за игрой, а то проиграешь. — Рон снова опустил голову, внимательно рассматривая своё положение. — Прочитал твои мысли.

— А ты кого-нибудь пригласил? — Спросил Уизли, делая ход.

— Разумеется. Ида из меня бы отбивную сделала, если бы я её не позвал. — Гарри уже давно сделал ход, но Рон не торопился со своим. Он тупо уставился в пространство и прикусил губу. Наконец, любопытство в нём взяло верх, и рыжий не выдержал:

— А между вами что-нибудь было? — Гарри поднял на Рона глаза и непонимающе на него уставился.

— Ты о чём?

— Ну… — Рон залился краской.

— Что ты имеешь в виду? — Раздельно произнёс юноша.

— Да брось, Гарри! — С жаром воскликнул Рон. — Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду!

Гарри, конечно, понимал, что тот имеет в виду, но не знал, что на это ответить. Раз Рон не стал отрицать, что пригласил Гермиону на рождественский вечер, то и он не станет увиливать от своего ответа. Гарри посмотрел Рону прямо в глаза и расплылся в блаженной улыбке, что послужило тому достаточным ответом.

— А ты шустрый. — Ухмыльнулся Рон. — Ну и как? — Шепотом добавил он, наклоняясь немного вперёд и затаив дыхание в предвкушении ответа.

— Подрастешь, узнаешь. — Рон выпучил на него глаза и откинулся назад, как будто не узнав в Гарри своего лучшего друга.

— Ладно, ладно. — Обиделся рыжий и отвернулся. Его взгляд упал на новый подарок от Флер Делакур.

— Думаю, пора собираться. — Проговорил он.

Без пятнадцати шесть друзья спустились к Большому залу. Оказывается, многие приходили в сопровождении второй половины. Некоторые ждали своего партнёра или партнёршу, как и Рон с Гарри, в коридоре. Дин высматривал в толпе Лаванду Браун.

— Привет. — Послышался приятный знакомый голос и юноши повернулись. К ним приближались Гермиона и Эрида. Обе были просто сногсшибательны: великолепные парадные мантии, из-под которых выглядывали потрясающие вечерние платья.

— Прекрасно выглядите. — Промолвил Гарри, и девушки смущённо заулыбались. Вернее смущённо заулыбалась только Гермиона, а Ида ответила:

— Не заставляй меня краснеть. Я смущаюсь. — Улыбалась она.

— А разве тебя можно чем-нибудь смутить? — Усмехнулся Гарри.

— Ещё как можно! — Воскликнула Эрида.

«… Что-то я тогда смущения не видел» ехидно заметил юноша.

Эрида замахнулась и хотела нанести Гарри удар, но тот отпрянул назад, и девушка промахнулась.

— Ладно, идём. — Сказал Гарри, когда увидел, что все двинулись к входу в Большой Зал.

— Увидимся. — Ответил Рон. Они с Гермионой, как в прошлый раз Гарри и Парвати, должны были дождаться, пока все войдут, и открыть бал.

Факультетские и преподавательский столы были убраны. Вместо них был поставлен один, полуовалом окружающий стены. Кругом было множество мишуры и конфетти, которое раскидывали маленькие феи, летающие над ребятами. А под небом разноцветными мигающими и переливающимися огоньками сверкала надпись «Поздравляем с Рождеством!» Филч был одет в свой лучший наряд и, стоя у порога, выдавал всем входящим новогодние колпаки.

Ребята, взяв по одному, расселись, и парадные двери открылись полностью. Первыми, конечно, вошли Молфой со своей партнёршей, Пенси Паркинсон. Следом шли старосты когтеврана Энтони Голстейн и Падма Патил, а затем уже и Рон с Гермионой.

Все наблюдали за вошедшими. Пары медленно плыли под музыку. Неожиданно Молфой остановился. Никто ничего не понимал. В следующую секунду Зал взорвался диким хохотом. И было из-за чего. Шикарная чёрная бархатная мантия слизеринца превратилась в кое-что посексуальней и пооткрытие. На нём был костюмчик милого амура. За спиной красовался колчан со стрелами, в руках лук, а над головой сверкающим нимб. Сцена была настолько уникальна, что все согнулись пополам от хохота, у многих покатились слёзы. Рон повалился на колени и держался за живот. Молфой оградил его (Рона) уничтожающим взглядом и пулей вылетел из Зала, пытаясь прикрыть своё достоинство. Смех ещё долго не прекращался.

Музыка, которая была приостановлена, заиграла вновь, и ребята продолжили прерванный танец.

Когда мелодия стихла, Рон и Гермиона галопом подбежали к Гарри. Рон был готов свалиться на пол от хохота. Однако Гермиона не смеялась. Она беспокойно смотрела на выход из зала и напряжённо о чём-то думала.

— Интересно, кто это его так одарил? — Наконец, произнесла девушка.

— Догадайся с трёх раз. — Гарри смотрел на Гермиону. Та резко повернула голову и посмотрела прямо в глаза юноши. Она стала необычайно хмурой и серьёзной.

— Это совсем не смешно, Гарри. — Заметила она.

— Да, ладно тебе, Гермиона! — Воскликнул Рон, всё ещё улыбаясь. — Он этого заслужил.

— И вовсе не заслужил! — С жаром возразила Гермиона. — Одно дело, когда Гарри надавал ему пинков под зад! А другое, когда унизил перед тысячей народу! Такое не каждый простит, Гарри!

— Он даже не понял, кто это над ним подшутил.

— Знаешь, Гарри. Иногда ты меня просто поражаешь своей наивностью. Неужели ты думаешь, что он и вправду не догадался! Вы самые заклятые враги с первого курса!

— По крайней мере, на сегодняшнем вечере его не будет. — Вяло пробубнил Гарри.

— Это ничего не изменит. — Сурово проговорила Гермиона. — Если ты не извинишься перед ним сегодня, то завтра он сделает тоже самое с тобой.

Гарри опустил голову. Гермиона абсолютно права. И зачем я только так поступил? Дурак несчастный!

— Что ты намерен предпринять? — Строго спросила Гермиона.

— Мне больше ничего не остаётся, как отправиться на поиски этого олуха. — Ответил Гарри, вставая.

— Извини Ида. Потанцуем попозже.

И Гарри отправился на поиски слизеринцев, чтобы узнать пароль для входа в комнату. На встречу ему попалась Пенси Паркинсон со своими подружками. Они весело болтали, обсуждая не кого иного, как Драко Молфоя. Гарри неслышно подошёл к девушкам и остановился в нескольких шагах, повернувшись спиной, чтобы не смутить слизеринок.

— Вы бы видели его лицо! Даже я испугалась. — Заговорщически промолвила Паркинсон. — Он был в ярости.

— Он сказал, кто это так над ним подшутил? — Спросила одна из вечно хихикающих подружек.

— Я, конечно, спросила, но он послал меня кое-куда, и мне пришлось уйти. — Хмуро ответила девушка.

— А Снейп? — Спросила другая.

— Он и ему ничего не сказал. По-моему он стал каким-то странным в последнее время. Все время запирается у себя в комнате, никого к себе не пускает. Да, кстати, профессор попался мне в коридоре. Он сказал, что пароль сменился. Новый пароль «Бессмертие».

Дальше слушать не было смысла. Всё, что надо, Гарри только что услышал. Он жутко боялся того, что может произойти, но выбора не было. Дойдя до заветной стенки, гриффиндорец набрал в грудь побольше воздуха и на одном дыхании произнёс:

— Бессмертие.

Стенка отъехала, открывая проход в гостиную Слизерина.

Сначала Гарри показалось, что гостиная пуста. Он огляделся. Та же неизменная зелёная холодная комната с зелёной мебелью. Гарри бросил взгляд на камин и обратил внимание, что из кресла, повёрнутого к юноше спиной, торчит белокурый прилизанный затылок.

— Холодно тут у вас. — Молфой соскочил со своего кресла, как подорванный на мине.

— Поттер? Что ты тут делаешь? — Прошипел Молфой, уже одетый в чёрные брюки и мятую белую шелковую рубашку.

— Пришёл извиниться. — Гарри сделал несколько шагов вперёд и продолжил свой осмотр. Казалось, Молфой сейчас набросится на него, но он медлил. Волшебная палочка оказалась наверху, поэтому ему ничего не оставалось, как пропустить своего врага в гостиную.

— Извиниться? Не смеши меня, Поттер. — Невесело засмеялся слизеринец.

— А я и не смешу. Если бы не Гермиона, я бы вообще не пришёл. Скажи ей «спасибо» при встрече.

Молфой как-то странно посмотрел на гриффиндорца. С лица исчезло выражение агрессии и неприязни. Вместо этого появилось непонятное волнение.

— Гармиона просила тебя попросить у меня прощения? — Дрожащим голосом спросил он. Гарри, который разглядывал портрет Слизерина, резко повернул голову, аж позвонки захрустели, и впился в парня своими ярко-зелёными глазами.

— У меня что-то со слухом, Молфой, или ты и вправду назвал Гермиону по имени? — Гарри не спускал со слизеринца глаз. Тот, явно занервничал. Щеки слизеринца наполнились румянцем. Он молчал. Гарри с какое-то время, не отрываясь, смотрел на врага, потом стал расплываться в улыбке. Наконец, юноша не выдержал, и смех вырвался наружу.

— Кончай ржать, Поттер!

Гарри успокоился.

— Ладно. Уговорил. — Гарри прошёл вперёд. — Можно?

И маг с размаху уселся на зелёное, покрытое серебром кресло, и вперился в Молфоя. «Интересно, откуда такая наглость?» подумал он.

-И давно это у тебя. Не уж то костюмчик подействовал? — Улыбаясь, проговорил Гарри. Молфой стал бледным.

— Слушай, а как же чистота крови? — Продолжал издеваться Гарри.

— Отвали. — Прошипел Молфой шёпотом, не смотря на Гарри. Он прошёл вперёд и тоже уселся в кресло напротив камина.

— И… она же из гриффиндора. — Продолжал юноша, провожая его взглядом и всё ещё улыбаясь.

— Я сказал, отвали.

— Ладно, чёрт с тобой. — Гарри перестал улыбаться и встал. Молфой смотрел на огонь, закопавшись в своих мыслях.

-Захочешь отомстить, я к твоим услугам.

И Гарри направился к выходу.

— Так ты говоришь, это Гренйджер тебя сюда послала? — Услышал он на пути к потайной двери.

— Да. — На этот раз Гарри даже не улыбнулся.

— И как она отреагировала на…

— Она не нашла твой прикид, в смысле его отсутствие, забавной шуткой, если ты об этом.

Молфой медленно повернул голову в сторону гриффиндорца.

— Я отомщу.

— Не сомневаюсь.

Гарри развернулся и протянул руку, чтобы оттолкнуть стену.

— И ещё. Не говори Гермионе.

— Не скажу.

Юноша кивнул и удалился.


* * *

-Ну? — Строго спросила Гермиона, когда Гарри вернулся в Зал.

— Он отомстит. — Ответил Гарри.

— И это все? — Удивилась Гермиона.

— Все. — Повторил юноша и перевёл взгляд на Иду.

— Я обещал тебе танец.

И пара ушла танцевать.

Глава 25. Похищение

Январь прошёл незаметно. Даже оглянуться не успели. Домашние задания, занятия ОД, тренировки по квиддичу — всё это отнимало много энергии и сил. Гарри удивлялся, как Гермиона справляется, ведь у неё в плюс ко всему ещё три других предмета и обязанности старосты! Про шапки, шарфы и прочую одежду для эльфов Гермиона напрочь забыла. Да и не до того. Все были как на иголках. Участились нападения на маглов и министерских работников. Погибло 28 человек. Из них одиннадцать волшебников. Поэтому всё волшебное сообщество готовилось к мощному нападению.

Но, несмотря на это в день святого Валентина ученикам, начиная с четвёртого курса, разрешили пойти в Хогсмид.

К Гарри подходила Чжоу с приглашением пойти в деревню вместе, но тот вежливо ей отказал. Рон опять пригласил Гермиону, чему девушка очень обрадовалась, а сам Гарри, разумеется, пошёл с Эридой.

В этот день всё предвещало плохое окончание. С самого утра было пасмурно и облачно. Шёл липкий мокрый снег.

Гарри чуть не проспал завтрак. Настроение не очень, сонный как муха, он поплёлся в Большой Зал. Там его встретили друзья с пожеланием «Доброго утра».

К часам одиннадцати ребята собрались у выхода из замка. Филч по новому списку проверял разрешения.

— Ну, куда пойдём? — Спросил Рон, когда ребята вышли на дорогу, ведущую к деревне.

— Я здесь не была. — Ответила Ида, сверля Гарри глазами.

— Как на счёт экскурсии? — Спросил он, улыбаясь.

— Очень даже положительно. — Девушка взяла Гарри под руку и повела по дороге.

Рон и Гермиона пошли следом. Мимо прошёл Молфой со своей свитой.

— Я хотела зайти на почту. Отправить письмо маме с папой. — Промолвила Гермиона, проводя слизеринца взглядом.

— Чего это с ним? — Удивился Рон, тоже смотря на врага.

— Чувства замучили. — Улыбнувшись, промолвил Гарри.

— Не волнуйся, Гермиона. Я пойду с тобой. — Ответила Эрида, поворачиваясь к друзьям, и все вместе они вступили на тропинку, ведущую по улицам деревни.

— Может, разделимся? — Предложил Рон.

— Неплохая идея. — Согласился Гарри. — Через два часа в «Трёх мётлах».

— Договорились.

И Рон с Гермионой, взявшись за руки, отправились вперёд, о чём-то разговаривая.

— Гермиона! — Крикнула Ида. — А как на счёт почты?!

— Подходи туда через полтора часа. Я надеюсь, вы по нам скучать не будете? — Обратилась она к мальчикам. Те пожали плечами, и Гермиона улыбнулась.

— Хорошо. — Ответила Ида. — Я буду у почты через час с половиной.

Рон с Гермионой ушли.

— С чего начнём? — Спросил Гарри, поворачиваясь к девушке.

— Ну не с конца же. — Улыбнулась Эрида, и пара тоже тронулась с места.

Гарри шёл и показывал ей все магазинчики, которые знал.

— А это что-то новенькое. Зайдём? — Ребята направились к бордовой двери, на которой была выписка:

«Любишь подшутить над своими друзьями? Тогда тебе сюда!»

Гарри открыл дверь и пропустил Иду вперёд. Когда он вошёл сам, встал как вкопанный и открыл от удивления рот.

Они стояли в большом светлом помещении. Со всех сторон на них смотрели витрины и прилавки со всеразличными товарами. А под потолком плыла огромная надпись.

«Если ты весёлый и заводной, если твои родственники устали от твоих приколов, а ты не знаешь, куда тебе девать свой талант. Тогда тебе сюда. Умники Уизли помогут тебе стать знаменитостью! Нас всегда можно найти в новом Клубе Удачников!»

— Близнецы опять что-то придумали. — Проговорил Гарри, прочитав надпись, и направляясь вдоль витрин.

— А что это за Клуб? — Спросила Ида у одного продавца товаров для дома.

— Клуб Удачников. — Ответил добродушный пожилой мужчина с залысиной. — Клуб для всех, кто мыслит, так же как они. То есть тоже способны на всю эту баламутину на подобие резинок — обжигалок и лягушек — распазновалочек. Его организовали близнецы Уизли. Он на втором этаже. — Мужчина говорил с некоторой неприязнью в голосе, и Гарри понял, что идея устроить клуб для таких, как братья Уизли, была ему не по душе. — А на первом будет что-то вроде огромного торгового центра. Сейчас всё только обставляется, поэтому вывеску ещё не повесили. А вот Фред с Джорджем преуспели, поэтому их вывеска уже висит.

Ребята поднялись на второй этаж. Там было две прозрачных двери. На одной переливающимися буквами было написано «Клуб Удачников», а на другой «Ужастики Умников Уизли. Магазин для тех, кто не забыл, как выглядит жизнь»

— Зайдём? — Ида толкнула дверь и первая вошла внутрь. Там была куча народу. Яблоку негде было упасть. Кругом стояли шкафы и витрины с всякими закорючками, пружинками, винтиками и прочей кутерьмой.

За прилавком стояли рыжеволосые парни и чего-то объясняли покупателям, держа в руках коробки в яркой фольге.

— Привет. — Поздоровались ребята.

— Гарри! — Воскликнули близнецы в один голос. — Вот это сюрприз!

Гарри и Лавриона простояли с ними около часа, разговаривая о процветании шуточного бизнеса. Оказывается, с близнецами заключили контракт несколько зарубежных фирм, и поэтому Фред с Джорджем решили немного расшириться. В их клуб вступило уже около пятидесяти человек, начиная с девяти лет и заканчивая чуть ли не старичками. Все они занимаются изобретением новых шуточных приборов и не только. Некоторые начали разрабатывать детекторы лжи и прочую фигатень по обнаружению тёмной магии. Фред и Джордж подарили им по маленькой фигурке дракончика, которые выпускали далеко не маленькие струи огня.

Наконец, Гарри подпалил себе мантию, и Фреду пришлось убрать его в шкатулку, которую отдал другу.

— И что мне с ним делать? — Спросил Гарри потирая тыльную сторону ладони.

— Он к тебе привыкнет и будет защищать тебя от врагов.

— Ага. А Рон скажет мне спасибо за то, что мой дракон оттяпал ему половину руки.

Ребята ушли от близнецов в прекрасном настроении.

— А вообще-то с такими дракончиками неплохо иметь дело. — Проговорила Ида, когда пара вышла на улицу.

— Если они не кидаются в тебя огнём. — Добавил Гарри, пряча маленькую коробочку в карман.

— Но они полезные. Фред же сказал, что они могут переносить почту…

— Но рассчитаны только на один полёт. — Продолжил фразу Гарри.

— Зануда. — Пробубнила девушка. — А тут что?

— Ещё одно кафе.

— Пойдём, заглянем. — Ида взяла Гарри за руку и втащила его в кафе мадам Паддифут.

— Мило. — Проговорила она, но по её физиономии этого сказать было нельзя.

Девушка хотела развернуться и пойти обратно, но к ним подошла полная приветливая дама и предложила столик. Что им оставалось делать? И пара уныло поплелась вслед за мадам Паддифут.

— Что вам принести? — Улыбнувшись, спросила женщина.

— Две кружки кофе со сливками.

— С сахаром? Без?

— С сахаром. — Ответил юноша и повернулся к своей собеседнице. — Мне здесь жутко не нравится.

— Это потому, что здесь везде бантики и кружева?

— И из-за этого тоже. — Ответил Гарри. — Здесь прошло моё первое и последнее свидание с Чжоу. И прошло оно не на высшем уровне.

— Это от чего же? — Мадам Паддифут подала кофе и удалилась.

— Чжоу подняла скандал и убежала. — Ида хихикнула.

— Ой! — Воскликнула она, посмотрев на свои наручные часы. — Чёрт! Гарри мне пора. Почта, это то здание в двух метрах отсюда?

— Да. Налево. — Гарри сделал глоток. Девушка соскочила со своего места. — Ты к Гермионе?

— Да. Увидимся.

И девушка побежала к выходу.

— Я смотрю, все от тебя убегают. — Проговорил Эрни Макмиллан, который сидел за соседним столиком с какой-то симпатичной девушкой с его факультета.

Гарри ухмыльнулся.

— Не думаю, что она сбежала от меня. — Маг положил на столик галеон и отправился в «Три метлы».

Он шел медленно, разглядывая все витрины подряд, и как раз на это ушло пол часа.

Войдя в трактир, Гарри направился к стойке, но по дороге его окликнул Рон, и гриффиндорец направился прямиком к другу.

— Я думал, ты уже с девчонками. — Проговорил Гарри.

— И я так думал.

Ребята сидели за столиком у окна и медленно потягивали пиво. Через пол часа ребята занервничали. Пора бы уже девушкам вернуться. Мимо прошли Лаванда Браун и Парвати Патил. Гарри схватил Парвати за руку, и та обернулась.

— Ты Гермиону не видела? — Та отрицательно покачала головой.

— А Эриду? — Спросил Рон.

— Нет. — Ответила девушка, и Гарри отпустил её руку. Та ушла, на последок одарив парней жалобным взглядом.

— Пойдём, сходим на почту.

Подойдя к зданию, Гарри увидел, что вокруг него скопилось много народу. Растолкав толпу, волшебники увидели через окна, что внутри вообще никого нет.

— Почему никто не заходит? — Спросил Рон.

— Говорят, какое-то заклинание. Дверь заперта. — Ответил кто-то из толпы.

Гарри вышел вперёд. Трогать дверь было опасно. Как же узнать, что за заклинание наложено на эту дверь?

— У кого-нибудь есть волшебная палочка? — Спросил Гарри, закинув голову набок. Кто-то протянул ему волшебную палочку. Юноша подошёл поближе и присел, глядя прямо в замок.

— Приори Инкантатем Фест. — Прошептал Гарри. Из палочки вырвался медный луч и ударил в замочную скважину. Все наблюдали за гарриными действиями и молчали. Какое-то время ничего не происходило. Но потом оттуда, куда ударил луч, стал появляться зелёный дым, образовывая слова «Фините Инкантатем».

Гарри выпрямился и вернул палочку хозяину, даже не оборачиваясь на него.

— Почему ты использовал палочку? Ведь ты можешь обойтись и без неё. — Шепотом спросил Рон, подходя сзади.

— Я пока жить хочу, Рон. Заклинание было нанесено палочкой, поэтому палочкой его и надо снимать.

— Но ты же её уже отдал! Опять просить будешь?

— Я уже снял заклятие. — И Гарри толкнул дверь. Та покорно отварилась, и юноша вошёл внутрь.

Всё было тихо. Ни одной совы, ни одного человека.

— Есть здесь кто-нибудь? — Его слова эхом разнеслись по помещению.

Гарри сделал несколько шагов, и тут его взгляд упал на ладонь, торчащую из-за приёмного стола. Гарри подошёл вплотную и заглянул за него. Там лежала женщина лет тридцати пяти. Её глаза были открыты и с ужасом смотрели в потолок.

Гарри сглотнул. Он наклонился к женщине и проверил пульс. Его сердце замерло.

— Не входите сюда! — Крикнул он, немного приподнимая голову. И тут он увидел то, от чего его ноги подкосились, и он упал на колени. Чуть дальше женщины лежало около десяти человек. Не надо быть вундеркиндом, чтобы понять, почему они лежат там, все в куче.

Гарри уткнулся лицом в ладони, было трудно дышать, кровь ударила в голову. В его душе поднимались гнев, ненависть, отчаяние и жалость. Юноша схватился за голову. Его била дрожь. Наконец, Гарри не выдержал и закричал, закричал так, как никогда в жизни. Он готов был разорваться на части. Это было невыносимо. Стёкла в окнах не выдержали и, треснув, рассыпались по полу мелкими осколками.

Услышав звук осыпавшегося стекла, Гарри остановился. Рон медленно подошёл к другу.

— Гарри, дружище, что случилось?

Поттер поднял голову, и Рон отшагнул назад. В глазах юноши горел такой огонь, что он напугал даже Уизли. Это был огонь ненависти, лютой ненависти. Гарри никогда не видели в таком порыве гнева.

— Я его уничтожу. — Прошептал Гарри. — Я его уничтожу!!! — Неожиданно крикнул юноша. Рон подошёл к стойке и заглянул за неё. Ноги подкосились и у него. Он стал необычайно бледным.

— Они м… ме… мертвы? — Еле слышно промолвил Рон.

— Нет, улеглись поспать. — Гарри медленно поднялся на ноги. Они его плохо слушались, но он устоял.

— Позовите кого-нибудь из учителей. — Дрожащим голосом промолвил Гарри.

— Кого? — Проговорил кто-то из толпы.

— Кого угодно! — Взорвался Гарри. — Вы что, маленькие что ли?!!!

Кто-то побежал к замку. Вскоре здесь собрались все, кто был в деревне. Многие ничего не понимали. Спрашивали у Рона и Гарри, что стряслось, но те упорно молчали.

Появился Дамблдор, а вместе с ним и Тонкс, Макгонагалл и Снейп.

— Что здесь…

Дамблдор сразу бросился туда, куда указал Гарри.

— Мерлин мой! — Воскликнул он. — Как это произошло?

Тем временем то, что было за стойкой, увидели остальные, так как погибших детей и женщину вынесли на свет. Их было шестеро. Четыре мальчика, из которых Гарри узнал Колина Криви и Джастина Финч-Флетчли, и две девочки. Были и другие знакомые лица, но Гарри не помнил как кого зовут. Ни Гермионы, ни Иды не было.

Гарри прислонился к столику. Неожиданно вспыхнуло пламя, и из него выплыла Чёрная Метка. Поплыла вверх и исчезла в потолке.

Вслед за ней появился маленький обгоревший свиток пергамента.

Все переводили взгляд с пергамента на юношу и обратно. Не долго думая, Гарри протянул руку и взял листок:


«Здравствуй, Гарри Поттер.

Как ты уже понял, твои красавицы пока живы. Но только ПОКА! Найди меня, и может, они успеют увидеть тебя перед смертью».


Как только Гарри прочитал последнее слово, письмо вспыхнуло и упало на пол, оставляя от себя только горстку пепла.

— Подонок! Ублюдок! Мерзавец! Я его на куски порублю! — Воскликнул Гарри и направился к выходу.

— Гарри! Вернись! — Воскликнул директор. Юноша остановился и, не поворачиваясь к Дамблдору лицом, проговорил:

— Я подожду вас, профессор у вашего кабинета.

И не замедлив ни на секунду, Гарри вышел из здания почты.

Глава 26. Затишье

«Ужасные события Хогсмида.

Некогда как вчера, четырнадцатого февраля, в Валентинов день, около двух часов пополудни небе появилась Черная Метка. На хогсмидскую почту было совершено зверское нападение.

Несколько Пожирателей Смерти незаметно проникли в здание и убили шестерых учеников Хогвартса, а также заведующую почтовым отделение, мисс Роксфудт. Вот как комментирует это министр магии, Корнелиус Фадж:

— Это ужасное зверское нападение! Хогвартс не видел такого со времён войны великанов! Все, кто причастен к этому жестокому убийству, будут строжайше наказаны! Я лично прослежу за этим!

Но это ещё не всё. В это время на почте находилось ещё два человека. Гермиона Грейнджер и Эрида Тонкс. Обе девушки близко связаны с юным Гарри Поттером. Ни той, ни другой в здании не нашлось. Можно сделать вывод, что Тот-Кого-Нельзя-Называть похитил девушек, чтобы таким образом приманить к себе мага, кстати, благодаря которому тела учеников Хогвартса и были найдены. Если бы не Гарри, то неизвестно, когда бы ещё мы смогли узнать об этом трагическом событии.

— Гарри спас ещё несколько жизней. — Говорит профессор Тонкс, учитель Защиты от Тёмных искусств в вышеупомянутой школе. — Дверь была заколдована. И если бы Гарри не снял заклинание, то погибнуть могли бы многие.

Остаётся надеяться, что преступники будут наказаны, а Гарри Поттер не попадётся на удочку Тёмного лорда.

Специальный корреспондент Виола Чалдон.»


— Идиоты. — Проговорил Гарри, отбросив газету в сторону. — Теперь у меня ещё меньше шансов увидеть девчонок живыми.

— Почему? — Проговорил Рон. Ребята завтракали в Большом зале. Но завтраком это было сложно назвать. Все сидели поникшие, некоторые ученики плакали, многие к еде даже не притронулись. За исключением слизеринцев. Те спокойно завтракали и беседовали между собой. Не ел один человек, и Гарри не оставил это без внимания. Молфой склонился над газетой, но было видно, что он её прочитал. Он сидел, схватившись за голову, что-то бубнив себе под нос.

— А что вчера тебе сказал Дамблдор? — Спросил Рон, отодвинув тарелку и опёршись о стол локтями.

— Чтобы я не предпринимал ничего конкретного, «мы не знаем, где Волдеморт. Это для твоего же блага, Гарри. Не совершай опрометчивых поступков. Это может для тебя плохо кончиться» — Передразнил Гарри директора. — В общем, обыкновенная муть. Как будто может быть хуже, чем уже есть.

— Не стоит так убиваться, Гарри. Если бы они были мертвы…

— То мёртв был бы уже я. Это я и без тебя знаю. — Перебил Гарри. — Но меня убивает вовсе не это.

— А что тогда?

— А то, дубиновая твоя голова, что я ничего не могу сделать! — С жаром воскликнул Гарри, и некоторые гриффиндорцы посмотрели на него сочувственным взглядом.

— Х-х-хрррр. — Зарычал Гарри. — Я готов умереть от бессилия! — Гарри с силой сжал кулаки, и костяшки пальцев побелели.

— У нас уроки скоро начнутся. — Жалобно проговорил Рон.

— Какие к чёрту уроки! — Взорвался Гарри. — Как вообще можно думать сейчас об уроках?!!

— Может, ты хотя бы про тренировки вспомнишь. — Осторожно проговорил Рон, боясь, что Гарри опять вспыхнет. Он даже сжался и прикрыл глаза в предвкушении скандала, но этого не произошло. Взгляд Гарри сменился. В нём появился живой огонёк, и Рон вздохнул с облегчением.

— У тебя с собой галеон? — Неожиданно спросил юноша.

— Нет. — Не понимая, к чему клонит Гарри, ответил рыжеволосый.

— Де нет, Рон. Фальшивый галеон, который сообщает отряду дату нового собрания.

— Ээээ… нет, он наверху, в чемодане.

Гарри соскочил со своего места и побежал по направлению к выходу. Рон секунду наблюдал за ним, потом побежал вслед за своим другом. Все, даже учителя и директор, проводили их заинтересованным взглядом. И уже через пять минут у всех, у кого были галеоны, знали, что сегодня, в пять часов будет собрание ОД.

Гарри ничего не оставалось делать (так как сегодня был выходной), как прямиком направиться в комнату вместе с Роном. Но последнего ждало разочарование, когда Гарри сказал, что хочет потренироваться один. Рону пришлось просто сидеть в Выручай-комнате и наблюдать.

Всё это время, начиная с того момента, как Ида и он сотворили дубликат Волоса Славы, Гарри неразлучно носил его с собой, под мантией. Но поскольку он находился в фатоне, то его никто не видел и не чувствовал, даже сам Гарри. И когда он пришёл в Выручай — комнату, то первым делом вернул посох в обыкновенное состояние и начал упражняться. Он тренировался как никогда. С таким же усердием, как и его подружка, после того как увидела тот непонятный сон, о котором никому так и не рассказала. Его мантия взмывала в воздух и со свистом рассекала его. Он метался из стороны в сторону так, что Рон его почти не видел, только одно расплывчатое пятно. Он с отвисшей челюстью наблюдал за другом и только удивлялся тому, что такой как он, может дружить с этим человеком. А в данный момент, даже не человеком, а машиной, которая не наблюдала ни времени ни пространства. На этот раз ребята решили придти куда раньше, чем было велено, так как всё равно заняться было нечем. Каждый, кто заходил в комнату, открывал рот от удивления и замирал на месте. После чего медленно проходил вдоль стенки, садился на подушку, и, не отрываясь, наблюдал, как Гарри сверкает то там, то тут. Никто не произнёс ни слова, не шелохнулся. Все просто наблюдали.

Ровно в пять часов Гарри опустил посох и обвёл всех взглядом. Он был немного удивлён тому, что собрались уже все.

— А что, уже пять? — Спросил он, кладя Волос на пол. Все молча смотрели на Гарри.

— Да. — Наконец нарушил тишину Рон.

— Ну что ж, приступим.

— Это было великолепно! — Восхищенно пролепетал Симус Финниган.

— Что великолепно? — Не понял Гарри, потом перевёл взгляд на друга.

— Они видели? — Спросил он, глядя на него сверлящими глазами.

— Они сами пришли раньше. Что мне теперь, выгонять их что ли?

— Да, их выгонишь. — Гарри смущённо улыбнулся.

— Научи нас также.

— Я не могу, Симус. Ведь это не магия. Это зависит только от твоих физических способностей, но если ты начнёшь тренироваться прямо сейчас — добавил Гарри, так как многие сразу поникли, — То может, через года четыре, с условием, что ты будешь тренироваться каждый день, ты дойдёшь до моего уровня.

— А ты тоже тренировался четыре года? — С интересом спросил Дин.

— Мммм… Ннет. — Уклончиво ответил Гарри. — У меня есть кое-какое преимущество. Но рассказать я не могу, к сожалению.

Гарри прошёлся по комнате и с вздохом сказал:

— Я не хочу говорить о том, что произошло. Все вы прочитали сегодняшние газеты. Я только кое-что добавлю. Если этот подонок думает, что он выбьет нас из боевой колеи, то он сильно ошибается. Не знаю как вы, но я достаточно от него натерпелся. Волдеморт испортил огромное количество судеб. И ему не удастся испортить мою собственную. Без боя я ему не сдамся и не хочу, чтобы сдавались вы. Мы будем тренироваться ещё более интенсивно. Я научу составлять вас новые заклинания, и все вместе мы будем их отрабатывать. Я научу вас всему ну… или почти всему, чему научила меня Ида. И мы обязательно победим. Обязательно. Надеюсь, вы останетесь со мной до конца?

— Мы с тобой, Гарри.

— До самого конца.

— Мы поможем тебе.

— Будь уверен.

— Мы отомстим этому гаду за всё, что он сделал. — Закончил Рон.

На этот раз тренировка прошла до половины десятого. Ребята упорно отрабатывали заклинания древней магии и не обращали внимания на неудачи. Усерднее всего, по мнению Гарри, были трое: Невилл, который мстил за родителей; Денис, который мстил за брата и Чжоу, которая мстила за Седрика.

Тренировка закончилась, и все благополучно добрались до своих гостиных.

Глава 27. Новость от Эриды

— Расскажи мне о Гарри! — Приторно сладко попросил Волдеморт.

— Ты знаешь мой ответ. — Ответила Ида и сплюнула кровь. Она лежала на холодном полу. Кое-где на руках были видны подтёки. Одежда была изорвана.

— Не будь дурой. — Лорд присел на корточки. — Ведь и так понятно, что ни ты, ни эта магла, не выживите. Так зачем же ещё мучить себя перед смертью? — Миролюбиво проговорил он.

— Боюсь, у тебя ничего не выйдет. — Приподнимаясь, сквозь зубы проговорила девушка. Её было плохо видно. Тень падала на её лицо. Но и без того было понятно, что всё оно испепелено ранами и царапинами.

— И что же он сделает? Ведь он даже не знает, где ты находишься. — Высветил свои зубы лорд.

— Не волнуйся, он найдёт способ сюда добраться. Будь уверен. — Проговорила Ида. Её голос разносился по комнате гулким эхом.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать? — Настороженно и заинтригованно спросил волшебник.

— Чтоб ты сдох. — Прошептала девушка.

-Жаль тебя разочаровывать, но это невозможно. Круцио!

— Нееееееееет! — Крикнул Гарри и проснулся. На лбу выступил холодный пот. Шрам неистово болит, голова кружится, ему плохо, его тошнит. Он сел на кровати и опустил ноги на пол, взял с тумбочки графин с водой и налил себе попить. Залпом осушив стакан, маг тяжело вздохнул. Так сон это был или не сон? Нет. Не сон. Иде действительно плохо. Потому что плохо и Гарри. Шрам опять обожгло болью, и Гарри машинально начал его тереть. Что же ему делать? Пойти к Дамблдору? И что он ему скажет? Нет.

Гарри провёл ладонями по лицу. Потом оглянулся по сторонам, на удивление от его крика никто не проснулся. Поттер тяжело вздохнул и снова забрался в свою кровать. Ему всё равно нельзя ничем помочь девушкам. Но почему ему приснился этот сон? Ведь он уже давно, а точнее с того момента, как начал проходить с Эридой окклюменцию, перестал видеть такие видения. С такими беспокойными мыслями Гарри забылся во сне.

Так прошла тягостная неделя. Гарри, да и все остальные, с трудом передвигал ноги по коридору. Без Иды, да и без Гермионы, ему были тягостны дни в Хогвартсе. Всё потеряло всякий смысл.

Следующий день прошёл очень грустно и спокойно, как и все до этого. Вечером, за ужином, как обычно прилетела вечерняя почта. Гарри очень удивился, когда напротив его упал чёрный конверт. Но волшебник не успел к нему притронуться. Конверт открылся сам: из него выпали наручные часы Иды и кусочек мантии, принадлежавшей Гермионе. Гарри отложил вилку.

Неожиданно из конверта донеслось шипение:

— У тебя мало времени, Поттер. Найди меня, а то в следующий раз я пришлю что-нибудь посущественнее.

Гарри занервничал. Он поднял глаза на Рона.

— Что он сказал? — Тихо спросил тот.

— В смысле? — Не понял Гарри.

— В смысле, говорили на змеином языке. — Раздельно проговорил Рон. — Что там было?

— Волдеморт сказал, что в следующий раз придёт что-нибудь посущественнее. — Проговорил юноша , глядя на кусочек материи, который держал в руках. Наступило гнетущее молчание. Глаза Гарри бегали по столу, как будто искали подсказки, что ему делать.

— Я больше не могу сидеть сложа руки. Это меня убивает. — Промямлил Гарри, вставая.

— Гарри, куда ты?! — Воскликнул Рон.

Получасом спустя Гарри уже сидел в кресле напротив стола Дамбдора и ждал, когда директор появится.

— Здравствуй, Гарри. Ты хотел со мной поговорить? — Спросил профессор, входя в кабинет.

— Здравствуйте. Да, хотел. — Гарри проводил Дамблдора взглядом, и, дождавшись, пока тот сядет за стол, спросил:

— Вы нашли место, где прячется Волдеморт?

— К сожалению, нет. — Со вздохом ответил директор. — Есть много мест, где он может прятаться.

— А есть волшебные способы проникновения туда, где никогда не был? — Немного нервничая, спросил Гарри.

— Ты что-то знаешь? — Энергично спросил старец, посмотрев на юношу своим пронизывающим взглядом. И волшебник рассказал ему про сон, который увидел этой ночью.

— А как выглядела эта комната? — Дамблдор сложил кончики пальцев вместе и внимательно наблюдал за волшебником.

— Она была каменной, большой и холодной. Самое интересное, что я наблюдал за всем происходящим не из глаз Волдеморта. И не из глаз Иды. А со стороны. — Добавил Гарри, чем ещё больше ввёл директора в сомнения. — Вы можете это объяснить?

— Скорее всего, девочка просто посвятила тебя в свои ощущения.

— Но ведь я наблюдал со стороны. — Возразил маг.

— Да, но ведь ты её Хранитель, а не оболочка.

Ладно. Я думаю, Волдеморта надо искать там, где когда-то жил Слизерин. Ведь он его наследник и знает тайны, принадлежащие только ему одному.

— Ты удивляешь меня всё больше и больше. — Проговорил Дамблдор, улыбнувшись. — Хорошо. Мы поищем его в именном замке Слизерина. Хотя я не помню там каменных подвалов.

— А я не говорил про подвалы. — Поправил старца Гарри. — Я сказал комната. А может и большой зал. Я не видел стен. Они уходили в темноту, и голоса разносились гулко, уходя далеко вглубь.

— Хорошо. Можешь идти. Мы займёмся поисками девочек. — Проговорил директор и встал.

— До свидания, профессор. — Гарри вышел из кабинета. Посмотрев напоследок на дверь, Гарри ступил на лесенку, и та понесла его вниз.

— Скорее я его найду, чем вы до него доберётесь. — Промолвил он, направляясь по коридору в гостиную. У него уже созрело в голове кое-что наподобие плана.

Войдя в комнату, Гарри наткнулся на Рона.

— Ну, как разговор? — На одном дыхании спросил тот.

— Нормально. — Ответил Гарри, прошёл по комнате и уселся в кресло.

— Гарри, и…

Гарри выпрямился в кресле и поднял руку вверх, дав Рону понять, чтобы тот замолчал.

— Слышишь? — Спросил он у друга.

— Живоглот шуршит под столом. — Проговорил Уизли.

— Да нет. За дверью. — Ребята прислушались.

— Кто-то царапается в портрет? — Неуверенно спросил Рон. Гарри встал и направился к выходу. Отодвинув картину с Полной Дамой, он никого и ничего подозрительного не увидел. Хотел было закрыть дверь, но тут почувствовал, как кто-то ползёт у него по ноге. Гарри опустил глаза. По штанине брюк пытался вскарабкаться вверх маленький дракончик. Он явно выдохся. Гарри протянул руку и как раз вовремя, чтобы поймать обмякшее и обессилившее существо. Гарри узнал дракончика, ведь у него точно такой же стоит на тумбочке. Это близнецы Уизли подарили ему и Иде по одному. Значит, это новость от девушек!

Гарри развернулся и пошёл обратно к Рону. Тот взволнованно наблюдал за дракончикам на руках у друга. Некоторые гриффиндорцы провожали его грустными глазами.

— Откуда это? — Спросил Рон, переводя взгляд с Гарри на мокрый комочек и обратно.

— Он…(Гарри задержал дыхание) от Иды. — Хриплым от волнения голосом сообщил юноша.

— От… ну тогда буди его! — Воскликнул рыжий, вскакивая с места.

Гарри ткнул пальцем в черное тельце, и существо разлепило глазки.

— Ты принёс мне новости? — Тихо спросил Гарри. Дракончик еле-еле встал на ноги и, качаясь из стороны в сторону, поплёлся по ладони. Гарри протянул руку, и существо упало на стол. Оправившись от удара, он наклонил голову и раскрыл рот. Оттуда выпала записка, свёрнутая в трубочку.

Гарри взял пергамент в руки. Но это был не пергамент. Это была белая этикетка, оторванная от футболки. На материи не было ничего, кроме названия фирмы, которой была изготовлена вещь. Но потом юноша стал соображать, что у Иды перьев с чернилами быть не могло. Поэтому надо искать другой способ прочитать то, что там написано, а Гарри знал, что там что-то есть, иначе дракон бы вообще не прилетел. Волшебник задумался.

— Ты чего? — Обеспокоено посмотрел на него Рон.

— Пытаюсь сообразить, как можно расшифровать то, что тут написано. — Ответил Поттер, смотря на записку. Кто-то клюнул его в палец. Ведун повернул голову. Дракончик, что есть мочи дул на этикетку и гладил её крыльями. Гарри прищурился и внимательно уставился на него. Внезапно его глаза расширились от возникшей в голове мысли. Парень подвинулся поближе к материи.

— Чернила. — Рон побежал наверх за пузырьком, а Гарри стал разглаживать ткань на столе. Через минуту Уизли вернулся из комнаты с маленькой черной баночкой в руках.

— Выливай. — Гарри указал на этикетку.

— Зачем это? — Спросил Уизли, открывая чернильницу и отправляя её содержимое на материю.

— Это поможет прочитать то, что там написано. — Гарри ждал, когда чернила впитаются. — Всё это древняя магия. Волшебники умели читать мысли с помощью чернил.

— То есть на этикетке мысли Эриды? — Ошарашено промолвил Рон.

— Что-то в этом роде. — Ответил Гарри и нагнулся. — Смотри.

Юноша набрал воздуха в грудь и как следует дыхнул. На ткани поверх синих букв появились новые, чёрные. Рон наклонился туда же, и вместе они прочитали.


«Гермиону не видела, но знаю, она жива. Не могу сказать, что хорошо себя чувствую, но и жаловаться нет смысла. Замок, в котором мы застряли, находится где-то посреди моря. Здесь восемьдесят одна комната. То место где нахожусь я, смахивает на огромный Зал почёта. Будь осторожен. Замок охраняют пожиратели и дементоры. Не знаю, сколько мы протянем, но вам лучше поторопиться. А тебе лучше не рисковать»


Гарри выпрямился. Рон последовал за ним. Парни переглянулись.

— У них там что, серийное производство этих Пожирателей? — Проговорил Гарри и скатал записку в трубочку. Наступило долгое молчание.

— Я знаю только один замок, в котором восемьдесят одна комната, и туда попасть невозможно. — Наконец нарушил тишину Рон.

— И что это за замок? — Спросил Гарри, поднимая на друга глаза.

— Дворец Беспощадного Джека. — Ответил рыжий. — Такого же психа, как и Волдеморт, только жил он ещё до времён основания Хогвартса. И как я уже говорил, — добавил юноша, — попасть туда просто невозможно.

— Нет ничего невозможного. — Медленно и раздельно проговорил Гарри, опуская глаза и пытаясь сосредоточиться.

— Он находится посреди океана! — С жаром воскликнул Рон. — Его охраняют тысячи заклинаний, и он просто невидим! Это легенда! Его просто нет!

— Есть другие замки, в которых ровно 81 комната? — Хладнокровно спросил Гарри.

— Нет, но ты же не соб…

— Если туда попал Волдеморт, то попаду и я. — Всё так же спокойно ответил волшебник.

— Ты с ума сошёл! — Крикнул Рон, когда Гарри встал и направился к своей комнате. — Пусть этим займётся Дамблдор! Гарри! Гарри! Чёрт! ГАРРИ!

Но тот даже не оглянулся.

Глава 28. Путешествие и прибытие

Рон побежал вслед за Гарри.

— И что ты собираешься делать? — Влетев в комнату и опершись о косяк, спросил Рон.

— Отправиться на поиски Дворца Беспощадного Джека. — Спокойно ответил Гарри, ища что-то в чемодане.

— Гарри, не будь идиотом. — Пытался вразумить его друг. — Лучше пусть этим займутся Дамблдор с Орденом.

— Пока они найдут этот замок, Ида и Гермиона уже будут мертвы. — Гарри нашёл то, что искал. Это была мантия — невидимка и маленькая лиловая коробочка.

— С чего ты взял, что…

Гарри порывисто встал и направился прямо к Рону. Отодвинув ворот черной водолазки, юноша достал золотую цепочку, на которой светился красным пламенем маленький месяц.

— Это подарила мне Ида, на день рождения. — Указал волшебник на медальон. Рон смотрел на него как завороженный. — Когда он покрывается красным пламенем, это значит, что Эриде грозит смертельная опасность.

Рон оторвал глаза от медальона и испуганно уставился на друга.

— Он засветился вчера.

— И что дальше? — Спросил рыжеволосый гриффиндорец.

— Ты найдёшь Дамблдора и отдашь ему записку от Эриды, а я отправлюсь на поиски девчонок.

— Я от тебя никуда. — Решительно заявил Рон и гордо выпрямился.

— Извини Рон, но ты просто не сможешь пройти через заклинания Древней магии. — Гарри закончил сборы: на всякий случай взял волшебную палочку и засунул свою коробочку в карман мантии. — Лучше тебе остаться здесь. — Волшебник протянул руку и для поднятия духа друга шлёпнул его по плечу. — У тебя есть задание.

И Гарри отправился вниз по лестнице. Спустившись в гостиную, юноша подошёл к столу, на котором стоял черный дракончик и от грусти и безделья махал крыльями. Рон, который какое-то время переваривал услышанное и свыкался с мыслью, что Гарри пойдёт один, без посторонней помощи, спустился чуть позже и остановился на лестнице.

— У меня к тебе просьба. — Обратился к дракончику Гарри. — У тебя есть имя? — Спросил он, присаживаясь в кресло. Дракончик кивнул своей маленькой головкой и детским писклявым голоском проговорил:

— Нисса.

— Так вот, Нисса. Ты помнишь, где находится замок, из которого ты прилетела? — Нисса посмотрела на него напуганными красными глазками. — Нет. Лететь ты не будешь, — успокоил её Гарри, поняв, почему существо так перепугалось. — Ты только покажешь дорогу. — Нисса неуверенно кивнула. — Тогда, вперёд. — Нежно проговорил Гарри и протянул руку. Существо слегка взмахнуло крыльями и приземлилось на ладонь юноши. Очень далёкий полёт дал о себе знать. Теперь Нисса сможет летать только с одной ручки кресла на другую.

— Счастливо. — И Гарри, встречаясь с некоторыми учениками взглядом, направился к портрету с Полной дамой. Никто его не остановил, несмотря на то, что уже было поздно. Все понимали, что ему было тяжело, и жалели его.

Выйдя за портрет и отойдя на безопасное расстояние, Гарри оглянулся: никого не было. Тогда он надел мантию — невидимку и отправился по коридорам, бережно прижимая к себе дракончика.

Благополучно выйдя из замка, Гарри отправился на опушку леса. Остановившись недалеко от хижины Хагрида, в которой горел свет, юноша снял мантию и опустил существо на землю. Затем достал ту коробочку, которую ему дала Ида, когда они занимались в тайнике Блеков. В ней порошок, способный превратить его в существо или растение, близкое ему (Гарри) по чувствам.

— Извини, мне надо одну твою чешуйку. — Проговорил Гарри и наклонился, чтобы выдернуть из крыла дракончика чёрное перышко (если его можно так назвать). Нисса легонько пискнула, но ничего не сказала.

— Твоя чешуя настоящая? — Спросил маг перед тем, как кинуть чешуйку в коробочку. Нисса кивнула, и тогда Гарри благополучно бросил её куда задумал. Серый порошок внутри зашипел и запенился, превратившись в светло-розовый мусс. Волшебник поднёс коробочку к губам и залпом выпил содержимое. Какое-то время ничего не происходило. Потом Гарри почувствовал сильную горечь во рту, все его внутренности стало скручивать, как будто он проглотил добрый десяток живых гадюк. Тело начало покрываться грубой чёрной чешуей, увеличиваться и вытягиваться, лицо — морда выросло и почернело, глаза приобрели округлую форму и окрасились в пурпурный цвет, оставляя посередине тонкие зрачки — щелочки. По спине вдоль хребта прорезались мелкие, но очень острые гребешки. Появился длинный чешуйчатый хвост с шипом в виде стрелы на конце и крылья, похожие на крылья летучей мыши.

Гарри Поттер превратился в настоящего дракона шестнадцати футов длиной. Оглядев свою так называемую внешность, Гарри — дракон лег на землю и произнёс нечеловеческим голосом:

— Залезай.

До смерти напуганная Нисса сделала несколько шагов и, вскарабкавшись на шею дракону, крепко вцепилась когтями ему в грубую чешую.

Гарри было чрезвычайно необычно чувствовать себя большим драконом и при этом мыслить как человек. Ему хотелось полетать, насладиться своей свободой, просто порадоваться жизни. Но он не мог этого сделать. Чтобы его никто не увидел, Гарри вошёл в состояние фатомы и взмахнул своими руками — крыльями.

Так Гарри отправился в ночной полёт, сопровождаемый Ниссой. Города казались ему маленькими и никчемными. Мимо пролетали огни от света окон, фонарей и фар машин. Гарри — дракон размахивал массивными крыльями и чувствовал себя при этом по-дурацки. Парень старался не думать о том, что будет тогда, когда он прибудет на место, и доберётся ли вообще. Он просто слушал, что шептала Нисса и старался следовать её указаниям.

Это был его первый полёт, и первый раз когда он идет один, неизвестно на что. Внутри его разбирал страх, страх, за то, что он может не справиться, может проявить слабость. Но Гарри упорно отбрасывал эти мысли, пытаясь сосредоточиться на дороге. Территория Великобритании кончилась, и теперь Гарри летел над широкими просторами океана. Сейчас стало ещё страшнее, и Гарри уже подумывал о том, что Рон был прав, но делать нечего, назад поворачивать поздно. Пролетели уже больше половины пути, стало очень темно, хоть глаз выколи, только Гарри всё было видно. Помогали способности драконов видеть в темноте.

Через минуты три Гарри начал различать какие-то силуэты. Это была скала, огромная скала, которая возвышалась посреди океана. На ней вздымался замок, издалека казавшийся вершиной гор. Но, как ни странно, он тоже был в зелёной оболочке. Значит, он тоже в фатоме. Отсюда следует, что если Гарри выйдет из фатомы, то не увидит замок, а если останется, то увидят его. Выбора нет. Придётся оставаться так как есть. Но подлетев ближе, Гарри заметил, что Пожиратели смерти, окружающие замок, не в зелёной оболочке, а это значит, что у него (Гарри) есть большой плюс. Он может пройти в замок и остаться незамеченным. Но тут в юноше поднялся такой вулкан ненависти, что Гарри не захотел использовать свой плюс. Он понёсся на Пожирателей с бешеной скоростью и открыл пасть, извергая из неё огромные потоки огня. Слуги Волдеморта бросились в рассыпную, наугад бросая заклинания.

— Что происходит?!

— Кто это?!

Верещали Пожиратели тщетно пытаясь разглядеть территорию перед собой. А Гарри веселился от души, ведь его никто не видел и не мог попасть правильно, да и дракону ничего не будет от одного заклинания.

Спалив добрый десяток Пожирателей, Гарри пролетел вокруг замка и заметил, что дементоров нет, что было очень странно. Подлетев к крыше, Гарри вытянул ноги вперёд, и уже две человеческие ступни приземлились на крышу замка. Шкура спала так, как будто её постепенно снимали через голову.

— Нисса, которая не рассчитывала такого быстрого превращения, не удержалась и упала на землю. Юноша поднял дракона, но было уже поздно: тот был мертв. Гарри тяжело вздохнул: Нисса сослужила хорошую службу — и положил существо в карман.

Волшебник оглянулся по сторонам и увидел неподалёку от себя люк, который выступал из прямой крыши. Гарри направился к нему.

Присев на корточки, маг внимательно осмотрел железную дверцу. Потом, оглянувшись по сторонам, он протянул руку и поскрёб камень, отвалившийся от стенки. Набрав в ладонь, сколько нужно, волшебник растёр содержимое в пыль. Затем опустил ладонь на уровень дверцы люка и дунул так, как сдувают пыль с телевизора. В двух дюймах от крышки проявилась сеть красных и золотых лучей, переплетённых друг с другом, и снова исчезла.

— Красный — оглушение, а золотой? — Прошептал Гарри, пытаясь вспомнить уроки с Идой. — Золотой, золотой, золотой…заклинание…

Но Гарри приходило на ум только одно заклинание и оно никак не связывалось с первым.

« Многократное оглушение приводит к превращению в камень и постепенному разрушению. Умно. Смешать «Остолбеней» с «Приори Инкантатем. И как мне тебя убрать?» думал Гарри, внимательно осматривая люк. Вдруг Гарри осенило. Нисса. Фред говорил, что если дракончика сделать другим животным, то его можно использовать еще раз! Юноша достал из кармана мертвую Ниссу и внимательно её оглядел. Под левым крылом маленький карманчик. Там оказался маленький черный ключик. Вытащив ключик, он вставил его в маленькую, почти незаметную замочную скважину и повернул один раз. Окраска дракона стала меняться, чешуя покрылась красно-золотыми перьями, мордочка вытянулась, появился клюв. И через некоторое время перед Гарри появился маленький образец феникса. Не прошло и секунды, как феникс ожил и открыл рот. В третий раз в своей жизни Гарри услышал прекрасную песнь феникса и сразу почувствовал прилив энергии и уверенности. Юноша повернул голову в сторону люка: золотые лучи стали набухать и увеличиваться. Скоро каждый из них превратился в множество тонких золотых лучиков. А феникс всё пел и пел не останавливаясь. Наконец лучи стали вылетать из сцепления и исчезать в неизвестной тьме. Когда исчез последний лучик, феникс замолчал. Нисса на радостях, что осталась жива, пустилась в веселый пляс. Гарри подождал, пока та натанцуется, и спросил, уверенный в том, что она знает ответ.

— Куда они делись?

— Здесь не было использовано ни одного заклинания. Иначе они бы стали строить паутину света и вызывать заклинания в обратном порядке. — Детским голоском объяснила птичка.

— Идем. — Позвал Гарри, и феникс взлетел ему на плечо.

Гарри взмахнул палочкой:

— Алохомора! — В него полетело оглушающее заклятие, но поскольку оно было одно, Гарри легко с ним справился.

Люк с грохотом открылся. Там было темно. Гарри тяжело вздохнул и перекинул ноги через перегородку.

Глава 29. Встреча

Гарри ощутил под ногами твердую почву. Значит это лестница.

Спустившись вниз, Гарри никого и ничего не увидел. Только длинный коридор, освещённый факелами. Вдоль стен было множество дверей с большими решетками. Всё это смахивало на какую-то тюрьму. Пахло сыростью и гнилью, но юноша не обратил на это никакого внимания. Гарри сделал несколько неуверенных шагов. Феникс покачнулся и исчез с красном пламени. Гарри не стал забивать себе голову вопросом, куда он делся, и пошел дальше. Сердце его било барабанную дробь — в любую минуту сюда могли нагрянуть Пожиратели. Но всё было тихо. Гарри пошёл быстрее, так как в конце коридора за одной из дверей раздавалась какая-то возня.

— Чёрт! — Услышал Гарри знакомый голос. — Чёрт! Чёрт! Чёрт! — Бушевала Гермиона. — Вечно они ломаются! Пятая шпилька за неделю!

— Гермиона! — Прошептал Гарри, подойдя вплотную к двери. Возня прекратилась. — Гермиона! Это я!

— Гарри! — Послышался радостный шепот в ответ. — Гарри, наконец-то вы пришли за нами!

— Вообще-то я один. — Поправил юноша.

— Что! — Возмущённо воскликнула Гермиона.

— Да тише ты! Мышей распугаешь! — Прошипел волшебник, оглядываясь по сторонам.

— Извини. — Снова перейдя на шепот, проговорила девушка. — Ты с ума сошёл! У них 100 с лишним Пожирателей и неизвестно сколько дементоров!

— Замолкни! — Приказал Гарри и попятился назад, к люку, так как услышал шаги по лестнице.

Из-за угла вышел человек плотного телосложения в чёрной мантии с капюшоном, оглянулся по сторонам, но ничего подозрительного не увидел и не мог. Гарри вовремя успел выйти из фатоморганы. Подойдя к двери, Пожиратель смерти вытащил большую связку ключей и вставил в замок. Щёлкнула дверца, и маленькое окошечко, которое было в железной двери, открылось.

— С кем ты тут разговаривала? — грубо осведомился мужчина.

— Я… я… я мышей боюсь. — Слабым голосом проговорила Гермиона.

Пожиратель усмехнулся и хотел было уже закрыть окошечко, как услышал:

— Окаменей! — Прошептал Гарри. Юноша снова стал светиться зелёным светом. Когда Гарри вышел из фатомы, ему показалось, что он стоит в воздухе: вокруг высокие горы и черное небо. Но расслабляться Гарри не мог, так как он не видел того пожирателя, потому что он тоже был в фатоме. Но услышав, откуда доносится звук, парень сразу сообразил, где стоит Пожиратель.

— Что случилось? — Всё тем же шёпотом спросила Гермиона.

-Забылся сладким сном. — Ответил Гарри, забирая у Пожирателя связку. Юноша стал перебирать ключи один за другим, пытаясь найти нужный, но они были все слишком похожи.

— Ключ должен быть большим железным и ржавым. — Прошептала из-за двери Гермиона.

— Они все тут большие, железные и ржавые.

— На нём должна быть большая чёрная эмблема.

Гарри сразу увидел указанный ключ и принялся торопливо открывать дверь. Щелчок, и Гарри увидел истрёпанную Гермиону: одежда грязная и изорванная, волосы надо будет подстригать, так как распутать их уже никто не в состоянии, лицо в порезах и царапинах.

— Я т-т-т-ту-да не выйду. — Заикаясь от страха, проговорила Гермиона, прижавшись к стенке и закрыв лицо руками.

— Что с тобой? — Гарри вошёл внутрь. Судя по всему, на эту комнату вообще не действовала никакая магия, поэтому Гарри стал видимым для Гермионы.

— Я пока жить хочу. — Пробормотала девушка, сквозь ладони. Гарри оглянулся назад и заулыбался. За дверью выглядывал безбрежный океан и высокие скалы.

— Дурочка. — Парень отвёл руки волшебницы от лица, оттуда выглянули удивлённые и испуганные одновременно, большие карие глаза. — Просто замок, также как и я, находится в фатоме. А на эту комнату никакая магия вообще не действует.

Гермиона преобразилась.

— Идём. — Гарри потянул девушку за руку. Стоило ребятам сделать шаг за порог, как Гермиона впилась руками в шею Гарри и уткнулась в грудь лицом.

— Прости. Забыл.

И Гарри сморщил нос, смотря на свою подружку. Та тоже засветилась зелёным ореолом.

— Открывай глаза. — Та неуверенно подняла веки. Вокруг были грязные каменные стены с кое-где пробившимся мхом.

Она начала было разглядывать помещение, но Гарри её прервал.

— Ещё успеешь налюбоваться. Нам надо спешить.

— Издеваешься? Такое и в кошмарном сне не приснится. — С возмущением воскликнула Гермиона и направилась вслед за парнем по лестнице. Спустившись на два этажа вниз, Гермиона остановилась, так как Гарри взмахнул рукой.

— Иди, проверь, что с ним случилось. — Услышал Гарри незнакомый тенор. — Ох, не нравится мне всё это. Сначала эта непонятная паника на Поляне, а теперь вот Литвак пропал.

— Быстро! Назад! — Воскликнул Гарри, и они с Гермионой побежали обратно.

— Сюда! — Шепотом крикнул Гарри, и оба завернули за угол. Волшебник схватил Гермиону, прижал к себе спиной и закрыл рукой рот, чтобы та замерла. Когда Пожиратель прошёл мимо, юноша медленно и осторожно отпустил Гермиону, и та с облегчением вздохнула.

— Нельзя так неожиданно…, я могла задохнуться. — Прошептала она возмущённо.

— Не могла. — Ответил Гарри, уже смотря вниз. — Идём.

Друзья осторожно спустились на первый этаж. Это был большой зал. Их шаги эхом отдавались и давили на ухо.

— Наконец-то. — Услышал Гарри из темноты знакомый, столь неожиданный и желанный голос. — Где вас носило?

— Разглядывали здешние ландшафты. Что, по-твоему, мы тут делаем? — Фальшиво возмущённо ответил юноша, направляясь в темноту. Гермиона осталась неподалёку от выхода, а Гарри всё шёл. Темнота накрывала со всех сторон и не давала толком сделать шаг.

— Я тоже рада тебя слышать. — Голос Иды был немного охрипший, скорее всего она много кричала и сорвала себе связки.

— Гарри, здесь кто-то есть. — Быстро проговорила Гермиона.

— Естественно есть.

Глава 30. Возрождение

Эти слова принадлежали самому заклятому врагу Гарри Поттера, лорду Волдеморту. Зажёгся яркий свет, и Гарри пришлось прикрыть лицо ладонью. Разлепив глаза и опустив руку, юноша увидел бетонные стены, вдоль которых стояли колонны. К одной из них цепями была прикована Ида. Вот уж кто не похож на себя! Похоже, Пожиратели решили пропустить девушку через мясорубку замедленного действия, и прервались в самом разгаре работы. Одежда была изорвана, запачкана грязью и кровью, места побоев были зелёно-жёлто-фиолетовыми, волосы свисали липкими кровавыми патлами и скрывали изможденное и искорёженное от избиения лицо, — девушка устало обвисла на своих кандалах и время от времени сплёвывала в сторону кровь.

— Я тут думал, кто это сеет панику среди моих верных слуг, — медленно, растягивая слова, заговорил Тёмный лорд, — а это, оказывается, наш друг, столь долгожданный, Гарри Поттер. Нехорошо приходить без предупреждения. Круцио!

Но Гарри уже знал, что замышляет Волдеморт, и совершенно спокойно отразил заклинание, даже не сдвинувшись с места.

— Гарри! — Воскликнула Ида из последних сил, а их у неё итак почти не осталось. — Гарри! Ты не должен с ним сражаться!

— А он и не будет. — Спокойно ответил Волдеморт. — Гарри просто по-дружески одолжит мне свою жизнь. Правда, Гарри?

— Чёрта с два. — Сквозь зубы проговорил маг. — Ты отнял слишком много невинных жизней. И нечего одалживать ещё и мою.

— Да. — Задумчиво проговорил Темный лорд. — Да Гарри, ты прав. Я не буду одалживать у тебя жизнь. Я возьму её без спроса. Авада Кедавра!

Если бы Гермиона могла кричать, то из её груди сейчас вырвался бы вопль ужаса. Но её крепко держали, и рот был стянут заклинанием.

Но ничего не произошло. Из палочки Тёмного лорда не вылетело ни луча, ни молнии, ни чего-либо другого. Гарри хихикнул.

— Что, Волдемотр, палочка отказывается слушаться? — Игриво спросил он. Тот в недоумении переводил взгляд с юноши на свою палочку и обратно. — Теперь моя очередь. Авада Кедавра!

Но не подействовало и его заклинание. Гарри уставился на врага глазами волка.

— Раз наша магия не действует, может, воспользуемся этим?

Гарри махнул рукой, и его мантия взметнулась в сторону, как от сильного порыва ветра. Оттуда сверкнул своим голубым сиянием Волос Славы.

— Меч. — Проговорил Волдеморт, и к нему подбежал один из Пожирателей смерти, неся с собой длинный меч со сверкающем лезвием. Рукоять и противовес были украшены драгоценными камнями, мерцающими и поблескивающими в свете многочисленных факелов, огней и люстр. Гарри и Волдеморт стали медленно ходить по кругу, пристально наблюдая друг за другом, ожидая нападения противника. Возникшая напряжённая тишина довила на уши, сковывала нервы, приводила в оцепенение. От такой ненависти, исходящей от двух столкнувшихся в схватке врагов, у наблюдающих ноги перестали слушаться и по спине побежали мурашки.

Взмах посоха, и битва началась. Они сражались и сражались, сражались и сражались. Лица противников исказились в сосредоточенной гримасе, каждый пытался прочитать мысли соперника, и ему это хорошо удавалось. Поэтому сражение приняло затяжной монотонный характер. Схватка превратилась в танец, быстрый, интригующий и пугающий танец.

Казалось, бой никогда не закончится. Если близился конец, и кому-то угрожала опасность, верный меч или посох вовремя поспевал на помощь, и дуэль разгоралась вновь. Удар, ещё удар, они сражались столь неистово, что во все стороны летели искры. От потрясений пострадало несколько пожирателей и две-три колонны, от которых отлетело несколько белых глыб.

Очередной взмах и Волос Славы улетел в сторону, и, приземлившись на острый камень, раскололся надвое. Удар, и Гарри начал судорожно ловить ртом воздух, пытаясь зацепиться за тоненькую соломинку жизни. Сердце сильно сжало и пронзило нестерпимой болью. «Вот и все. — Подумал Гарри. — Все. Он встретится с мамой, папой и Сириусом. И там будет спокойно и не будет этих битв, добра и зла, любви и ненависти. Любви… Пожалуй единственное, ради чего стоило бы жить. Ради любви, любви к Эриде, к Рону и Гермионе, ко всем его друзьям, к тем, кого он не знает. Ко всем».

Гарри стало ужасно больно дышать, силы покидали его, юноша от бессилия навалился на меч, который все еще был в его груди. Туман начал обволакивать разум. Стало темно.

Раздался холодный смех. Волдеморт потянул на себя меч, и юноша рухнул на пол.

— НННЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! — Крикнула Ида. — Нееееет! Нет, черт возьми! — Девушка неистово забилась в цепях. — Вставай! Вставай, кому говорят! ВСТАВАЙ, слизняк ты двуногий!

Но Гарри мирно лежал на холодном каменном полу и не двигался. Его глаза были плотно сомкнуты. Очки лежали неподалёку: одно из стекол было разбито. Из сердца выступила кровь и начала пропитывать собой одежду, а Волдеморт стоял над ним и дико смеялся, держа в руке окровавленный меч. Гермиона, которая всё это время дёргалась и вырывалась из рук Пожирателя, обессилено повисла на его руках и зарыдала. Её отпустили, и та стала пускать слезы, сидя на коленках себе в ладони.

— Нет! — Прошептала Ида. — Нет. Тебе его не убить.

Пожиратели стали смеяться вместе с Волдемортом. Но постепенно этот смех стал заглушаться болезненным воплем девушки. Ида начала кричать так, как будто её действительно закинули в мясорубку. Она рвалась, билась и путалась в своих кандалах. Железная цепь врезалась в руки и ноги, и оттуда пошла кровь, но волшебница этого не замечала.

Слуги Волдеморта замолчали. И было из-за чего. Их хозяин и Гарри начали подниматься и крутиться в воздухе. Онемевших от страха Пожирателей обдало горячим воздухом. Все смотрели, как Гарри и Волдеморт крутятся под потолком и извергают золотое сияние, и только Ида вырвала цепь с корнем и начала кататься по полу, вереща от боли. Мгновение, и свет потух, а Гарри и Волдеморта отшвырнула в разные стороны зала. Каким-то чудом, Тёмный лорд смок приземлиться на корточки, а вот юношу распластало по полу.

— Что здесь, чёрт возьми, происходит?

Но никто Волдеморту так и не ответил. Ида затихла, потеряв сознание, Гермиона, переставшая плакать, смотрела на тело, упавшее с высоты восьми метров, а пожиратели попятились назад от услышанного ими. Волдеморт начал поправлять и отряхивать свой чёрный плащ, но остановился, его рука повисла в воздухе, а взгляд устремился в пространство. У него за спиной послышался кашель.

— Чёрт. Как больно.

Волдеморт резко повернулся. Там, в самом конце зала, опершись локтём о пол полусидел-полулежал Гарри и потирал то место, куда попал меч.

— Ты же умер! — Ошарашено воскликнул Тёмный лорд.

— Не ты один умеешь возрождаться. — Ответил Гарри. Все тело неистово ныло, голова раскалывалась, но он нашел в себе силы подняться и пройти к лежащей без сознания Лаврионе. Гермиона, поймавшая удобный момент, резко сорвалась с места и побежала к юноше, и поймать её не успели.

— Схватить!

Но не одно заклинание не подействовало. Гарри поднял Иду на руки, и они с Гермионой вбежали в единственную дверь, которая была поблизости. Это оказался очередной длинный коридор, но на этот раз красивый. Каменные стены были украшены странной резьбой и цветными иероглифами, вокруг картин висели зеленые веточки и горшки с цветами, двери были деревянными, и на них не было решёток, под потолком висели хрустальные лампы. Ребята побежали по коридору.

— Поттер! Иди сюда!

Гарри обернулся.

— Молфой? — Волшебник не верил своим глазам. В одной из дверей выглядывал Драко Молфой собственной персоной. — Что ты здесь делаешь?

«… Не ты один у нас искатель неприятностей на одно место» пришла мысль от Молфоя, а в слух он быстро добавил:

— Это долгая история. Ты хочешь отсюда выбраться или нет?

Времени на раздумья у Гарри не было — в закрытую дверь бились пожиратели, и доносился вопль Волдеморта, — и он вошёл в комнату справа от него, туда, где увидел Молфоя.

Это была самая обычная комната для прислуги.

-Я не знаю, когда они откроют эту дверь, но не думаю, что у нас много времени. — Проговорил слизеринец, направляясь к большой, в целую стену, картине.

— Это ты её закрыл?

— Да. Заклинанием. — Ответил Молфой, открывая проход за картиной. — Только я думал…

— Там магия не действует, так что им придётся попотеть. — Проговорил Гарри и Молфой улыбнулся.

— Ты чего ухмыляешься? — Не понял Гарри. Юноша перекинул руку Иды через плечо.

— Ничего. «…Наслаждаюсь твоими мучениями» — ответил тот. Теперь ребята шли подземным ходом.

— Может, ты нам всё-таки объяснишь, как ты здесь оказался? — Спросила Гермиона немного грубовато.

— Я же уже ответил. — Немного смутившись (что крайне редко для молфоевской породы), проговорил парень. — Это долгая история.

Гермиона насупила нос и всю оставшуюся дорогу шла молча, время от времени беспокойно поглядывая на Иду.

— А я думал, Поттер, ты умнее. — Проговорил блондин. — Не проще ли её заколдовать и пусть себе плывёт по воздуху.

— Я не знаю, что с ней. Возможно, применение магии может её убить. — Ответил юноша, поправив сползшую руку.

— Где ты научился ментальному контакту? — Спросил Гарри, смотря себе под ноги.

— Летом, у нас в Особняке. Мама велела учиться, говорила, может пригодиться, если захочу пообщаться с отцом «наедине».

— И фатоморгане там же? — Молфой кивнул.

— Сколько ещё идти? — Спросил Поттер, у которого уже отваливались руки и плечи. А прошли они немало.

— Много, Гарри, много. — Гермиона подняла на Молфоя округлившиеся от удивления глаза. Слизеринец впервые назвал Гарри по имени. Она начала улыбаться. «…Толи Молфой решил исправиться, толи у него поехала крыша» думала она. Но Гермионе было невдомек, что всё это он делает совсем по другой причине.

— Мы идём под водой. — Продолжал Молфой. — Видишь?

Молфой махнул в сторону стенки: оттуда просачивались маленькие струйки воды.

— То есть ты хочешь сказать, что мы едём под океаном? — Поднял брови Гарри.

— Не совсем, — ответил волшебник, — скорее посреди него. Что-то вроде подводного тоннеля.

Гарри сглотнул и уставился на прямой длинный сырой коридор, конец которого уходил в темноту. Гермиона, с любопытством осматривавшая место в стене, где просачивалась вода, начала пятиться и не заметила того, что Гарри остановился, чтобы передохнуть.

— А интересно… — не оборачиваясь, начала она, но фразе не суждено было закончиться. Девушка запнулась об ногу Гарри и, пролетев метр, угодила Молфою прямо в руки. «Забавная сцена» подумал гриффиндорец. Еще бы! Гермиона висит в полуметре от земли, обоими руками вцепившись Молфою в шею, а тот держит её за талию, немного согнувшись вперёд, и оба смотрят друг другу в глаза.

— Крр, крр — кашлянул Гарри в кулак, и Гермиона поспешно выскочила из странных объятий слизеринца, залившись сильным румянцем. Наступило недолгое молчание. Гарри посмотрел на девушку: та старательно отвела взгляд и старалась навести на себя невинный вид.

— Идём. — Даже не оглянувшись, проговорил слизеринец. — Мы почти пришли.

Глава 31. Разговор с Молфоем

Наконец, вдалеке появился маленький светлый огонёк. Ребята пошли быстрее. Тоннель кончился, и в глаза Гарри ударил яркий свет. Они находились на побережье атлантического океана.

— Ну и как нам добраться до Лондона? — Спросил юноша, оглядываясь по сторонам.

— Почему до Лондона? Почему не до Хогсмида? — ехидно заметил Молфой. Гермиона одарила его пронзительным взглядом.

Гарри внимательно посмотрел на слизеринца.

— Вы меня не видели, я вас тоже. — И Молфой исчез, вступив на золотую дорожку.

— Да. — Медленно проговорил Гарри, соглашаясь с ушедшим. — Постарайся ни о чем не думать. —

Попросил парень и трое, как и Молфой, вошли на эту же золотую тропку. Они быстро проходили мимо красочных разнообразных пейзажей.

Образ перед ними сменился, и теперь Гарри и Гермиона шли по главной улице Хогсмида.

— Уйдём с территории Хогсмида, и можно будет выйти из фатомы. — Проговорил юноша, и ребята двинулись по дороге, неся на плечах бесчувственную Иду. Гермиона решила помочь другу ещё в тоннеле, когда тот в очередной раз остановился, чтобы передохнуть.

Как только главная дорога кончилась, Гарри, Гермиона и Ида снова стали видимыми. Был конец февраля, и вполне можно было поиграть в снежки или слепить бабу, но на территории школы было тихо.

Не успели друзья добраться до замка, как из парадных дверей выбежал чуть ли ни весь преподавательский состав во главе с Дамблдором.

— Слава Мерлину, вы живы! — Воскликнул директор. «Эта фраза мне начинает надоедать» подумал Гарри.

— Где вы были? — Набросился на главу Хогвартса Гарри, отдавая Иду в руки мадам Помфри. — Я думал, вы поспеете вовремя.

— Но вся проблема в том, — удручённо ответил старец, не чуть не удивляясь такому поведению юноши, — что мы не знаем, где находится Дворец Беспощадного Джека. Если ты нашёл способ туда попасть — воспользовался дракончиком,— то мы нет.

— Ладно. — Вздохнул маг. — Я ужасно устал. Пройти тоннель в несколько сотен миль не каждому дано.

И все вместе они направились к входу в замок.

Гарри решил сначала подняться к себе в комнату, а потом отправиться в больничное крыло, отоспаться. Войдя в гостиную, юноша увидел кислые мины своих товарищей. Никто не заметил его прихода, потому что юноша очень тихо вошёл. Он оглянулся и увидел, что среди множества гриффиндорцев сидят Рон и Джинни, которая тихо плакала.

— Кого хороним? — Громко спросил Гарри. Гриффиндорцы подняли на него глаза, и у всех отпали челюсти. Наступила недолгое молчание.

— Так, кого хороним? — Повторил свой вопрос Гарри, улыбнувшись.

— ГАРРИ! — Рон и Джинни соскочили со своих мест и молниеносно подбежали к другу. Джинни тут же повисла на нем и обняла так крепко, что у того спёрло дыхание.

— Так меня точно хоронить придется. — Хриплым голосом проговорил юноша, и Джинни засмеявшись сквозь слезы, его отпустила.

После того, как Гарри поприветствовали все, кто был в комнате, Рон задал ему вопрос, мучавший всех.

— Где Гермиона и Ида? — Проговорил он на одном дыхании, и наступила взволнованная тишина.

— Отдыхают в больничном крыле. — Ответил Гарри, и гриффиндорцы взорвались криками радости. — Только дайте им поспать. А то они в ужасном состоянии, а Ида... — парень сглотнул и тяжело вздохнул, — в общем, она без сознания, и я не знаю, что с ней.

Вновь наступило молчание.

— Ладно, я пойду. — Проговорил Гарри вставая со спинки кресла. — Я собственно для этого и приходил.

— Гарри, а где твои очки? — Спросила Парвати. Все посмотрели юноше в лицо и только сейчас заметили, что он действительно без очков. Гарри протянул руку и ощутил на том маете, где должна быть душка, пустоту.

— Странно. — Проговорил Гарри. — Но я всё вижу и без них.

Друзья многозначительно переглянулись. «Очень странно» подумал Гарри. Но голова ужасно раскалывалась, и жутко хотелось спать. Поэтому волшебник перестал думать обо всем на свете кроме одного — скорей бы в кровать.

— В принципе, если хотите, можете пойти со мной, увидеться с Гермионой. — Сказал Гарри. Рон и Джинни кивнули, и втроём они вышли из комнаты.

По дороге в больничное крыло, Гарри рассказал им всё, что произошло, изменив рассказ так, как если бы Гарри не увидел Молфоя. Сам не зная почему, но он не захотел, чтобы об этом знал ни Рон, ни Джинни.

Когда ребята пришли в больничное крыло, Гермиона уже спала. Поэтому двум последним пришлось сразу же уйти. Гарри же остался и лёг на койку рядом с постелью Иды, на случай, если та ночью проснётся. Мадам Помфри принесла ему снадобье, и, выпив его, парень заснул сном без сновидений.


* * *

На следующий день Гарри и Гермиона вышли из больничного крыла, а Ида так в себя и не пришла. Юноша переживал, но не давал волю эмоциям: знал, что так он девушке не поможет. Гермиона же наоборот, очень волновалась за подругу, нервничала и невнимательно относилась к урокам. Хотя Гарри подозревал, что последнее связано вовсе не с Идой.

Четыре дня спустя, вечером, Гарри возвращался из больничного крыла с мрачными мыслями: Ида до сих пор не пришла в себя. Гермиона осталась в гостиной делать домашнее задание, Рон отлучился по обязанностям старосты, а у Джинни были дополнительные занятия с Тонкс. Поэтому Гарри пошёл один.

Когда юноша проходил по одному из коридоров, ведущих в гостиную гриффиндора, его размышления прервал знакомый голос из темноты.

— Поттер!

— Опять ты. — Немного устало проговорил Гарри. — Чего тебе?

— Нам… надо поговорить. — Неуверенно и немного взволнованно ответил Молфой.

— Ну так говори. — Поторопил слизеринца волшебник.

— Не здесь. Ушей много.

Парни прошли несколько коридоров и свернули за угол. Там оказалась деревянная дверь. Войдя в неё, Гарри увидел очередной учебный кабинет, который не использовался. Молфой сел на одну из парт, Гарри остался стоять напротив и ждал. Несмотря на то, что Гарри хорошо разбирался в легилименции, он не хотел зализать Молфою в мысли, сам не зная, почему. Поэтому он просто ждал, когда тот начнёт говорить, но Молфой медлил.

Наконец, он судорожно вздохнул и выпалил:

— Это я виноват в том, что их похитили.

Гарри ошарашено уставился на слизеринца.

— С чего ты взял? — Быстро спросил Гарри, пристально наблюдая за парнем.

— Это я сообщил пожирателям о том, что они будут на почте в половине первого. Помнишь, я проходил мимо вас.

Гарри вспомнил тот зловещий день, и его передёрнуло от ненависти и раздражения. А Молфой тем временем продолжал:

— У них есть свои способы переписки. Ими я и воспользовался. Но я не думал, что Тёмный лорд украдёт и Гермиону. — Опустив голову, добавил волшебник.

— Поэтому ты решил вывести нас из замка и тем самым облегчить себе душу. — Сквозь зубы проговорил Гарри. Молфой кивнул.

— Как ты туда попал? В замок? — Спросил маг, смотря тому в опущенные глаза.

— Изучать фатомонргану мне посоветовал отец, сказав, что скоро пожирателям понадобится моя помощь. Я получил вход в замок ещё в ноябре, когда сказал им, что будет чемпионат по квиддичу. — Гарри был готов разорвать Молфоя на части, и тот это чувствовал, поэтому старался не делать пауз в рассказе. — Еле отговорил их сделать мне Чёрную метку. Как они попадают во Дворец и выходят из него, я не знаю. Пожиратели показали мне только этот ход и парочку других. Когда я увидел, что ты пошёл в лес, то сразу понял, куда ты направился. В замок пришёл за долго до тебя, и наблюдал по настольной карте замка, где ты. Пришлось побегать, чтоб меня не заметили. Без повода мне туда приходить не разрешается. По потайным ходам вышел в комнату одной из тогдашних служанок, ну а дальше ты всё знаешь.

Гарри молча смотрел на Молфоя. Тот слез с парты и повернулся спиной к Гарри, засунув руки в карманы брюк.

— Ну и зачем ты рассказал мне всё это? — Молфой обернулся и молча уставился на гриффиндорца. — Совесть замучила? Знаешь, — Гарри с трудом сдерживал себя, чтобы не наброситься и не растерзать того на мелкие кусочки, — только твоё раскаяние не вернёт к жизни ни Колина, ни Джастина, ни других. Так что засунь свои извинения, сам знаешь, куда.

Прорычал Гарри и поспешно вышел из комнаты, бушуя и кипя от злости.

Глава 32. Странные события во время матча по квиддичу

Поздний вечер. Гарри сидел в больничном крыле, на краешке одной из кроватей, и держал лежавшую в ней Иду за руку. Так он сидел уже около трёх часов, смотря на замученное и жёлтое лицо, поглаживая бледную ладонь. Вдруг Гарри почувствовал, как разум девушки начал проясняться и можно с лёгкостью в него проникнуть. Волшебник улыбнулся и ласково поцеловал девушку в губы.

— Открывай глазки. Я знаю, что ты пришла в себя. — Проговорил юноша, возвращаясь в исходное положение. Девушка улыбнулась и открыла глаза.

— Какой сегодня день? — Спросила она, болезненно сморщившись. Юноша чувствовал, как звенит в голове у Иды, и как сильно кружилась ее голова и по телу расползлась невероятная сладость.

— Двадцать седьмое февраля. Ты проспала шесть дней. — Шепотом ответил Гарри и поднялся. — Пойду, позову мадам Помфри. Тебе надо набираться сил. И никаких возражений. — Быстро добавил Гарри, прочитав по глазам девушки отвращение ко всем больницам вместе взятым. — Тебе надо отоспаться, а то ты, глядишь, на осколки рассыплешься. Пусть даст тебе усыпляющее снадобье.

И Гарри направился в сторону кабинета мадам Помфри. Вернувшись через три минуты в сопровождении целительницы, юноша вновь уселся на кончик кровати.

— Я очень рада мисс Тонкс, что вы, наконец, пришли в себя. Ваши товарищи места себе не находили, приходили каждый день.

— Даже Молфой. — Проговорил Гарри, улыбаясь. Ида выкатила от удивления глаза, но тут же скорчилась в болезненной гримасе.

— Потом объясню. — Ответил юноша, поглаживая девушке руку. Мадам Помфри, которая закончила с приготовлением настойки, поднесла ко рту девушки лекарство, и Ида покорно открыла рот. Целительница влила туда прозрачное зелье, и волшебница в очередном приступе боли его проглотила.

— Я побуду тут, пока ты не уснёшь.

— Хорошо. — Ответила девушка и ехидно добавила:

— А тебе без очков не идёт. — Ида закрыла глаза. Гарри понял, что она что-то знает, но не хотел её беспокоить. Он просидел с ней ещё около получаса и отправился сообщить хорошую новость Рону и Гермионе.

В гостиной были только они двое. Гарри подошёл к своему любимому креслу у камина и с разворота плюхнулся прямо в него.

— Ты чего такой весёлый? — Спросил Рон, сидевший рядом с Гермионой, делавшей домашнее задание по зельям.

— А что мне? Плакать что ли? — Гарри встретил заинтересованные взгляды друзей. — Ида пришла в себя. — Наслаждаясь каждым слогом, проговорил юноша. Рон с Гермионой переглянулись и в один момент соскочили с кресел и с победным воплем бросились обниматься.

— Урааааа!

Гарри засмеялся, увидев реакцию друзей, и тоже соскочил с места. Они прыгали и скакали как маленькие дети, кружились, взявшись за руки, смеялись и просто наслаждались жизнью, которая должна была пойти на лад.

Когда ребята вдоволь напрыгались, было уже поздно, и все пошли спать.

Через три дня Иду выписали, и они всей четвёркой отправились в Большой зал на обед.

— А ты в курсе, что из-за тебя пришлось переносить кучу матчей? — Спросил Гарри, отправляя себе в рот очередную ложку.

— Нет. И многое перенесли? — Заинтересованно спросила Ида, оторвавшись от своей тарелки.

— Три матча. — Ответил Рон вместо Гарри. У девушки отпала челюсть. — Слизенир-Когтевран, Пуффендуй-Слизерин и наш с Когтевраном.

— Все надеялись, что ты к марту встанешь, и наши надежды оправдались. — Сказал Гарри улыбнувшись. — Через неделю матч, так что готовься.

Вновь начались усиленные тренировки по квиддичу. Летали каждый день. В любую погоду, в разное время. Гарри выжимал из ребят все их силы. Особенно тяжело приходилось Гермионе, но она справлялась со всем блестяще. Остальные тоже выглядели неплохо, и на последней тренировке Гарри не сделал ни одного замечания. Хотя он вообще их редко делал. Он считал, что его нынешняя команда смотрится просто великолепно.

В день матча Гарри проснулся рано с каким-то нехорошим предчувствием, но отбросил плохие мысли прочь и стал одеваться. За столом в Большом зале уже была вся команда. Оказывается, сегодня всем не спалось.

Без пятнадцати одиннадцать вышли на поле и отправились к раздевалке. Выйдя из капитанской комнаты, Гарри сказал лишь одно слово:

— Вперёд!

Гарри вытянул руку, и вся команда, положив свои ладони сверху, крикнула «Гриффиндор лучший!» и вышла на поле.

Светило бледное солнышко, дул лёгкий ветерок. «Самые лучшие условия для квиддича в конце февраля» подумал Гарри.

Вышли на середину поля, Гарри пожал руку Дэвису, капитану сборной Когтеврана, и взлетели.

— Итак, матч начался! — На этот раз комментировала Полумна Лавгут. Вызвалась она сама, и, как оказалось, неплохо разбиралась в игре. — Ведёт Симус Финниган, пас на Уизли. Она в недосягаемости для загонщиков когтеврана. Бросок и… Вратарь отбивает мяч и пасует его капитану. Пас на Бредли, тот возвращает его обратно Дэвису…

Гарри летал выше всех и внимательно рассматривал поле. Симус и Ида забили по одному голу. Рон пропустил один.

Как ни странно, но Гарри слышал буквально всё: и комментарии Лавгут, и звуки ударов и бросков своих друзей, и даже то, что говорили на трибунах. Отчётливо видел всё, что творится в обоих концах поля. И ему не составило труда заметить золотой маленький мячик у ворот гриффиндора. Чжоу была на хвосте, но если Гарри даст газу, ей его не догнать. Что он и сделал.

Вдруг перед глазами встала отчётливая картина, совершенно не относящаяся к игре:

Тишина, неяркий свет освещал знакомый зал. Послышался голос, и Гарри повернул голову. Он всё ещё был на метле, но она зависла в воздухе.

— Мне жаль, — говорил Волдеморт, — но боюсь, ты мне уже не поможешь.

— Нет! Не убивайте меня! Прошу вас! — Другой человек бросился в ноги лорду.

— Ты слишком мало знаешь.

Тёмный лорд поднял палочку и произнёс заклятие. Яркая вспышка зелёного света и человек упал замертво.

Шрам опалило неимоверной болью. Гарри схватился за голову обеими руками и закрыл глаза. Юноша снова почувствовал, как дует свежий ветер, холодный воздух ударил в лицо. Боль прошла. Гарри резко открыл глаза и схватился за древко метлы. Не успей он вовремя очнуться, был бы уже на земле со сломанной шеей.

Перед глазами появилась золотая вспышка, и маленький шарик забился в кулаке Гарри, пытаясь вырваться наружу. Юноша сделал это рефлекторно, так как всё его внимание было приковано к другому месту. Ида, стремительно падала вниз. В голову ничего не приходило кроме заклинания, замедляющего падение. Но волшебник не успел его применить, так как кто-то с трибун уже это сделал.

Ида мягко приземлилась на землю, ударившись только спиной. Свистка не было, но вся команда опустилась на землю.

Гарри спрыгнул с метлы, ещё не долетев до земли, и побежал к девушке, которая уже пыталась подняться. Она повернулась на живот, и, опираясь на ладони, стала медленно подниматься.

— Что с тобой? — Спросил маг, подлетев к ней и помогая встать на ноги. Вместе они направились к замку. Эрида немного прихрамывала.

— Ты это видел? — Слабо пролепетала девушка.

— Видел. — Ответил Гарри, ведя её за талию. — Игра окончена!

Крикнул Гарри и выпустил снитч. Просвистел свисток, и мадам Трюк объявила победу гриффиндора. Все провожали команду встревоженными взглядами и возбуждённо перешёптывались.

— Не надо в больницу. — Умоляюще пробормотала девушка.

— Но тебе надо прийти в себя! — Возмутился Гарри. — Ты еле ползёшь!

— Она всё равно не найдёт нужного лекарства, — вяло промямлила Ида — а завтра суббота. Можно отоспаться.

— Хорошо. — Недовольно буркнул Гарри. — Как скажешь.

Глава 33. Заседание Ордена Феникса

Когда ребята вошли в гостиную, там никого не было. Но стоило Гарри посадить Иду на диван, как в комнату повалил счастливый народ.

— Молодец Гарри!

— Так держать, дружище!

Говорили ему друзья. Только команда была не рада. Ребята подошли к капитану и его девушке и взволнованно уставились на пару.

— Что случилось? — Требовательно спросила Джинни.

— Не рассчитала скорости и упала. — Ответила девушка. Команда ещё какое-то время беспокойно смотрела на Эриду и разошлась праздновать победу.

— Может, ты всё-таки скажешь правду? — Шёпотом спросил Гарри. Рон и Гермиона, подошедшие с командой и усевшиеся рядом, внимательно следили за друзьями и мало что понимали.

— Какую правду? — Спросила Ида, старательно пряча глаза.

— Я знаю, что упала ты не от того, что не рассчитала скорость. — Всё тем же шелестящим шёпотом проговорил он.

— С чего ты взял? — Щёки Иды начали заливаться румянцем, но она всё равно не поднимала глаз на юношу.

— А с того, что ты спросила меня, видел ли я это?

— Что это? — Встрял в разговор Рон. Гарри решил сначала рассказать друзьям, что с ним произошло, а потом уже добиться от Иды ответа.

— Когда я увидел снитч, перед глазами вдруг встала картина… — Рон с Гермионой слушали очень внимательно. По продолжению рассказа Гермиона всё ближе подвигала руку ко рту, Рон всё больше хмурился, а Ида свернулась калачиком и закрыла глаза. — Я открыл глаза, и увидел, как Ида падает. Сам я поймал снитч машинально. Только потому, что перед глазами что-то мелькнуло, и я решил это убрать. А когда я подбежал к Иде, она спросила меня, видел ли я это?

— Выходит, вы оба видели одно и тоже? — Спросил Рон, сдвинув брови.

— Да. По-моему, Ида мне что-то не договаривает. — Проговорил Гарри и повернул голову. Девушка сладко спала на диване, свернувшись в комочек. Гарри покачал головой и высказал то, что пришло ему в голову только что:

— Мы видим одно и тоже, я в любую минуту могу войти в сознание Волдеморта, часто чувствую его присутствие, шрам стал болеть как-то по-особому, я стал видеть без очков, слышу, что говорят на задних трибунах. Не кажется ли вам всё это странным? — Гермиона и Рон переглянулись и кивнули. — И я так думаю. — Юноша перевёл глаза на камин. — А Ида знает ответ на этот вопрос. — Медленно проговорил он. — И не говорит.


* * *

Приближались пасхальные каникулы. Тонкс оповестила, что всем надо снова вернуться на площадь Гриммо, только не сообщила почему. Гарри решил, что больше не будет допытывать Иду дурацкими вопросами, и к разговору о видении больше не возвращался. Если захочет, сама расскажет. К тому же у него было предчувствие, что поездка на Гриммо 12 вызвана именно поэтому.

В субботу, рано утром Гарри, Ида, Рон, Гермиона и Джинни в сопровождении Тонкс, Снейпа, Грюма и Люпина отправились к площади на «Ночном рыцаре». Поездка прошла гладко, если не считать того, что одну странную старушенцию вырвало несколько раз.

Прибыли вовремя, как раз к обеду.

Ребята разбежались по своим комнатам, переоделись и спустились в столовую. Когда Гарри и Ида поели и хотели уже уйти, Люпин остановил их:

— Подождите чуть-чуть. — Он забросил в рот последний кусочек мяса и подошёл к паре. — Идёмте. У нас к вам серьёзный разговор.

Гарри и Ида вместе с Люпиным вышли из кухни направились вдоль коридора, затем повернули и пошли вниз по лестнице, туда, где в прошлом году была кухня.

В комнате возвышались трибуны, расположенные по кругу, а в центре стояло два кресла, приготовленные для ребят. Почти все места уже были заняты: в самом центре напротив входа, на нижней ступеньке, Дамблдор шептался с Макгонагалл, где-то сзади посапывал Наземникус, близнецы Уизли разговаривали с братьями Билом и Чарли о своём клубе, было много людей незнакомых или мало знакомых Гарри. Каждый, кто видел пару, мило улыбался и кивал. Люпин указал на кресла, и ребята, пройдя немного, уселись в них. Появились миссис и мистер Уизли, Тонкс со Снейпом и Грозный Глаз. Теперь были все, и Дамблдор поднялся со своего места и заговорил. Стало тихо.

— Приветствую всех на очередном заседании Ордена Феникса. — Глава ордена спустился с трибуны и направился к ребятам. — Сегодня у нас не совсем обычное собрание. — Дамблдор говорил тихо и ровно, но его слова были слышны каждому. — К нам присоединились Гарри и Ида, чтобы кое-что нам объяснить. Итак. — Дамблдор повернулся к ребятам. — Расскажите нам пожалуйста, что же произошло во Дворце Беспощадного Джека?

Ида тяжело вздохнула — все её мысли оправдались.

— А что именно вы хотите услышать? — Спросила она, оттягивая то, что ей предстоит рассказать. Гарри смотрел на неё с каким-то странным интересом.

— Сражение между Гарри и Волдемортом. — Спокойно ответил директор Хогвартса.

— Я его не видела. Пожиратели окружили их, и мне ничего не было видно.

Девушка замолчала.

— Гарри? — Дамблдор повернул голову в сторону юноши.

— А что тут рассказывать? Магия вдруг перестала действовать, я предложил сражаться без неё…

— Волос Славы?

— Да. Сражались долго, потом он проткнул мне сердце (зал вздрогнул). Было больно, потом ничего не помню. Проснулся, Ида без сознания, забрал её и ушёл.

— Как? Вот так просто взял и ушёл? — Спросил какой-то человек сверху.

— А что? Надо было сплясать перед ним степ? — По залу прошли смешки. — Я же уже сказал, магия не действовала, и не одно заклинание нас не достало. Она работала вне зала.

— Тогда почему ты не отправился сразу же в Хогварт, а пробыл там целую ночь? — Спросил Джордж.

— А ты на моём месте, не зная, во что вляпался, стал бы налево и направо разбрасывать заклинания? Вот и я не стал. — Ответил Гарри, увидев, как тот разводит головой в разные стороны. — Откуда мне знать, отчего Ида потеряла сознание? Может, магия её убьёт?

Ида молчала. Похоже, она созревала для какой-то важной речи.

— А как тогда ты узнал, что магия действует вне зала? — Допытывался Фред.

— Какая разница! — Не удержался Гарри. — Гермиона машинально закрыла Колопортусом или ещё как! Я не помню! Не до этого было!

— Не кричи Гарри. Это важно. А почему ты решил, что магия не действует в зале? — Спросил Дамблдор. Гарри обессилено опустил голову. Одни и те же вопросы выводят из себя.

— Волдеморт пытался запустить в меня Авадой, и не вышло. — Со вздохом спокойно ответил маг. — Потом я в него, и снова не вышло. Тогда я уже достал посох.

— Я знаю только одно. — Вдруг заговорила Ида. — Я не дала им драться на магии. Это я отключила её в этой комнате. Тогда я как бы выбирала между ними. Гарри мог умереть и он умер бы, если бы я не… не… — Ида боялась произнести следующую фразу. Все взгляды были прикованы к девушке. У неё на глазах появились слёзы. Ида сглотнула и произнесла то, что должна была сказать ещё тогда вечером, когда Гарри её спросил:

— Если бы я не объединила силы Тени, Гарри и Волдеморта, — Ида подняла голову и говорила это прямо в глаза директора.

Наступила гробовая тишина. Ида громко шмыгнула носом.

— Ты хочешь сказать, что теперь у тебя два Хранителя? — Нарушил тишину Гарри. Ида кивнула. Юноша какое-то время смотрел на волшебницу, как на сумасшедшую, потом откинулся на спинку кресла и произнёс:

— Это многое объясняет. Например, то, что я стал видеть и слышать в пять раз лучше; то, что мы гуляем друг у друга в мыслях; то, что мы с тобой видим сцены, где он убивает и насилует людей.

— Прости Гарри, но у меня не было выбора. Ты должен жить. — Проговорила Ида, вытирая слёзы. « Потому что я люблю тебя» добавила она мысленно.

Гарри посмотрел ей в глаза, и понял, что на её месте сделал бы то же самое.

Юноша улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, что Гарри выжил благодаря силам Волдеморта? — Спросил Дамблдор, внимательно наблюдая за девушкой.

— Да. Смотрите сами. Гарри, дай мне руку.

Юноша протянул руку, и девушка взяла её. Затем Гарри и Ида закрыли глаза и стали с помощью древней магии устанавливать мысленные контакты с сидящими. Комната погрузилась во тьму. Потом перед глазами у волшебников возник большой каменный зал, и каждый мог видеть и слышать то, что происходило тогда в замке Беспощадного Джека.

— Сейчас происходит объединение. — Как будто из далека, донёсся голос Иды, когда два человека — Гарри и Волдеморт, взмыли в воздух, сияя золотым светом.

Как только Ида потеряла сознание, картина прекратилась.

— Это превращение отняло слишком много сил. Волдеморт не совсем человек, и его воссоединение с Гарри забрало почти всю энергию. Поэтому я проспала почти неделю, восстанавливая всё, что было у меня и добавляя возможности этого подонка.

— И что нам теперь делать?

— Не знаю. — Ответила девушка. Она перестала плакать и теперь говорила спокойно. — Но теперь Гарри и Волдеморту нельзя сражаться друг против друга.

— Почему? — Спросил Гарри.

— Потому что Хранители являются одним целым, дубовая твоя голова!

— А как же…

— Тихо! — Гаркнул Дамблдор на Фреда.

— Но ведь должен быть способ убить эту заразу! — Воскликнул низенький мужчина в среднем ряду. — Мы так долго с ним боролись и вновь пришли к тупику!

— Выход есть всегда, Дингл. — Ответил Дамблдор, отправляясь к себе на место. — Надо только его увидеть.

— Спасибо ребята. — Проговорил он, садясь на свою ступеньку. — Вы можете идти.

Гарри и Ида встали и направились к выходу. Все провожали их молчаливыми взглядами. Волшебник закрыл дверь и побрёл вслед за девушкой.

— Как ты? — Спросил он, догоняя Лавриону.

— Бывало и хуже. — Ида подождала, пока Гарри её догонит, и прижалась к нему. Вместе, в обнимку, они пошли в комнату Иды. Гарри решил немного побыть с ней и попытаться как-то поднять ей настроение.

Глава 34. О любви и опасности

Как не прискорбно было признавать, но каникулы кончились, и вновь начались нелёгкая учёба и бессонные ночи за невыполненным домашним заданием. Хотя гриффиндорцам и тем, кто ходил на занятия ОД, было куда проще, чем остальным. Гарри и Ида показали ребятам парочку полезных заклинаний, способных заставить перо прочитать твои мысли и сформулировать их на бумаге. Это увеличивало скорость выполнения домашнего задания. Ведь только стоит о чём-нибудь подумать, как целый доклад появится у тебя на пергаменте. Красота! Поэтому у четвёрки было время даже на прогулки вокруг озера.

— Что-то Молфой совсем убитый ходит, — заметил Гарри в один прекрасный весенний вечер во время ужина в Большом зале. Девочки повернули голову в сторону слизеринского стола.

— Тебе, что? Его жалко? — спросил Рон, уничтожающим взглядом смотрящий на врага.

— Мне? Нет, — ответил Гарри, переводя взгляд с Молфоя на Гермиону. — Найдутся те, кто его пожалеют.

— Ты на что это намекаешь? — Рон порывисто повернул голову в сторону Гарри, его вилка осталась вколота в кусочек мяса.

— Ни на что, — ответил тот, опуская глаза и продолжая ужин. Гермиона всё это время смотрела в тарелку.

— Я пойду, — вдруг сказала она и ушла, даже не доев свою порцию.

— Чего это с ней? — спросил рыжеволосый парень.

Гарри пожал плечами. Он знал, что Гермиону мучают страшные мысли, но ничего не хотел говорить Рону. Юноша только переглянулся с Идой.

«… Задержи ненадолго Рона, я пойду, поговорю с ней» проговорила она и тоже ушла.

Ребята проводили её взглядом.

— Что это с ними обеими? — удрученно выговорил Уизли.

— Плохое настроение, — ответил Гарри, решивший абсолютно ничего другу не рассказывать. Незачем Рону знать, о чём плачет по ночам его девушка.

Через пол часа они поднялись в гостиную. Ни Иды, ни Гермионы не было видно.

— И что теперь делать? — Рон смотрел на дверь, ведущую в комнату девочек.

— Не знаю. — Гарри пошёл к камину и уселся в своё любимое кресло напротив.

— Давай подождём чуть-чуть.

У Гарри уроки были сделаны, а вот Рон корпел над сочинением по Чарам, штудируя учебник. В половине двенадцатого Уизли ушёл спать, а Гарри остался ждать Эриду. Он знал, что та не спит и сидел в кресле, смотря на догорающие угольки в камине. Через десять минут Лавриона спустилась.

— Как она? — спросил Гарри, подвигаясь. Ида села рядышком в это же кресло.

— Уснула. Долго плакала, не знала, что ей делать, — ответила она, тоже уставившись на огонь. — Я бы тоже разрывалась на части, если бы мне пришлось выбирать между тремя парнями.

— Двумя, — поправил Гарри. — Крам не в счёт. Он в своей Болгарии, вот и пусть там сидит.

— А я не про него. — Ответила Ида, повернув голову к своему влюблённому. Гарри тупо уставился на девушку.

— Нет, — твёрдо сказал он, поняв, кого та имеет в виду. — Нет. И ещё раз нет. Мы с Гермионой просто друзья.

— Ага. Это ты так думаешь, а она нет. — Улыбаясь, говорила волшебница. — Она слишком дорожит дружбой с тобой, чтобы признаться себе, что любит. Конечно, Рон ей тоже нравится, но как она сказала, он большой ребенок и всегда им останется. А теперь ещё и Молфой со своими объятиями совсем голову забил. Кстати, с какими объятиями?

Гарри был настолько шокирован новостью, что не сразу услышал Иду. А ведь он никогда не принимал Гермиону всерьёз, как девушку, которая может радоваться и огорчаться, переживать и сомневаться, любить и быть любимой. Для Гарри она была просто настоящим и верным другом, который всегда придет на помощь и которого он, Гарри, никогда не оставит в беде. Слова Иды вернули его к действительности.

— Эй? — Ида толкнула Гарри в плечо. — Ты меня слышишь?

— А? Что? — очнулся парень. — Прости, Лав, я задумался.

— Как ты меня назвал? — переспросила девушка. Гарри оторвался от огня в камине и повернул голову в сторону подружки. Та сияла.

— Лав. Так короче, — волшебник тоже улыбнулся.

— Меня ещё никто так не называл, — засмущалась Ида.

— Значит, я буду первый, — обрадовался гриффиндорец и поцеловал девушку в маленький носик. — Так, что ты спросила? — вспомнил Гарри.

— Что за объятия всё время вспоминает Гермиона?

— Она запнулась об мою ногу и упала прямо на руки Молфою, когда мы уходили по тоннелю.

Гарри уже давно рассказал Иде, почему Молфой приходил навещать её в больничном крыле, а вот про маленькую сценку забыл, а может, просто не захотел рассказывать.

— Забавно, — усмехнулась девушка, уходя в свои мысли.

— Да, — протяжно выговорил юноша. — Как взглянешь на них, так любовь до гроба. Не хотелось, конечно, их прерывать, но надо было торопиться.

— Ладно, пошла я спать, — промурлыкала Ида, поцеловала Гарри в щёку и побежала к себе. Гарри улыбнулся ей в след, посидел ещё минуты три и тоже отправился к себе в спальню.


* * *

Темный кабинет обставленный стеллажами с книгами был освещён тусклой настольной лампой, стоявшей на письменном деревянным столе. За ним сидел высокий человек в черной мантии и писал что-то в тонкой книжице. Стояла тишина, нарушенная только скрипом пера.

В дверь постучали. Человек не отрываясь от своего занятия, произнёс высоким холодным голосом:

— Входи.

— Вы меня звали, милорд? — Послышался писклявый голос. Коротенький мужчина в такой же чёрной мантии и накинутым на голову капюшоном низко поклонился.

— Разумеется, звал, Хвост. — Ответил Темный лорд. — Завтра у тебя важное задание. — Холодно проговорил Волдеморт.

— Да, мой лорд. — Питтегрю снова поклонился.

— Не дай бог, что-нибудь сорвется, шкуру с тебя спущу.

— Да, мой лорд.

— Он будет в Запретном лесу около полуночи. Так сказал Молфой — младший. Славный парнишка, жаль пользы от него маловато. Не в отца пошёл. — Наступила недолгая пауза. — Не упустите его.


* * *

Гарри резко открыл глаза. Опять он увидел ведение. Кому-то угрожает опасность. Кто-то пойдёт в Тёмный лес, и там его будут ждать Пожиратели. Что делать? Идти к Дамблдору? Кто бы это ни был, ему нельзя идти в лес. Как ему помочь? Ведь Гарри даже не знает, кто это?

Как бы Гарри не хотел помочь этому человеку, он не знал, как это сделать. Надо ждать до завтра и выяснить у Молфоя, кого это он заложил. Гарри закрыл глаза, повернулся на другой бок и вновь уснул тяжелым сном.

На утро не успел юноша проснуться, как в комнату влетела Ида.

— Тебе это снилось? — Спросила взъерошенная девушка, одетая в шелковую ночную рубашку. Симус и Дин заворожено уставились на девушку.

— Снилось. — Разлепил глаза Гарри. Было странно видеть такую взволнованную Лав.

— Надо выловить этого Молфоя. — Злобно проговорила Ида, наблюдая, как Гарри пытается подняться. — Давай бегом. Я жду тебя внизу.

Гарри быстро оделся и спустился в гостиную. Ида уже ждала его, переодевшаяся в школьную мантию.

— У нас сейчас два зельеварения. Вот там и спросим. — Проговорил маг, подходя ближе.

— Как ты собираешься это сделать? — Спросила Ида, направляясь следом за Гарри в проход с Полной дамой. В голове у парня уже созрел кое-какой план действий.

— Сяду рядом с ним. — Ответил Гарри, сам не веря в свои слова. Два урока рядом с этим слизеринским хорьком. Лучше удавиться.

— Ты представляешь, как на это отреагирует Гермиона?!

— Можно, конечно, попробовать и в другой раз, но лучшего варианта не придумаешь. Снейп ни за что не догадается, что я хочу поговорить с Молфоем.

— И что? Ты так прямо и скажешь, извините, профессор Снейп, я хочу сесть с Молфоем. И как это будет выглядеть?

— Сделаю так, чтобы он посадил меня рядом с ним. — Ответил волшебник, открывая одну из потайных дверей коридора.

Гарри и Иде придумывать ничего не пришлось. Зайдя в класс и усевшись на свои места, Гарри заметил, что на партах опять листы пергамента. Прозвенел звонок, и наступила зловещая тишина.

— Сегодня у нас очередная контрольная работа. — Как всегда Снейп вплыл в кабинет и направился к своему столу. — Поскольку каждый из вас знает своего однокурсника и может запросто дать списать, то я вас рассажу так, как мне захочется.

Он начал диктовать пары, которые должны были сесть на указанное профессором место. И по счастливой случайности, а может и не по случайности вовсе, Гарри посадили вместе с Молфоем на третью парту слева, а Рону достался какой-то когтевранец.

— Теперь на каждую проверочную вы будете сидеть именно так, как я вас посадил. — Злобно скалясь, проговорил зельевар. — Переверните пергаменты и начинайте работать.

Гарри прочитал все вопросы и оглянулся. Снейп отчитывал светленькую пуффендуйку, одну единственную, ходившую на зелья. Сосредоточившись на пергаменте, юноша мысленно ответил на каждый из вопросов, и в ту же секунду на его пергаменте появились чёрные буквы.

— Как ты это сделал? — Прошептал Молфой, наблюдая за своим соседом по парте.

— Одно древнее заклинание и всё. — Ответил Гарри, ехидно наблюдая за пустым листом пергамента Молфоя.

— Научи меня. — Проговорил слизеринец, жадно смотря на пергамент юноши.

— Это в одну секунду не делается. Да и кто ты такой, чтобы я тебе помогал? — Наслаждаясь каждым словом, проговорил волшебник.

Молфой оскалил зубки и принялся писать ответ на первый вопрос.

— Я научу тебя. — Ответил Гарри, смотря тому прямо в глаза. — Но с одним «но».

— С каким?

Молфой выжыдательно уставился на Гарри. Но юноша не торопился с ответом. Ему ужасно нравилось приводить Молфоя в бешенство.

— Ну? — Поторопил слизеринец Гарри. Тот ещё немного помолчал и промолвил:

— Ты скажешь мне, кто должен сегодня пойти в Тёмный лес.

— Какой Тёмный лес, Поттер? Ты, ведать, совсем с катушек съехал, пока эта куколка тебе мозги пудрила.

— Смотри, как бы самому с катушек не съехать, пока Гермиона Рону мозги пудрит. — Прорычал Гарри сквозь зубы. Конечно, Гермиона никому мозги не пудрила, но задеть Молфоя за живое — это святое дело.

Слизеринец вновь опустил голову и невидяще уставился на пергамент.

— Так кто должен сегодня в полночь быть в лесу? — Повторил свой вопрос Гарри, внимательно следя за недругом. Тот медленно поднял голову на Гарри и спросил:

— Откуда мне знать, Поттер? В лесу много какой нечисти водится. Может этот урод-великан Хагрид?

Гарри пропустил последнее мимо ушей и шепотом продолжил:

— Ты сказал Волдеморту, (Молфой вздрогнул) что сегодня около полуночи в Запретный лес кто-то придет, и Пожиратели смерти запросто могут напасть на него. Так что это точно не нечисть. — Сказал Гарри, не сводя со слизеринца глаз и пристально за ним наблюдая.

— Откуда ты знаешь? — Спросил Молфой.

— Сова на хвосте принесла. Это не важно. — Отрубил юноша. — Так на кого нападут сегодня пожиратели?

— А с какой стати я должен тебе это говорить? — Вдруг оскалился блондин.

— Ни с какой. Просто мне будет проще найти этого человека в лесу. И у тебя появится возможность искупить свои грехи. — Издевался Гарри. Он никогда так не веселился, но ему это нравилось.

— Мистер Малфой, если вы не хотите, чтобы я снова снял с вас баллы, то немедленно приступайте к выполнению проверочной работы. Вы стали учиться хуже Поттера.

Последнее задело слизеринца до такой степени, что в оставшиеся тридцать минут он успел ответить на все вопросы, которые были в пергаменте, и сдал работу вместе со всеми.

К сожалению Гарри так и не удалось узнать, кто же пойдёт в лес, и ему ничего больше не оставалось, как самому идти туда, когда подойдёт время.

Глава 35. Поход в лес

Приближался одиннадцатый час. Четвёрка сидела в гостиной гриффиндора: Гарри и Рон играли в волшебные шахматы, а Ида и Гермиона от души веселились над проделками Живоглота, который охотился за розовой игрушечной мышкой, бегающей то к одной, то к другой из девушек. Гарри и Ида решили ничего друзьям не рассказывать, но как уйти незамеченными, ещё не придумали. Маг предложил воспользоваться мантией-невидимкой, но Ида раскритиковала эту идею в пух и прах.

«Рон и Гермиона не идиоты. Они поймут, что нас нет, а открывающиеся сами по себе двери натолкнут их на мысль о том, что у нас появились от них секреты, и обидятся» сказала она тогда. Поэтому они просто ждали, когда те надумают идти спать, но ни Рон, ни Гермиона не уходили.

— Вы ещё спать не хотите? — Притворно зевнув, чтобы вопрос не показался подозрительным, произнесла Эрида.

— Нет. — Ответила Гермиона. — Если хочешь, то можешь идти. — Добавила она.

Гермиона поймала розовую мышь и поднялась с пола. Живоглот обиженно посмотрел на хозяйку и, распушив свой рыжий хвост, грациозно вспрыгнул на пустое кресло и разлегся там как король, заняв всё сиденье.

— Да нет, просто… делать всё равно нечего. — Отозвалась Лав. Обе уселись по разные стороны от своих парней и стали наблюдать за игрой.

— Думаю, тебе крышка. — Произнёс Рон, наблюдая, как его ферзь сшибает коня Гарри с шахматной доски.

Так прошло ещё около десяти минут. Наконец, Рон разгромил последних двух пешек, и игра окончилась. Гарри нервно посмотрел на часы. Половина одиннадцатого. Если не поторопиться, то можно и опоздать.

— Ты куда-то торопишься? — Вдруг спросила Гермиона. Она уставилась на друга пронзительным взглядом.

— Нет. — Ответил Гарри, наигранно покачав головой и стараясь не смотреть на девушку.

— Тогда почему ты так взволнованно смотришь на часы? И это уже не первый раз. — Продолжала Гермиона тоном а-ля Макгонагалл.

— Просто хочу быть в курсе времени. — Отозвался волшебник, не поднимая глаз.

— Не ври мне! — С жаром воскликнула Гермиона, резко поднимаясь с кресла. — Я пошла спать. — Буркнула она и стремительно покинула гостиную.

— Чего это с ней в последнее время? — Покачал Рон головой. — Совсем от рук отбилась. Учиться хуже стала. На тебя вот наорала.

— Переходный возраст начал действовать слишком поздно. — Проговорила Ида беззаботно.

— По-моему, она его давным-давно переросла. — Промямлил Рон, всё ещё смотря на дверь в комнату девочек.

«… Если мы не выйдем прямо сейчас, то опоздаем. Наверное, этот человек уже в лесу. Неизвестно, сколько нам придется там блуждать» пришла мысль Гарри. Юноша согласился со своей девушкой. Ему больше ничего не остаётся. Гарри было как-то страшно и стыдно за то, что он должен был сейчас сделать, но у него не было выбора. Им надо срочно уходить. Никакой настоящий волшебник не напал бы на лучшего друга, тем более со спины. Но у Гарри есть два плюса. Первый — это то, что для Рона это абсолютно безболезненно, ну а второй — это для его же пользы. Нечего ему делать в Тёмном лесу, к тому же ночью.

Гарри кивнул Эриде и повернул голову в сторону друга.

— Прости. — Прошептал он, чтобы тот его не услышал, затем приложил руку к губам и вновь прошептал сквозь пальцы:

— Сон. — Волшебник открыл рот и дунул, как будто посылая воздушный поцелуй. У Рона, сидевшего напротив, затуманились и постепенно закрылись глаза, парень обмяк в кресле уронив голову на плечо.

— Унесём его в спальню? Пусть проспит всю ночь, а завтра расколдуешь. — Предложила Ида.

— А если кто-то из наших не спит? — Лав на секунду повернулась в сторону двери, ведущей в спальни мальчиков.

— Они спят. — Твёрдо сказала она.

— Тогда давай. — Согласился юноша.

Гарри поднял Рона с кресла, и, закинув руку друга на плечо, поволок его в сторону своей двери. Рон был ужасно тяжёлый и Гарри очень сильно устал, особенно поднимать его по ступенькам.

— Ему надо есть поменьше сладкого. — Еле выговорил Гарри, таща друга вверх по лестнице. Ида прыснула и отвела глаза в сторону.

— Помочь?

— Сам… справлюсь. — Тяжело проговорил гриффиндорец.

Благодаря заклинанию глухоты, сотворенному Лаврионой, их никто не слышал, но всё равно ребята старались разговаривать шепотом. Ида несколько раз пыталась помочь Гарри, но парень говорил, чтобы она не мешалась под ногами. Лестница была узкой для троих.

Наконец, положив друга на кровать, волшебник смог вздохнуть полной грудью. Но насладиться легкостью и свободой не удалось.

— Нам надо торопиться. Без десяти. — Проговорила Эрида, и оба побежали вниз по лестнице.

— Чёрт. — Ида прижала Гарри к стене. Юноша слегка ударился лопатками о камень. Вылетев из соседней стенки, мимо пролетел Пивз, напевая себе под нос какие-то гадости.

-Пошли. — Позвала девушка, когда полтергейст исчез за углом. И ребята снова сорвались с места. Благополучно добежав до мраморных лесенок, пара снова затормозила. На этот им помешал Снейп. Гарри очень не хотелось встречаться с ним лицом к лицу, вдобавок ещё и после отбоя. Зельевар прошел по коридору и вышел в большие дубовые двери на улицу. Подождав с минуту, ребята пошли следом.

Маг открыл дверь, и в лицо дунул теплый весенний ветерок. Ребята спустились по парадным лесенкам и побежали вдоль дорожки, ведущей к хижине Хагрида. Не дойдя до хагридовой избушки, ребята повернули в сторону леса.

Стояла тихая и звёздная ночь, тускло светил в небе месяц и освещал тропинку, ведущую в лесные дебри, лёгкий ночной ветерок трепал и взъерошивал волосы.

Гарри, до этого смотревший себе под ноги, поднял голову. Там, у самого края леса семенил какой-то человек в черной мантии. Маг присмотрелся повнимательней. Благодаря тому, что юноша мог видеть очень далеко, ему не составило труда разглядеть идущего в лес.

— Это Снейп или мне мерещится? — Прищурившись, прошептал гриффиндорец.

— Это Снейп. — Кивнула спутница Гарри.

— Что он тут делает? Я думал, он в свои подвалы пошёл. — Гарри и Ида переглянулись. Наступила пауза.

— Я иду домой. — Проговорил маг и повернулся обратно, но Лав схватила его за руку. Тот вынужден был остановиться.

— Я не собираюсь спасать жизнь этой летучей мыши. — Ответил Гарри, указывая на Снейпа, уходящего в глубину деревьев.

— Ты должен.

— Я никому ничего не должен. — Рассердился юноша, выдернул руку и вновь повернулся в направлении замка. — Сам справится. — Буркнул он.

— С тридцатью Пожирателями смерти?! Не смеши меня! — Воскликнула ему в спину Эрида.

Гарри затормозил. Да, черт возьми, он жутко ненавидел Снейпа, но теперь, когда он знает, что тому угрожает смертельная опасность, он не может просто взять и уйти, при этом обо всём забыть. Совесть Гарри этого не позволит.

Юноша тяжело вздохнул и развернулся. Ида улыбнулась. Наступило очередное молчание. Гарри и Ида стояли и просто смотрели друг другу в глаза. Неожиданно послышался треск веток, прервавший ностальгию взглядов, и ребята резко сорвались с места.

— Куда он делся? — Спросил Гарри, пытаясь разглядеть впереди хоть что-то. Но Снейпа нигде не было видно.

— Он ушёл вглубь. — Ответила Ида, немного туманным голосом. Она всегда умела определять, где находится нужный ей человек — очередная способность Тени Алхиноя.

С минуту они шли молча. Гарри старался сообразить, куда мог пойти этот любимчик слизеринцев и боролся с чувством не охоты идти дальше.

Волшебнику стало немного жутковато, уж очень хорошо ему был знаком этот лес и его обитатели. Чего стоит один только Грохх, которого Хагрид до сих пор держит в глубоких зарослях. Не думал он, что так скоро сюда вернётся.

Стояла необычайная тишина: ни шороха, ни хруста сломанных от чужих шагов веток — ничего. Гарри стало ещё неприятней, так как шли они по новой, совершенно незнакомой ему тропке. Они шагали довольно долго, запинаясь об коряги и выкорчёванные пни, царапая руки в кровь, разрывая и пачкая одежду.

Снова раздался звук ломающихся веток, и от неожиданности друзья даже вздрогнули.

«… Надо бы поторопиться» проговорила Ида в мыслях у Гарри.

«… Стоп. — На этот раз Гарри пришлось останавливать Иду рукой. — Здесь кто-то лишний».

Поскольку у Гарри были больше развиты чувства защиты, нападения и всего такого прочего, то он прекрасно ощущал своих противников даже на расстоянии, точно также как и Ида чувствовала людей, у которых на данный момент были более жизненные мысли, а не ненависть, жажда мести или ещё что-то в этом роде.

Ребята оглянулись по сторонам, но никого не увидели. Гарри шумно втянул ноздрями воздух.

«… Чем так противно воняет?»

«… Я ничего не чувствую» отозвалась Эрида.

Через пару минут ребятам открылась небольшая поляна, усеянная странного вида цветами, похожими на розы. Но они были маленькие, разноцветные и все время то расцветали, то увядали прямо на глазах.

— Что за…? — Взгляд Гарри упал на освещённый лунным светом центр поляны, где лежало неподвижное тело.

Как только ребята сделали первый шаг и ступили на поле, цветы как-то странно зашипели, и от них пошёл прозрачно-перламутровый пар.

— Теперь понятно, чем так противно несет. — Прошептал Гарри совершенно забывший, что сейчас лучше не разговаривать вслух. — Что это за растения?

Ребята шли след в след, стараясь сильно цветы не мять, но те все равно шипели. Когда чья-то нога была поднята, цветок вновь поднимался и продолжал просыпаться и засыпать, как будто здесь и не было никого.

— Сонные маргаритки. — Ответила Ида, шагая следом за спутником. — Очень полезные, если ты хочешь помутнить чьё-то сознание при этом не вызвав разрушения мозга.

— Что-то вроде заклинания Забвения? — Гарри подошёл к лежащему на земле Снейпу и присел рядом на корточки.

— Да. — Кивнула Ида, останавливаясь в двух шагах от парня. Юноша протянул руку и опустил её на горло профессора, чтобы проверить пульс.

— Он жив. — Ответил Гарри совершенно спокойно. После объединения сил с Волдемортом Гарри вообще перестал реагировать на внешние раздражители, и, если признаться, это ему нравилось.

Лавриона тоже наклонилась и прикоснулась к губам профессора.

— Авада Кедавра, а он жив. — Задумчиво произнесла блондинка.

— Чего? — Гарри был в шоке, но быстро справился с собой.

— Судя по всему, в его жилах течёт большое количество вампирской крови. Но если ему не помочь в течение этого часа, он умрет. — Проговорила девушка, убирая руку.

— Займись этим. — Вставая и поворачивая голову в сторону леса, проговорил юноша.

— А ты? — Взволнованно спросила Эрида, смотря на мага снизу вверх.

— Исчезни, — грубо ответил Гарри.

Юноша смотрел в одну точку и пытался вычислить точное количество присутствующих здесь Пожирателей.

Иде дважды повторять не пришлось. Девушка взяла Снейпа за плечо и в буквальном смысле слова исчезла. Каким способом она это сделала, выяснять, не было времени. Гарри сосредоточено размышлял, как можно справится с тридцатью двумя Пожирателями, при этом никого не убить.

— Я не кусаюсь. — Громко произнёс юноша, разглядывая заросли. — Пока.

Из темноты вышла горстка Пожирателей смерти. Конечно, для кого-то это была вовсе не горстка, но Гарри, почему-то, совсем не боялся, а только почувствовал себя ещё более могучим. Стоило ему оказаться с врагом один на один, как всё его тело напрягалось, душа каменела, мысли становились здравыми и расчётливыми, взгляд хладнокровным и беспощадным, а голос твердым и недрогнувшим. Со своими друзьями Гарри был белый и пушистый, но если речь заходила о врагах, то юноша становился молчаливым и неохотно вступал в разговор, отпуская едкие замечания. Поэтому ребята и не разговаривали с ним на эту тему. Они прекрасно понимали, что Гарри гораздо опытней их всех вместе взятых. Юноша сильно изменился за последнее время:

Подрос немного, окреп малость, волос на голове прибавилось и лицо вытянулось. В общем, стал атлетически сложенным и спортивным парнем. Очки Гарри перестал носить с того самого момента, когда оставил их на полу в Зале замка Беспощадного Джека.

Изменился он и внутренне: стал более развязным, раскованным, хладнокровным и спокойным, всегда мог найти логический выход из любой ситуации и перестал бросаться в панику. И во всём этом, конечно, ему помогли силы Тени Алхиноя. Рон и Гермиона обратили на это внимание и стали даже его немного побаиваться, потому что не знали, как себя вести, но с ними он чувствовал себя самим собой, и ему не надо было прятаться за железную маску.

Вот и сейчас Гарри спрятал все свои заботы и переживания в шкатулку и полностью сосредоточился на том, чтоб остаться на этом свете и постараться схватить как можно больше пожирателей живыми.

Вперёд вышел маленький человечек в черной мантии. Лицо его было скрыто под капюшоном, но и так понятно, кто скрывается под маской.

— Чего же вы ждёте?! — Пискнул Петтигрю. — Убейте его!

Пожиратели сорвались с места. Но не успели они сделать и шага, как пять или шесть человек оказалось на земле. Гарри не зря тренировался метать дротики и сюрикены. И теперь они ему пригодились. Парень всегда носил их с собой под рукавами мантии. И сейчас пятеро пострадало от ударов в горло или в шею.

— Авада Кедавра!— Понеслось с разных сторон, но ни один луч не достиг своей цели, так как просто пролетел по полю и угодил в дерево на противоположной стороне.

А Гарри тем временем перекувыркнулся в воздухе несколько раз и оказался на небольшом дереве, неподалёку.

— Куда он делся? — Раздавались шепотки.

Гарри распирало страшное желание поиграть с ними со всеми, подразнить, подраться с каждым, но он не хотел лезть на рожон. Да и Ида и сам директор этого не одобрили бы. Поэтому сейчас, сидя на одной из веток, юноша лихорадочно пытался сообразить, как же их всех оставить здесь и не дать им уйти. Но, как назло, в голову ничего не лезло. На территории Хогвартса срабатывала не вся древняя магия, так как строили его древнемагические волшебники, а в современной магии, кроме оглушения ничем воспользоваться невозможно. Есть правда, парализующие заклятия, но тогда он парализует и себя, ведь он находится рядом с Пожирателями.

Пока Гарри соображал, Пожиратели успели опустить палочки и начали потихоньку уходить в лес и исчезать в темноте.

— Оставьте этих здесь. Они, наверное, мертвы. — Проговорил кто-то из конца. — Всё равно их сожрут либо акромантулы, либо ещё кто-нибудь.

И они ушли. Гарри медленно слез с дерева, наколдовав заклинание глухоты, подошёл к оставшимся Пожирателям и связал всех верёвками из воздуха. Сильно подняло Гарри настроение то, что среди тех, кто лежал связанный, был и Хвост. Теперь, наконец, Сириуса оправдают. Пусть посмертно, но всё же Бродяга будет свободен.

Ещё одно заклинание, и тела поплыли по воздуху, отправляясь в замок.

Гарри был в превосходном настроении, хоть он и был измождён сегодняшним днём, и дорога в лес его вымотала, это не помешало ему идти улыбаясь и радоваться поимке Петтигрю. Он может многое рассказать. Нет, Гарри никого из них не убил. Эти дротики, которыми маг воспользовался, всего лишь усыпляли на то время, пока они в теле. Так что юноше можно было отдохнуть и продолжать наслаждаться жизнью, к тому же завтра выходной.

Глава 36. Ты. Идиот

Благополучно добравшись до замка, Гарри оставил Пожирателей у входа — не сбегут, — а сам отправился на поиски директора. Но, открыв дверь, наткнулся на него собственной персоной. Дамблдор улыбнулся в свою седую бороду и поспешно удалился на улицу.

Гарри был благодарен профессору за то, что тот не стал расспрашивать его ни о чем. Юноша только сейчас понял, как сильно он устал.

— Пойдёмте, мистер Поттер, — произнёс кто-то за спиной. Гарри повернулся и увидел профессора Макгонагалл, которая смотрела на него жалобным взглядом. — Вам надо отдохнуть.

«… Наверное, Лав всё сама рассказала» подумал волшебник и неторопливо пошёл вслед за профессором трансфигурации.

— А где Эрида? — Спросил Гарри, когда они проходили по одному из этажей.

— Вместе с мадам Помфри пытается спасти жизнь профессору Снейпу, — спокойно ответила женщина, немного сузив губы. Гарри было как-то неловко задавать следующий вопрос, ведь Тонкс его учитель, но его распирало любопытство, и он произнёс его вслух:

— А как профессор Тонкс?

Макгонагалл пристально посмотрела на юношу, но всё-таки ответила:

— Караулит под дверью. Мадам Помфри никого не пускает.

Профессор замолчала, задумавшись о чём-то своём. Гарри не стал прерывать её размышлений и просто пошёл следом.

«… Он пришёл в себя» вдруг проговорило у него в голове.

— Профессор Снейп очнулся, — передал слова Лаврионы юноша.

— Откуда вы знаете? — профессор удивлённо сдвинула брови.

— Ида сказала.

Макгонагалл ничего не ответила, и они вновь пошли дальше по коридору.

Придя в больничное крыло, Гарри и Макгонагалл увидели мадам Помфри, поившую зельеведа каким-то дымящимся зельем.

— А, это вы, — оглянулась целительница, влила в рот профессора остатки зелья, поставила пустой стакан на тумбочку, встала и направилась к Макгонагалл.

— Как видите, профессор пришел в себя, — шепотом проговорила мадам Помфри.

— Долго он здесь пробудет? — спросил Гарри тоже шепотом, но, ведать, Снейп его услышал.

— Можете не беспокоится, Поттер, ваш урок по зельеварению состоится, даже если я буду на волосок от смерти, — оскалил он жёлтые зубы.

-Что же вы так, профессор? — заступилась за Гарри мадам Помфри. — Он вам, между прочим, жизнь спас.

Юноша старался не смотреть на профессора, но глаза повернулись сами. Зельевар пребывал в таком шоковом недоумении, что Гарри бы разнесло от смеха, не будь он в больничном крыле.

— Вы должны ему «спасибо» сказать, а вместо этого огрызаетесь, — продолжила сестра.

— Где Лавриона? — громко спросил Гарри, стараясь изо всех сил сдерживать серьёзную мину.

— Она ушла в гостиную гриффиндора. Сказала, что хочет спать, — ответила мадам Помфри.

Гарри поспешно покинул больничный отсек, давясь от беззвучного смеха. Даже представить сложно! Снейп говорит Гарри «спасибо»! Это и в кошмарном сне не приснится! Хотя, наверное, и Снейпа понять можно. Не каждый день тебе спасает жизнь человек, который прыгал бы от радости, узнай он, что ты при смерти.

Добравшись до гостиной, юноша увидел Иду, которая мирно спала в его любимом кресле, уронив голову набок. Присев на корточки возле кресла, он стал наблюдать, как Лав сопит и противно морщит носик во сне. Гарри улыбнулся, в душе стало светло и уютно. Парень протянул руку и медленно провёл ею по щеке девушки, убирая за маленькое ушко выбившийся из длинного хвоста локон.

— Пора идти спать, — проговорил он нежным шёпотом. Ида улыбнулась и открыла глаза.

— Я рада, что ты вернулся, — она и обняла Гарри за шею. — Я так волновалась. — Не разжимая объятий, произнесла ведунья. Она обхватила его так, как будто не видела целую вечность, так крепко его ещё никто не обнимал.

— По тебе видно. — Ида неохотно отпустила юношу и сонно зевнула. — Вид такой, будто ты неделю не спала и ничего не ела.

— Я заблудилась в фатоме.

Гарри вытаращил на неё глаза. С ума сойти! Тень Алхиноя заблудилась в фатоме!

— Ну, ты даёшь! — выдохнул маг. — И сколько ты гуляла?

— Три дня.

— Надо было хорошенько сосредоточиться.

— С тобой тут сосредоточишься! — Возмутилась девушка. — Оставляю тебя неизвестно где в компании тридцати Пожирателей смерти! Сосредоточишься тут! Как же!

— Ладно, не злись, — жалобно проговорил Гарри, встал с корточек и уселся в тоже кресло, что и Лавриона.

— Ага, не злись, — надула губки Эрида. — Сам бы там побыл, посмотрела бы я тогда. — Наиграно грустно пролепетала она.

— Ну, прости. — Парень состряпал такую физиономию, что, увидев ее, Ида звонко рассмеялась и забыла про всё на свете. Юношу это обрадовало.

— Мир? — спросил Гарри, протягивая девушке руку.

— Мир, — ответила Эрида и положила свою ладонь сверху. Гарри захотелось поцеловать Лавриону, и он потянулся к ней, но тут же отдёрнулся. В голове стоял такой гул, что перед глазами всё поплыло.

— Что случилось? — настороженно спросила девушка.

— Этот кретин так орёт на кого-то, что у меня голова идёт кругом.

Иде не надо было пояснять, о ком идёт речь. Гарри принимает эмоции Волдеморта уже давно и она не чувствовала всего того только потому, что Гарри откапал в книгах по древней магии какое-то заклинание, снимающие чувства с Иды и делящие эмоции только между юношей и Волдемортом. Эрида не падала в обморок, и не чувствовала то, что чувствовал Гарри по отношению ко второму Хранителю. Единственное, что осталось — это сны, которые переходили от юноши к самой Лаврионе по ночам, если что-то касается Темного Лорда. Но они часто обсуждали мысли Волдеморта, и Гарри не раз приходилось сообщать о чем-нибудь важном Дамблдору.

— Как он мне надоел, — пробормотал маг, потирая виски. Ида покрепче прижалась к парню и начала шептать что-то ласковое, но Гарри плохо её слышал: он разговаривал с Волдемортом.

«… Ты сегодня заткнешься? А то у меня от тебя уже мозги пухнут» проговорил волшебник, всё также массируя голову.

«… Поттер? Опять ты. Надоел, вали, давай отсюда» пришёл раздраженный ответ.

«… Я бы с удовольствием, — с усмешкой ответил юноша, — да жаль, что не могу».

«… С чего это вдруг? — насмешливый тон — Раньше у тебя все прекрасно получалось»

«… Можно подумать, ты не знаешь» отозвался Гарри.

«… Представь себе, не знаю»

«…Не смеши меня» невесело рассмеялся Гарри.

«… Наш знаменитый Гарри Поттер знает больше, чем самый великий маг всех времен и народов. Может, просветишь?» ответил холодный голос в голове парня.

«… Во-первых, ты не самый великий волшебник всех времён и народов. — В голове прозвучал холодный смех, но Гарри не обратил на это внимания и продолжил. — А во-вторых, я не собираюсь отвечать на те вопросы, на которые ты уже знаешь ответ»

«… Ты меня достал, Поттер. — снова почувствовалась та злость, которая уже была выкинута на какого-то Пожирателя. — Я тебе уже сказал, что не знаю, о чем ты толкуешь, так что говори, на что намекаешь или проваливай!»

Гарри начал по настоящему веселиться. Ему всё ещё не верилось, что Волдеморт не догадался, что он тоже Хранитель. Наконец отсмеявшись, он сказал ту фразу, которая, без сомнения, привела Тёмного лорда в стопор.

«… Хранитель Тени Алхиноя… не знает, почему он разговаривает… со вторым Хранителем. Ой, я не могу» проговорил юноша через смех.

«… Ты сказал, что я Хранитель Тени Алхиноя? — наступила пауза. — Я, конечно знал, что твоя красотка…, но чтоб…» пришёл шокированный ответ.

«… У меня к тебе огромная просьба, — перебил его Гарри. — Перед тем, как выпустить свои эмоции наружу, ставь, пожалуйста, блоки. А то твои причитания по поводу славы начинают меня утомлять»

И Гарри поставил сильные мыслеблоки, чтобы остаться со своими мыслями один на один, хотя бы на эти несколько часов.

— Земля, земля?! Вас вызывает спутник Юпитер! Вы меня слышите? — Услышал Гарри голос любимой. Девушка щелкнула пару раз перед глазами парня. Гриффиндорец моргнул и пришёл в себя.

— А? Что случилось? — Оторопело спросил Гарри.

— Ты где летаешь? — последовал вопрос. — Я уже минут 5 пытаюсь привлечь к себе твое внимание.

— Я разговаривал с Волдемортом. — ответил маг. Ида округлила глаза и ошалело уставилась на парня.

— И как?

— Представляешь, он до сих пор не знал, что является Хранителем, — проговорил Гарри, полностью вернувшись в этот мир.

— Что значит «не знал»? Ты, что…

— Раскрыл ему глаза, — продолжил Гарри за девушку. Некоторое время было тихо. Ида неверяще и в тоже время убийственно смотрела на волшебника. Наконец, она не выдержала и обреченно произнесла:

— Ты. Идиот.

Гарри захлопал глазами. Что такого он сделал?

— А что…

— Теперь он начнет действовать с ещё большей уверенностью, — пояснила Лавриона. В её глазах читалась усталость и убитость. Как будто всё то, чему она учила Гарри, рухнуло в один день. — Более того, теперь он знает, что может приближаться к нам ближе, чем на километр. Так что в ближайшую неделю жди нападения.

Гарри только сейчас понял, какую глупость он совершил. Огромную глупость. Ему стало неловко, и он ужасно рассердился на самого себя.

«… Безмозглый ублюдок! Выродок! — ругал себя парень. — Да чтоб тебе пусто было! Идиот! Кретин!»

— Красиво ты себя. — ухмыльнулась девушка. Гарри посмотрел ей в лицо. Та засияла улыбкой. — Ладно. Завтра разберёмся. Спокойной ночи.

Эрида поцеловала Гарри в губы и ушла к себе. Маг посидел ещё несколько минут и тоже пошёл спать, проклиная все на свете, и себя в том числе.

Глава 37. Раскрытый секрет

На следующий день Гарри и Ида первым делом направились в кабинет Дамблдора, чтобы рассказать неприятную новость. Конечно, ребята не стали говорить, откуда им известно, что Волдеморт узнал, что стал Хранителем, но Дамблдор и так всё понял, (а может, и не понял) но настроение его заметно ухудшилось. Даже тогда, когда пара сообщила, что Игорь Каркаров был убит по дороге в Болгарию или когда из Азкабана сбежало несколько Пожирателей во главе с Молфоем, новость не удручила директора Хогвартса так, как сейчас.

— Нам надо немедленно созвать совет, — проговорил Дамблдор и свиток пергамента исчез в очередном пламени огня. — Вы можете идти.

Гарри и Лавриона вышли из кабинета и направились на завтрак.

— И что теперь будет? — первым нарушил молчание Гарри. Его настроение малым отличалось от директорского.

— Начнут готовить всех к обороне. В том числе и нас, — ответила девушка.

Гарри тяжело вздохнул. Ну, кто, кто, тянул его за язык?!! Теперь должны страдать все без исключения. А виноват я и больше никто!

Как сказала Ида, все были подняты на уши. Волдеморт уже нападал на замок, но кто его знает? Теперь у него есть возможности, о которых он и не мечтал. Поэтому охрану Хогвартса повысили до предела.

В школе, больнице св. Мунго, Косом переулке и ряде других волшебных мест Лондона были поставлены посты авроров и членов Ордена Феникса. Министерство магии связалось с волшебными министерствами всех стран, и уже к вечеру газеты были заполнены статьями о повышенной бдительности.

С этого же дня Дамблдор снова восстановил занятия в Дуэльном клубе, куда каждый из учеников приходил после обеда и занимался до вечера. Домашние задания почти перестали задавать, поэтому ребята безвылазно находились в Большом зале. До 5 часов с учениками занимались учителя, после чего наступало время для свободных тренировок. Каждый из ребят находил себе партнера, и они отрабатывали только что выученные заклинания.

Гарри считал, что все это огромная ошибка. Ведь Волдеморт не тупой и не будет нападать, когда каждый метр охраняется мракоборцем. Он тихо выждет, когда внимание к его персоне пройдет, и нападет, когда этого никто не будет ожидать. Но Гарри это немного утешало: у него будет время, чтобы хорошенько подготовиться к встречи с заклятым врагом. Теперь парень сразу после обеда оставался в Большом зале, ждал, когда эльфы-домовики уберут столы, и начинал заниматься. Сначала он тренировался вместе с остальными, но скоро ему это надоело, и они с Идой уходили в сторонку, чтобы продолжить свои обучения. Какое-то время пара привлекала к себе много лишнего внимания, но Дамблдор избавил их от любопытных глаз, сказав, что у тех двоих «особая программа занятий».

Тренировки по квиддичу, как и вылазки в Хогсмид, были отменены. Уроков, хоть и не много, но их надо было делать. Поэтому ученикам было чем заняться. Директором было сказано, что те, кто не захочет рисковать своей жизнью, будут отправлены в Тайную комнату. Тогда Гарри съехидничал, что если замок обрушится, то «все будут погребены заживо, так как оттуда нет другого выхода, как через туалет плаксы Миртл». На что Дамблдор только улыбнулся и добавил, что его не было только до тех пор, пока там не побывал сам Гарри, и что все ученики будут выведены и отправлены по домам. Все упорно готовились к Битве.


* * *

Поскольку волшебному сообществу было неизвестно, когда Волдеморт нападет, и будет ли нападать вообще, то учителя поступили довольно хитро. Чтобы не забивать детям голову о предстоящем сражении (если оно вообще будет), они решили забить её предстоящими экзаменами, которые перенесли почти на месяц назад. Как только Дамблдор сказал об этом, ученики погрузились в такой транс, что не то, что про нападение, про собственное имя чуть не забыли. Вновь библиотека была забита до отказа, и все гриффиндорцы засели за книги, читая нудные страницы и зубря магические формулы. Сам Гарри только пробегал мельком все, что давала Гермиона, и снова уходил в Большой зал на тренировку. У него была фотографическая память, и поэтому он с первого раза запоминал все, что прочтёт.

Экзамены длились неделю. В понедельник сдавали трансфигурацию, во вторник Защиту, в среду зелья, в четверг чары и в пятницу уход за магическими существами и травологию. Остальных предметов у Гарри не было. Он настолько легко сдал все экзамены, что ему даже стало смешно. Без труда заставил исчезнуть и появиться белого зайца, отразил все заклинания, посланные в него, идеально приготовил Восстанавливающее зелье, не говоря уже о травологии и уходу за волшебными существами, на экзаменах по которым вообще делать было нечего.

В пятницу вечером, когда со своего последнего экзамена по нумерологии вернулась Гермиона, четвёрка друзей вздохнула с облегчением. Все сидели на диване и в креслах возле камина и наслаждались тишиной, стоящей в гостиной.

— И все-таки это несправедливо, — наконец, нарушил молчание Рон. — Мы сдали все экзамены, а все равно будем продолжать учиться, — обиженно и устало проговорил он.

— Но программа ещё не закончилась, — возразила Гермиона. — И учителя правильно сделали, что перенесли экзамены на месяц назад. А вдруг завтра нападёт Волдеморт?

— Типун тебе на язык, — так же устало, как и друг, сказал Гарри, который расслабился в кресле. — Нам ещё этого не хватало для полного счастья.

— Я, конечно, не имею в виду…

— Мы тебя поняли Гермиона, — перебила подружку Ида. — Но может, пойдем спать, а то все готовы с ног валиться, — жалобно пролепетала она.


* * *

Та же комната: стены окружены стеллажами с книгами, на большом письменном столе стоит маленькая лампа, тускло освещавшая кабинет. Как всегда, за столом сидит высокий, худой мужчина и что-то пишет у себя в книжке.

В комнату вновь постучали, и вошёл ещё один высокий человек в шикарной черной мантии. Все его существо говорило об аристократическом происхождении. Мужчина поклонился сидящему.

— Садись, — сказал Волдеморт своим ледяным голосом. — Ты долго добирался.

— Возникли некоторые трудности с…

— Я знаю, Молфой, какие у тебя возникли трудности. — Грубо отдёрнул Пожирателя Темный лорд. Молфой опустил голову и покорно принялся ждать, когда снова заговорит Хозяин.

— В связи с некоторыми открывшимися мне подробностями моей жизни, — начал Волдеморт, — у меня появились кое-какие идеи. И чтобы воплотить их в жизнь, мне понадобится твоя помощь.

— Я к вашим услугам, милорд. — Молфой опять склонил голову. — И что это за идеи?

— Разрушение Хогвартса, разумеется, — ответил лорд, наконец, отбросив перо в сторону.

— Скоро к нам присоединятся наши старые друзья, смертофалды. — Молфоя передёрнуло. От чего его Хозяину стало весело. — Духи Дьявола, Молфой! Неужели ты их так боишься?! — невесело смеясь, проговорил Волдеморт. Пожиратель молчал. Дав Темному лорду похохотать от души (если она у него имеется) аристократ снова спросил:

— Как скоро вы собираетесь напасть на Хогвартс?

— Падение самого мощного и самого безопасного, как считают все эти глупцы, замка — дело нехитрое. К нему надо подготовиться. Но раньше, чем через неделю, мы не начнем. — Волдеморт откинулся на спинку стула. — Вот и представится отличная возможность исполнить пророчество.

— Пророчество? — удивился Молфой. — Вы разгадали его тайну?

— Один дурак из отдела Тайн под заклятием Империус сказал, что у каждого пророчества автоматически делается своя копия, когда подлинник по тем или иным причинам исчезает, и мне пришлось только сходить за ней в министерство. Так что я теперь знаю, о чем оно.

— И о чем? — осипшим от напряжения и предвкушения голосом спросил Молфой, смотря на Волдеморта своим неизменным взглядом.

— Тебе не кажется, Молфой, что ты суешь свой нос не в свои дела? — все тем же леденящим голосом ответил лорд.

— Прошу прощения, милорд.


* * *

Видение растворилось в ночном тумане. Гарри проснулся, перевернулся на другой бок и снова погрузился мир Морфея.

Утром парень проснулся ни свет ни заря. За многие годы просыпания по режиму, он (режим) выработался сам. Одевшись, Гарри хотел было уже выйти из комнаты, как его окликнул голос Рона. Подождав, пока тот оденется, маг вместе с рыжим спустился в гостиную. Там, как ни странно уже сидели Ида и Гермиона.

— Доброе утро, — поздоровались девчонки.

— Доброе. Вас чего в такую рань подняло? — спросил Гарри, широко зевнув.

— Разговор к тебе есть, — ответила Ида, и трое напряглись: Гарри — от неожиданности, Рон и Гермиона — от любопытства. — Но только после завтрака.

Как было сказано, после завтрака ребята вновь поднялись к себе в башню. Гарри уселся в кресло и уставился на играющие огоньки пламени. Перспектива предстоящего разговора никак не радовала. Юноша понимал, конечно, чем этот разговор окончится, но лучше так будет или хуже, не знал.

Наступила затянувшаяся пауза. Гарри думал о своём, точнее о том, что ответить на вопрос, крутившийся у Иды в голове.

— Ну и долго нам ждать, пока ты созреешь? — наконец, спросила Лавриона.

— Созрею для чего? — Гарри как мог, оттягивал неприятный разговор.

— Для того чтобы объяснить, про какое пророчество говорил Волдеморт? — раздраженно ответила Ида.

— Пророчество? — воскликнули в один голос Рон и Гермиона, переглянувшись.

Ида вкратце рассказала тот сон, который видели они оба, и вновь повернула голову в сторону своего парня.

— Ну? — подняла брови девушка. — Я точно знаю, что ты имеешь полное представление обо всем, здесь сказанном.

Гарри тяжело вздохнул. Ему говорить совсем не хотелось, вновь нахлынули страшные воспоминания о ночи в министерстве магии, и к горлу подступил тяжёлый комок.

Гарри больно сглотнул.

— Это пророчество было сделано за год до моего рождения профессором Трелони. (Гермиона прыснула) Ничего смешного здесь нет. Она, конечно, старая мошенница, но иногда её прорывает. Между прочим, последнее пророчество, которое она изрекла, сбылось, — Гермиона тут же перестала улыбаться. Гарри шумно выпустил воздух и продолжил:

— В этом пророчестве говорилось, что. Цитирую:

Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Темного лорда. Рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца и Темный лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы. И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой.

Гарри снова вздохнул, откинулся на спинку кресла и плотно закрыл глаза. Ну, вот и все. Он рассказал свой самый важный секрет. В душе стало как-то пусто и появилось ощущение какой-то неизбежности. Все сидели как громом пораженные. Никто не знал, что сказать.

— Я думаю, комментарии здесь излишни, — устало проговорил юноша, не поднимая век. «Теперь они знают правду, — думал юноша. — И как они поступят? Что чувствуют? Страх, наверное. Что можно чувствовать, когда узнаешь, что твой лучший друг обречён?»

— Но... — наконец, обрела дар речи Гермиона.

— Это значит, Герм, что, либо я его, либо он меня. Третьего не дано, — мягко перебил девушку Гарри. — Так что быть мне убийцей. Если он меня не прикончит, — после некоторой паузы добавил юноша. Он не хотел, чтобы его друзья думали, что он слишком самоуверен. Хотя они никогда так не думали.

— Это несправедливо, — вымолвила ещё больше пораженная Гермиона.

— Все в нашем мире несправедливо, — ответил Гарри, продолжая все так же неподвижно сидеть в кресле.

-И что же это получается? — заговорила Ида после долгой паузы. — Пророчеству не суждено сбыться?

— Значит, не суждено, — ответил юноша, сразу сообразив, о чем идет речь.

— Но все пророчества рано или поздно сбываются.

— И что ты предлагаешь? — Гарри открыл глаза.

— Не знаю. Это тупик, — ответила Лав и тоже откинулась на спинку кресла. Так прошло довольно много времени. Каждый думал о своем: Гарри о том, что ему всё это очень сильно надоело; Ида сосредоточенно что-то рассчитывала в уме и время от времени посматривала на своего парня; лицо Рона внешне ничего не выражало, но внутри всё разрывалось, а глаза Гермионы были полны слез, готовых в любую секунду высыпать наружу, и неотрывно смотрели на сидящего напротив Гарри.

— А кто такие смертофалды? — спросил Рон, вспомнивший незнакомое слово. Всех, кроме Уизли передёрнуло. Гермиона испуганно ответила:

— Это такие существа толщиной в полдюйма, похожие на тень от какого-то плаща или накидки, которые приходят, когда ты спишь, душат тебя и съедают (все поморщились) так, что даже следов не остается.

— И Волдеморт собрался их использовать? — убито спросил Рон.

— Судя по всему, да, — ответил Гарри, вернувшийся в этот мир после невесёлых раздумий. — Хотя обитают эти твари только в тропиках и нападают только на спящих.

— И как с ними бороться?

— Так же, как с дементорами, — подала голос Ида.

Всю оставшуюся часть дня ребята провели за выполнением домашнего задания и тренировок в Дуэльном клубе, где Гарри удалось поговорить с Дамблдором и сообщить, что нападение на Хогварт будет не раньше чем через неделю.

Глава 38. Дозорный отряд

Неделя предстояла быть нелегкой. Дамблдор велел собрать Дозорный отряд, который будет наблюдать за замком и прилежащей к нему территорией в ночное время. Возглавляли Отряд Тонкс и Снейп, которые в свою очередь собрали около сотни учеников, желающих поучаствовать в охране. Главным назначили Поттера и Молфоя. Их задача заключалась в распределении остальных по территории замка и его окрестностям. Сами они должны были обходить посты, следить за порядком и докладывать о происшествиях Снейпу и Тонкс.

Все воскресенье до обеда гриффиндор спал. Каждый второй ученик этого факультета находился в числе Дозорного отряда, и ему необходимо было хорошенько выспаться.

Гарри проснулся за десять минут до обеда, и быстро встав, отправился вниз, где увидел всех своих друзей и тех, кто вместе с ним сегодня будет дежурить.

Когда юноша опустил ногу на последнюю ступеньку, все гриффиндорцы разом повернули голову в его сторону, подскочили со своих мест и загалдели:

— Гарри, когда начинается дежурство?

— Кто с нами еще?

— Где мы будем стоять?

— Как долго мы будем дежурить?

Гарри не знал, как ему остановить поток вопросов, и ему ничего не пришло в голову, как пустить в воздух сноп красных искр с громовым хлопком. Гриффиндорцы замолчали, и юноша вздохнул с облегчением.

— Я знаю столько же, сколько и вы, — ответил он, провожая всех спокойным взглядом. — Нам все скажет Дамблдор или Тонкс со Снейпом на обеде. Так что не будем задерживаться.

И все отправились в Большой зал.

— Не нравится мне все это, — пробормотала Ида, оглядывая все вокруг прищуренными глазами.

— Почему? — спросил Гарри настороженно. Девушка никогда не подводила со своими настроениями. Она как никто могла чувствовать приближение опасности.

— Предчувствие нехорошее, — ответилаЛавриона. Остальные взглянули на неё встревоженным взглядом. Ида внимательно осмотрела каждого из своих друзей и вдруг улыбнулась. — Нет. Это не связанно с сегодняшним днем, — трое облегченно вздохнули.

— Просто все это может очень плохо кончиться, — снова посерьезнела Лавриона.

Четвёрка уселась за стол. К ним присоединились Джинни, Невилл, Дин, Симус, Парвати с Лавандой, Денис Криви и еще несколько человек из нового отряда.

После того, как все наелись, со своего места поднялся директор, и стало тихо.

— Теперь, когда все сыты, вы готовы меня выслушать. Все, кто входит в Дозорный отряд, останьтесь после обеда в Зале. Остальные свободны.

Зал стал пустеть. Гарри осмотрелся: за каждым столом (за исключением слизерина) сидело около тридцати человек, где меньше, где больше. За слизеринским столом сидел только Молфой.

— Подойдите ближе, — попросил Дамблдор, и все собрались возле когтевранского стола.

— Итак, — начал старец. — Вам предстоит следить за тем, чтобы ни одна муха не пролетела в наш замок. Поэтому каждый из вас займет тот или иной пост и будет внимательно наблюдать за тем местом, на котором находится. Мистер Поттер и мистер Молфой будут следить за тем, чтобы никто из вас не покинул свой пост и не нарушил школьных правил. (Некоторые ученики ухмыльнулись с видом «можно подумать, он сам их никогда не нарушал») Время дежурства начинается сразу после отбоя, то есть в одиннадцать часов и заканчивается в пять утра. Мистер Молфой и мистер Поттер сами назначат посты.

Дамблдор взмахнул палочкой, и над столом когтеврана появилась большая карта замка.

— У вас есть час на распределение, — пояснил директор. — И ещё.

Дамблдор снова взмахнул палочкой. Перед каждым из сидящих появились маленькие серебряные браслеты.

— Если ваш браслет загорелся красным цветом, то значит, кому-то угрожает опасность. Через несколько секунд… эээ… мистер Бут, подойдите, пожалуйста, сюда.

Терри Бут сидел ближе всех к столу преподавателей. Поэтому глава Хогвартса попросил его подойти. Терри вздрогнул от неожиданности, но справился с собой и подошел ближе к директору.

— Ударьте один раз по своему браслету.

Мальчик так и поступил. Гарри увидел, как все остальные браслеты засветились красным цветом, как будто их накалили в печи, и через несколько секунд по ободку каждого из них (браслетов) было выжжено красными буквами «Терри Бут. Большой Зал»

— Это все, — прервал раздумья ребят Дамблдор. — Приступайте, мистер Поттер, мистер Молфой.

Гарри подвинулся ближе к столу и разгладил на нем большую карту замка. Юноша огляделся.

— Молфой, — позвал он. — Неужели ты думаешь, что я один буду распределять всех сто с лишним человек?

Слизеринец, который стоял отдельно от всех, скрестив руки на груди, подошел ближе.

Его лицо было покрыто ехидной ухмылкой.

-Мерлин мой, Поттер! Что я слышу?! Ты без меня не можешь справиться даже с такой мелочевкой, как распределение людишек по постам? — сверкнул он белоснежными зубами.

— Не обольщайся, Молфой, — так же ехидно улыбнувшись, ответил парень. — Я могу гораздо больше, чем ты представляешь.

Ребята застыли, внимательно наблюдая за словесной перепалкой, и ждали, когда она перейдет в несловесную. Но, похоже, ни Поттер, ни Молфой драться не собирались, а просто ухмылялись друг другу. Слизеринец еще какое-то время постоял и подошел вплотную к карте, встал рядом с Гарри и внимательно уставился на свиток пергамента.

— Значит так, — Гарри внимательно посмотрел на изображение. — А где список членов отряда?

— Поттер, по-моему, ты зря снял очки, — ответил прилизанный блондин. — Видеть ты стал еще хуже.

Молфой подтолкнул край пергамента и указал на что-то пальцем. В правом углу был большой список учеников, входивших в отряд.

— Так, — Гарри начал проходиться по списку. — Ханна встаешь на Западной башне, в одиннадцатой аудитории. Там неплохой вид на территорию вокруг замка, если что не так, увидишь. Сьюзен и Бутт, вы встаете здесь, — юноша указал пальцем на противоположный от списка учеников угол карты. — Это в метрах двадцати от Ханны. Лаванда, ты стоишь на выходе из Западной башни. Там прохладно, одевайся теплее.

— Хорошо, — ответила девушка. — А можно нам с Парвати вместе? — умоляюще посмотрела брюнетка.

— Нет, нельзя, — строго ответил юноша. — Это серьезно, и мне не надо, чтобы вы за болтовней проспали все на свете.

Парвати насупилась. Гарри какое-то время смотрел на обиженных подружек, но ничего не сказав, вернулся к карте.

— Невилл, ты не возражаешь, если я тебя поставлю не на Западной? — Мальчик кивнул. Молфой нахмурился, но промолчал. — Тогда ты будешь на башне с выходом на Темный лес. Не возражаешь?

Невилл смущенно заулыбался и даже расцвел оттого, что его поставили на такой важный пост. Гарри посчитал, что это пойдет ему на пользу.

— Гермиона, ты стоишь на переходе из Западной в Южную. Насколько я помню, вот тут (Гарри постучал пальцем по листку) есть неплохое местечко…

— Его там нет, — ответил Молфой, и все перевели взгляды на блондина. — Этот коридор заблокирован ещё с прошлого года, — слизеринец протянул руку, случайно задев тыльную сторону ладони Гермионы. Та вздрогнула и убрала обе руки под стол и невольно залилась краской, но этого никто не заметил, кроме него и Гарри. Парень положил указательный палец на сантиметр левее от того места, которое предложил жгучий брюнет. — Вот тут будет удобнее всего. Этот коридор выходит окнами на Хогсмид. Так что лучшего места не найти.

— Откуда ты знаешь про коридор? — спросил гриффиндорец, внимательно смотря Молфою в глаза.

— Я и те двое придурков поспособствовали этому, — коротко ответил тот. Гарри усмехнулся и снова вернулся к пергаменту.

— Голдстейн, ты идешь сюда (очередной тык на карте) Это посередине Южной башни. Денис, ты здесь. Здесь башня кончается. Начинается территория Полумны. (Девочка кивнула, увидев свой пост на карте) Место, конечно, не очень удобное, но тебе будет ближе всех к кабинету Макгонагалл или Флитвика. Мун, — вперед подалась девушка со светло-русыми не очень короткими, но и не длинными волосами. — Элизабет, если я не ошибаюсь? — спросил Гарри, подняв на неё глаза. Когтевранка улыбнулась и кивнула. — Я поставлю тебя в коридоре…

— Почему это ты? — наконец, не выдержал блондин. — Насколько я знаю, я тоже главный.

— Ты все время молчишь, — пояснил гриффиндорец, не поднимая на недруга глаза.

— Разве я только что молчал? — прицепился Молфой.

— Во-первых, не только что, а десять минут назад, а во-вторых, ты молчишь, когда я ставлю ребят по их местам, значит согласен. — Гарри решил посмотреть на слизеринца.

— Если я начну говорить меня выпнут из зала, — съехидничал Молфой.

— Тогда сиди и не вякай, — ответил Гарри, вновь опустив голову.

Помаленьку, человечек за человечком, наконец, все были распределены. Рону досталась одна из башен. Иду, как и Невилла и себя с Молфоем, Гарри поставил на башню для астрономии, но конкретного поста ни себе, ни слизеринцу определено не было. Все-таки им двоим еще и всех остальных проверять.

В пол одиннадцатого половина гриффиндора вышла из гостиной, и каждый из них пошел на свое место.

Ночь прошла довольно тихо. За исключением маленькой проверки, устроенной Гарри и Молфоем. Последний постучал по своему браслету, и, несмотря на неприязнь к нему, за минуту собрались абсолютно все. Когда ребята узнали, что тревога ложная, а это была просто проверка на скорость, слизеринца готовы были порвать на мелкие клочки. Так что Гарри пришлось брать вину на себя и говорить, что это он стучал по молфоевскому браслету.

Так пошли дежурства: днем учеба и тренировки, ночью прогулки по Хогвартсу. Благодаря заклинанию сонливости, которое накладывали на себя ребята, все могли выспаться за полтора часа, а Гарри и того меньше. Первые два дня с ними дежурили и учителя, но потом и те куда-то пропали.

В четверг намечалось такое же обыкновенное дежурство. Но день не заладился с самого утра, когда в комнату мальчиков влетели Букля и Сычик и с дикими воплями набросились на своих хозяев. После того, как те полностью проснулись, взбудораженные совы вылетели в раскрытое окно, больно ущипнув и расцарапав Гарри и Рону руки.

— Чего это они? — обиженно пробурчал Рон, потирая красную от когтей Сыча ладонь.

— Чуют беду, — ответил Гарри, провожая удаляющихся птиц в окне задумчивым взглядом. Из глубин леса взлетели фестралы и, пролетев около двух кругов, вернулись обратно в чащу.

Завтрак прошел шумно. Почти у каждого из учащихся, у кого была сова или филин, сегодня произошел скандал со своим питомцем. У Невилла сбежал Тревор, Живоглот пытался исцарапать Гермиону, когда та хотела взять его на руки. Все обсуждали странное поведение животных. Ближе к обеду никто не мог сосредоточиться на чем-либо: над лесом стоял странный гул, похожий на звук рога.

В пол одиннадцатого вечера Гарри спустился вниз и вместе с Молфоем и Идой направился вверх по лестнице, ведущей на самую высокую башню. Поднявшись наверх, каждый пошел к своему месту.

Спустя двадцать минут Поттер заметил, что над деревьями стоит какой-то шум. Подойдя к краю, юноша увидел, что верхушки деревьев усыпаны птицами, летучими мышами и прочей животиной, умеющей летать. Еще несколько секунд, и все сидящие на ветках взлетели, оставляя за собой лишь сильный поток холодного воздуха.

— Куда это они? — спросила подошедшая первой Ида, смотря на огромное черное пятно в небе.

— Улетают подальше, — ответил юноша, тоже наблюдая за стаей птиц. Тут деревья снова всколыхнулись, и те самые фестралы полетели туда же, куда и все остальные. — Надо позвать кого-нибудь из учителей.

-Зачем? — осведомился Молфой, который подошел несколькими секундами позже Лаврионы. — Ну улетают, и пусть себе летят.

— Пусть, — согласился Гарри. — Но то, что они улетают, означает, что спать нам спокойно осталось эти два-три дня максимум, — парень все еще смотрел в ночное небо.

— С чего ты взял? — Молфой не сводил с Поттера глаз.

— А с того, что просто так никто не уходит, — ведун повернулся в сторону слизеринца. — Они (волшебник махнул головой в сторону леса) чувствуют приближение опасности, серьезной опасности, поэтому хотят убраться отсюда побыстрей.

— Это я и без тебя знаю, — произнес Молфой.

— Что тогда спрашиваешь? — сузил глаза Гарри.

— Я спрашиваю, с чего ты взял, что нам надо звать преподавателей? Они и сами не слепые. Увидят.

— Все-то тебе расскажи, — Гарри развернулся и направился к лестнице. — Надо сходить в лес на разведку, — это он говорил уже Эриде. — И сообщить Снейпу и Тонкс. Не думаю, что Дамблдор займется этим лично. Молфой, сходи к зельевару.

— Ты мне не указ, — огрызнулся слизеринец.

— Хорошо, тогда я схожу к Снейпу, а ты позовешь отряд, — заулыбался Гарри. Блондин какое-то время молчал, потом пошел быстрее и первый стал спускаться вниз, не дожидаясь, пока это сделают Гарри и Ида. Пара спустилась следом. Маг проводил слизеринца веселым взглядом, постучал по своему серебряному браслету и стал ждать прибытия остальных. Вскоре собрались все, и юноша заговорил:

— Все вы сегодня заметили, что лесные обитатели себя плохо ведут, — кто-то из присутствующих усмехнулся. — Точнее, они просто покидают свои убежища. Это значит, что нам необходимо выяснить причину их ухода. Надеюсь, она появится не сегодня.

— То есть? — спросил Майкл Корнер.

— Майкл, ты знаешь, почему мы все дежурим здесь каждую ночь? — вопросом на вопрос ответил Гарри.

— Чтобы следить за появлением Пожирателей и Сам-Знаешь-Кого.

— Верно. А раз магические твари и существа покидают лес, значит, надвигается опасность, и серьезная. Вывод: Пожиратели близко. И я надеюсь, что в ближайшие двое суток мы их не увидим. А разведка только для того, чтобы убедиться в этом.

Наступила тишина. Каждый думал над сказанными Гарри словами, и не у каждого они укладывались в голове. Невилл стал бледным, Гермиона сильно сосредоточилась, Рон остался совершенно спокойным, но его глаза стали пустыми и уставились в одну точку. Каждый из них понимал: неизвестно что будет в лесу, и неизвестно, вернутся ли они сегодня обратно в замок. Одна Луна Лавгут была невозмутима и только крепче сжала в руке палочку.

— Сейчас придет Молфой со Снейпом и Тонкс, — Вывел учеников из раздумья Гарри.

— Кто-то пойдет вместе с нами в лес, кто-то останется здесь, — продолжил маг.

Вновь наступила тишина. Все ждали. Наконец, появился Молфой, но он был один.

— А где Тонкс со Снейпом?

— Крр, — откашлялся слизеринец и загадочно улыбнулся. — Они заняты.

Гарри прищурился. В мыслях Молфоя всплыли воспоминания того, что он увидел, когда попал в кабинет своего декана, и юноше стало понятно, чем заняты его преподаватели.

— Ну, что ж, — Гарри тоже улыбнулся. — Тогда нам придется справляться без них. Кто хочет остаться здесь, прошу поднять руки.

Таких не нашлось, за исключением Молфоя. Все посмотрели на слизеринца как на слизняка, но он даже не смутился.

— Ну, тогда мне придется оставлять вас в приказном порядке.

Гарри перечислил несколько имен. С разных сторон послышались недовольные шипения.

— Денис, ты остаешься в первую очередь, — грубо отрубил Поттер гриффиндорца. — Парвати, Лаванда, вы встаете на те две башни, (юноша указал рукой на астрономическую и соседнюю с ней башни) сами решите, кто на какую. Эрни, ты остаешься здесь, Молфой сам выберешь себе место. Надеюсь, ты сможешь сделать это без моей помощи.

— Не волнуйся, смогу, — оскалился тот.

— Сьюзен, ты прямо здесь — продолжил расставлять людей Гарри.

— Мери, ты вон там, возле озера.

Юноша расставил остальных и отдал приказания на случай опасности:

— Если в небе появятся красные искры, то мы в беде. Думаю, не надо объяснять, что делать в этом случае. Да и браслеты у вас есть. Либо то, либо другое обязательно сработает.

Ребята кивнули.

— Тогда пошли.

Гарри не хотел рисковать жизнью учеников, поэтому оставил как можно больше народу, взяв с собой только тех, кто может устроить скандал и перебудить кучу народа. Например, Гермиону и Джинни с Идой. Конечно, парень чувствовал, что ничего серьезного в лесу не будет, но оттуда еще не ушло многое количество животных, а это настораживало.

Шли очень тихо, обдумывая каждый шаг. Скоро деревья начали сужаться, и идти стало гораздо сложнее. Колючие ветки цеплялись за одежду, оставляя после себя грязь и дыры. Гарри старался не обращать на это внимания, но когда его штанина порвалась по шву, ему пришлось остановиться.

— Что такое? — синхронно спросили взволнованные Ида и Гермиона.

— Ничего, — Гарри махнул рукой, и брюки снова стали целыми.

— Гарри, а почему ты не послал за другими учителями, когда Молфой вернулся один? — спросил Симус Финниган шепотом, когда все снова тронулись с места. Остальные навострили ушки.

— Если бы я это сделал, то Тонкс и Снейпа вместе с ней, выпнули бы пинком под зад.

— Тебе жалко Снейпа? — спросил кто-то другой.

— Мне жалко Тонкс, — ответил Гарри, не останавливаясь и продолжая смотреть вперёд.

— Интересно, чем это они были заняты? — полюбопытствовала одна из подружек Чжоу Чанг.

— А разве это не понятно? — серьезно ответила другая и обе захихикали.

— Тихо! — гаркнули на них Гермиона и Лав. Те сразу умолкли.

Неожиданно послышались звуки удара копыт о землю, и Гарри сразу понял, кому они принадлежат.

Из-за деревьев появилось около пятидесяти кентавров. Все ученики были окружены.

— Что вы забыли в нашем лесу? — осведомился гнедой кентавр, в котором Гарри тут же узнал Магориана.

— Здравствуй, Магориан. — поприветствовал его юноша. Кентавр был немного шокирован таким поведением. Он ожидал криков, воплей, нападений, но никак не вежливого приветствия.

— Остынь, Магориан. Это же тот мальчик, от которого зависит наша судьба, — вышел вперед Ронан. — Здравствуй, Гарри Поттер.

— Здравствуй, Ронан. — поприветствовал кентавра Поттер. — Марс, как всегда яркий?

Ронан поднял голову вверх, как и все остальные полулошади.

— Необычайно яркий, — проговорил он спокойно. — Война в самом разгаре, и неизвестно, когда она закончится, — Ронан снова повернулся в сторону гриффиндорца. — Я чувствую, у тебя к нам есть вопросы?

— Только один, — кивнул парень. — Когда появится первая опасность?

— Сегодня её не будет, — ответил Магориан. — Все лесные обитатели вовремя покидают свои жилища, только мы не из тех, кто так поступает.

— Мы будем защищать свою территорию, — пояснил один из кентавров, и все остальные одобрительно забили копытами об землю. У Гарри появилась идея, но он боялся, что кентавры не согласятся.

— У меня есть к вам маленькая просьба, (большинство кентавров нахмурилось) но я не уверен, что вы согласитесь, — тут же добавил волшебник.

— Помогать тебе, чем сможем — вот теперь наша цель жизни, — подбодрил Ронан.

— Если вы остаетесь здесь, и будете в лесу, когда опасность приблизится вплотную, может, кому-нибудь удастся нас оповестить? — спросил Гарри абсолютно уверенный в том, что кентавры не откажутся.

— Хорошо, — ответил мохнатый Ронан. — В небо будет запущено пять огненных стрел.

Гермиона открыла рот от удивления: кентавры согласились помочь людям! Это немыслимо! Мир катится в тартарары! Снейп влюбляется! Гриффиндор и слизерин объединяются! Кентавры помогают людям! Неужто, война настолько сближает?

Гарри улыбнулся и произнес:

— Спасибо.

— Да пока что не за что, — изрек Ронан. Парень снова улыбнулся.

— Все. Уходим, — позвал Гарри, разворачиваясь. — До свидания, — попрощался маг.

И все тронулись с места: кентавры исчезли среди деревьев, а Поттер и его команда отправились обратно, к замку.

— Поверить не могу, — прошептала пораженная Гермиона. — А в прошлом году хотели утащить нас в лес.

— Все рано или поздно меняются, — ответил Гарри, обрадованный такой реакцией подруги.

— Даже Молфой, — еле слышно прошептала гриффиндорка, думая, что её никто не слышит. Но идущая рядом пара услышала. Гарри и Лавриона переглянулись, улыбнулись друг другу, и пошли дальше, оставляя Гермиону один на один со своими мыслями.

Глава 39. Начало

Ребят встретили встревоженными и заинтересованными взглядами. Гарри с друзьями вкратце пересказали разговор с кентаврами, и все разошлись по своим постам. Остальное время ночного караула прошло без происшествий и приключений.

Гарри проснулся, как всегда, в семь часов.

Завтрак прошел на удивление тихо. Гриффиндорцы ели медленно, часто бросая короткие взгляды на окна. Сейчас у них должно быть зельеварение, но никто и не думал о злополучном профессоре, забивая себе голову огненными стрелами.

Но урок, как ни странно, прошел спокойно. Готовили очередное зелье, и Снейп не сделал ни одного замечания, ни гриффиндору, ни какому бы то ни было другому факультету. Когда прозвенел звонок, ученики быстро засобирались, но зельевар остановил их:

— К следующему уроку, если он будет, подготовить три больших свитка на тему:

Взрывное зелье и его применение в волшебном мире (ребята застонали). Все, кроме Поттера, свободны.

Гарри бросил сумку возле своего котла и обреченно поплелся к преподавательскому столу, думая, что же он натворил на этот раз, и проклиная все небеса на свете.

— Садитесь, Поттер, — Снейп указал на стул рядом со столом.

— Спасибо, я постаю, — не понимая, почему отказывается, произнес юноша.

— Ну что ж, тогда слушайте стоя, — профессор оторвался от журнала, в котором что-то писал, и поднял глаза на мага. Лицо зельевара ничего не выражало, но Гарри чувствовал, что внутри профессора идет упорная борьба. Юноша не любил читать чужие мысли, поэтому и к Снейпу в разум не полез, а просто терпеливо ждал.

Наконец профессор вздохнул и тихо, но четко произнес:

— Я попросил вас остаться, чтобы сказать вам. Спасибо.

Гарри пожалел, что не стал садиться. Ноги отказались слушаться, и юноше стоило огромных усилий, чтобы устоять. Слова Снейпа привели парня в оцепенение. Он не верил своим ушам! Этого не может быть! Это сон, кошмарный сон! Наконец, Гарри обрел, потерявшийся три минуты назад, дар речи и хрипло спросил:

— За что?

— Во-первых, за то, что спасли мне жизнь, — Снейп не сводил с Гарри хладнокровного взгляда. После маленькой паузы он продолжил:

— Ну а во-вторых, за то, что не выдали нас с Нимфой.

— Не за что, — сглотнул волшебник. Он мечтал поскорей сесть, ноги подкашивались и дрожали.

— Я могу идти? — тихо спросил он.

— Да. Вы свободны, — Снейп снова принялся писать в журнале, а Гарри развернулся и торопливым шагом пошел к двери, чуть не забыв про свою сумку. Стоило ему закрыть за собой дверь, как Рон, Ида и Гермиона налетели на него:

— Чего он хотел? — спросил взъерошенный Рон за всех.

— Сказать «спасибо», — промямлил парень.

— Что?!! — воскликнули друзья в один голос. Гарри не ответил: в ушах все еще стояло «во-первых, за то, что спасли мне жизнь».


* * *

Гарри тренировался в Большом зале. Он забыл про все на свете, ни о чем не думал. Только отрабатывал новые заклинания и контрзаклятия. Юноша не заметил, как стало тихо, не видел, как кто-то выбежал из зала, не слышал, что обсуждали учащиеся. Все мысли были в ином мире.

— Поттер! Ты что, оглох?! — крикнул кто-то. Гарри резко остановился.

— Чего тебе, Молфой? — грубо спросил он, разозленный тем, что его отвлекли. Слизеринец ничего не ответил, а только указал на окно. Гарри повернул голову: за стеклом в небо летела одна стрела, которая приземлилась на горящее дерево.

— Это пятая, — пояснил Молфой абсолютно спокойно.

— Началось, — не отрывая взгляда от пылающих веток, медленно проговорил волшебник. В голове полетели одна за другой мысли.

— Дамблдора… — начал Поттер и быстро зашагал к выходу.

— Браун и Патил. Остальные на улице.

— Кто-то должен остаться в замке, — проговорил юноша.

— Лучше отправить всех в Тайную комнату, — ответил Молфой.

— Я не об этом, — Гарри направился на третий этаж, к туалету плаксы Миртл.

— Зачем мы здесь? — спросил слизеринец, оглядываясь по сторонам, когда двое подошли к туалету плаксы Миртл.

— Если Парвати с Лавандой нашли директора, то все сейчас будут здесь.

Брюнет уставился по сторонам. Через несколько минут прибежали подружки-гриффиндорки.

— Они… сейчас придут, — проговорила запыхавшаяся от долгого бега Парвати. Вскоре появились младшекурсники, слизеринцы и те, кто не захотел терять понапрасну свою жизнь, в сопровождении Дамблдора.

— Хорошо, что ты здесь, — остановился директор возле волшебника. — От тебя требуется только открыть комнату и убедиться в том, что их там встретят, — быстро начал говорить старец. — Здесь с первого по четвертый курс, ну, и те, кто будут мешаться. — Тихо добавил чародей. — Каждый будет отправлен домой. Учеба окончена. Потом Фоукс отправит тебя к выходу из замка. У нас время до вечера.

— Откуда вы знаете? — так же быстро спросил Гарри.

— Мило побеседовали с Флоренцем. Он сообщил, что у нас пока есть время.

— Смертофалды нападают ночью, — вспомнил Гарри. «Теперь понятно с чего начнет Волдеморт» подумал юноша. Ну, что ж. Он будет готов.

— Смертофалды? — вывел Гарри из раздумий глава Хогвартса.

— Да. Забыл вам сообщить.

— Ладно, — директор развернулся и быстрым шагом пошел по коридору. Вслед за ним последовал и Молфой.

— Идемте, — позвал парень, не дожидаясь, пока Даблдор с Молфоем исчезнут за углом.

Зайдя в туалет, волшебник тут же увидел Миртл, которая сидела на трубе и задумчиво щипала бородавку.

— Оооо! Какие люди ко мне пожаловали! — радостно подпрыгнула девочка и сразу засияла. Тут она увидела остальных и непонимающе уставилась на гриффиндорца.

— Ты хочешь, чтобы я понянчилась с этой мелюзгой? — ученики сразу зашипели.

— Здесь не только мелюзга, Миртл, — проговорил один из слизеринцев.

— Вижу, вижу, — она обвела всех слизеринцев презрительным взглядом. — И что они забыли в моем туалете? — снова обратилась она к Гарри.

— Мы идем в Тайную комнату.

Привидение на секунду застыло, но вдруг улыбнулось:

— Если вы там умрете, добро пожаловать ко мне в жилище.

— Я скорее удавлюсь, чем буду жить здесь, — с отвращением произнесла Пенси Паркинсон, судя по всему не совсем врубившись во фразу Миртл.

— Мерзавка! — крикнула полупрозрачная девочка и, заливаясь слезами, нырнула в унитаз, забрызгав пол рядом водой. Гарри вздохнул и пошел к раковинам в углу комнаты.

— Откройся! — прошипел он, и те поехали в разные стороны. Одна уехала вниз, открывая большой круглый проем.

— Только не кричите, — повернулся лицом к остальным юноша, — а то василиска разбудите.

Ребята в страхе уставились на Поттера, а тот, увидев реакцию, весело рассмеялся.

— Шутка, — проговорил он, когда успокоился. — Просто там акустика высокая, у нас здесь уши в трубочку свернутся.

Гарри подождал, пока все отойдут от шока.

— По двое вниз. Ждите меня там. Все равно дальше не пройдете.

— Ну и шуточки у тебя, Поттер, — произнесла какая-то слизеринка и первая прыгнула вниз.

Ученики стали нырять и исчезать в темноте трубы.

— А вы это куда? — спросил вдруг Гарри, увидев, как два брата-близнеца медленно, стараясь не привлекать к себе внимания, попятились назад, к коридору.

— Мы хотим сражаться! — воскликнул мальчуган с темными волосами и такого же цвета глазами, а его брат-близнец закивал.

— Сколько тебе лет? — спокойно спросил Гарри, сверля его глазами.

— Двенадцать! — с вызовом ответил второкурсник.

— Ты хочешь стать убийцей в двенадцать лет? Как я? Хочешь, как я, видеть смерть своих друзей? — Гарри не сводил с мальчика свирепых глаз. — Как погибает твой брат, к примеру? А родители? Ты о них подумал? Как они будут жить дальше?! — юноша стал повышать голос. — Сражаться он хочет! Ради чего?! Ради кого?! Ради меня?! Ты выбрал себе не того кумира! Ты хочешь умереть, даже не узнав, что значит жить и наслаждаться жизнью! Мне не нужна такая жертва!

Мальчики стояли опустив голову и залившись краской. Они уже пожалели о том, что хотели ослушаться приказа директора, тем самым вывив мальчика-который-выжил из себя.

Гарри стоял с закрытыми глазами, пытаясь привести нервы в порядок, и тяжело дышал.

— А теперь, — тихо и спокойно произнес парень, не поднимая век. — Оба быстро вниз, и чтоб глаза мои вас больше не видели.

Остальные стояли не шелохнувшись. Они впервые увидели гриффиндорца разгневанным и не знали как себя вести.

— А вы чего стоите? — открыл глаза волшебник. — Ждете особого приглашения?

Когда все оказались в пещере, Гарри прыгнул и сам, открыл там круглую чугунную дверь и велел всем идти в комнату. Увидев, что ребят встречают мракоборцы, он успокоился.

Вдруг посреди скал вспыхнуло пламя, а вместе с ним появился феникс.

— Привет, Фоукс, — птица приветливо кивнула и протянула свой красивый красно-золотой хвост. Гарри схватился за гладкое оперение и почувствовал, как его обожгло горячим воздухом. По всему телу разлилось приятное тепло. Он оказался в холле перед входными дверьми. Здесь были все остальные.

— У нас время до вечера, — успокоил парень взбудораженных ребят, когда феникс исчез в очередном потоке огня.

— И что нам делать все это время? — спросил Захария Смит.

— Это твои проблемы, — ответил парень. — Лично я собираюсь отдохнуть. И вам советую хорошенько выспаться. В одиннадцать, здесь же.

Гарри подошел к Лаврионе. Она была одна.

— А где Рон с Гермионой и Джинни? — Гарри обнял девушку за талию, и оба пошли вверх по лестнице.

— Все куда-то разбежались. Дамблдор встретил нас по пути и сказал, что еще есть немного времени, — вздохнула она. Гарри приобнял девушку покрепче и поцеловал в шелковистые волосы.

— Все будет хорошо, — прошептал юноша ей на ухо, пытаясь поднять любимой настроение. Но она только еще раз вздохнула.

Добравшись до гостиной, пара сразу стала подниматься наверх. Гарри открыл дверь и сделал первый шаг, но, увидев, что творится в спальне, тихонько вышел обратно на лестничную площадку и закрыл за собой дверь.

— Боюсь, комната сейчас занята, — шепотом проговорил Гарри и начал спускаться вниз.

Ида прочитала его мысли и заулыбалась.

— Им есть, чем заняться, — проговорила она, и оба спустились обратно в гостиную.

— А нам чем заняться? — спросил юноша.

— Может, прогуляемся? — предложила Эрида. Гарри поразмыслил немного и согласился. Выспаться он в любом случае успеет.

Они брели по этажам Хогвартса молча, наслаждаясь присутствием друг друга. Гарри было чертовски приятно просто идти рядом с этой девушкой и ни о чем не думать. Наконец, он обратил внимание, что они пришли на восьмой этаж и стоят около Выручай — комнаты.

— Зач…

— Тшшш, — прошептала Лав, прижимая холодный, сухой палец к его горячим губам.

Гарри настолько утонул в бездонном море глаз девушки, что не заметил, как оказался в комнате. Дверь за ними закрылась сама собой. Ида как-то потусторонне улыбалась, не сводя глаз с юноши. Гарри хотел что-то сказать, но все слова вдруг стали далёкими и ненужными, мир словно исчез — были только два влюблённых друг в друга по уши человека, два горящих тела, сейчас невероятно близких друг к другу, окружённых аурой страстного желания… Её зрачки были расширены, дыхание стало неровным. Парень слышал, как сильно забилось её сердце.

— Я люблю тебя! — хрипло прошептала Ида. Гарри хотел сказать, что тоже любит её, но не мог вспомнить и слова — с губ сорвалось только обжигающее дыхание. Лавриона улыбнулась и, запустив пальцы парню в волосы, страстно прильнула к губам...

...

— Мне было хорошо, — сладко пролепетал юноша, смотря на так же тяжело дышавшую Иду. Даже лежа на кровати в полуметре от девушки, он чувствовал исходящий от неё жар. Лавриона не ответила, а только горько усмехнулась. Гарри показалось, что глаза девушки заблестели. Он протянул руку и… точно. Ида безмолвно плакала, не сводя с парня своих бездонных, сейчас мутных как никогда глаз.

— Все будет хорошо, — юноша стал вытирать соленые слезки. Лавриона вдруг шмыгнула носом и в сотый раз прильнула к его губам. Она целовала его так страстно, что Гарри подумал, не откусит ли чего. Ида поцеловала юношу еще несколько раз, слегка посасывая нижнюю губу, и после уткнулась ему в грудь. Парень чувствовал прерывное дыхание, от которого все внутри переворачивалось.

— Не волнуйся, — начал он успокаивать девушку, обняв за плечи. Лавриона свернулась калачиком, как под крылом, защищавшим от всего плохого и ненужного. — Все это закончится. Мы вернемся домой, и забудем об этом, как о кошмарном сне.

Ида только еще раз всхлипнула.

— Да что с тобой? — не выдержал Гарри и немного отпрянул назад. Ида снова усмехнулась и посмотрела на парня своими синими глазами.

— Просто мне слишком хорошо с тобой, — выдохнула она шелестящим шепотом. — Я не представляю, как буду существовать без этого.

— Существовать без этого?

— Я не вернусь, Гарри, — вдруг сказала Эрида.

Внутри снова все заныло и снова бросило в жар, но не от наслаждения, а от страха. Сердце ушло в пятки. Гарри оторопело уставился на девушку.

— Не говори глупостей, — с усмешкой проговорил он, пытаясь скрыть сильное потрясение.

— Это не глупости, — ответила девушка. — Я боюсь. Боюсь потерять тебя.

— Ты меня не потеряешь, — ответил Гарри, вновь подвинулся ближе и обнял Лав за плечи. — Я люблю тебя.

Наконец, выговорил он самые важные слова в своей жизни. Девушка улыбнулась и прикрыла глаза. Гарри провел по шелковым и немного мокрым волосам Иды, накладывая на неё заклинание сонливости. Затем опустил веки и тоже уснул. Обессиленный и немного тревожный, но счастливый. Вот ради таких моментов стоит жить в этом никчемном мире.

Глава 40. Конец

Гарри открыл глаза. Темный, немного обшарпанный потолок, стены со старыми непонятными обоями и никакой мебели. Парень повернул голову: Ида спала рядом, сделав из руки юноши подушку и прижавшись к нему всем телом. Гарри осторожно вынул руку из-под головы Лаврионы, встал и стал одеваться, попутно собирая раскиданную по всему полу одежду. Когда все эридины вещи были собраны и лежали аккуратной стопочкой на краю кровати, маг вновь вернулся на прежнее место своего временного пристанища. Посмотрев на спящую Иду, он вдруг подумал, что во сне она еще красивее.

-Нам пора, — промурлыкал Гарри, убирая пряди золотых волос за ухо и целуя Иду в открывшуюся синюю жилку. Девушка повернулась на спину и обвела руками его шею.

— А это обязательно?

— Будь моя воля, нас бы здесь вообще не было. Ты же знаешь, как мне все это надоело.

— Знаю, — Эрида отпустила Гарри и начала одеваться. — Именно поэтому я и остаюсь с тобой до конца.

Через десять минут пара покинула комнату и отправилась вниз, к входу.

Там были все остальные ребята.

— Смертофалды могут напасть в любую минуту. Хоть они и ночные твари, неизвестно, как их натренировал Волдеморт, — начал Гарри, как только ребята подошли ближе. — Если увидите, без всяких промедлений вызывайте патронуса. Никакие другие заклинания с ними не справятся.

— Гарри! — Позвала Гермиона, которая отошла к входу в замок и теперь смотрела в распахнутые двери. — Идите все сюда.

— Ого! — воскликнул кто-то.

— Это круто, — вымолвил Дин Томас. Отряд смотрел на просто ОТРОМНУЮ каменную стену, возведённую вокруг замка.

— Смертофалдам на неё по барабану, — ответил Поттер, не отрывая глаз от ограды. Он был немного ошарашен ее размерами. — Они могут пройти через что угодно.

Гарри развернулся обратно к ребятам:

— Теперь посты несколько поменяются. Ида, Гермиона, Рон, Джинни, Невилл, Дин, Симус, Лиза, Голстейн, Чжоу остаются здесь, внизу, — ему хотелось оставить с собой рядом самых талантливых в Защите ребят. — Остальные, по своему усмотрению. Снейп, судя по всему, полезет наверх. Сам возьмет себе помощников. Но на тех, кто будет на стене лежит большая ответственность. Не надо объяснять, в чем она заключается? — волшебник обвел всех своим мудро-холодным взглядом.

— И еще, — Гарри считал очень важным сказать это. — Откажитесь от всего этого, пока не поздно, — он тяжело вздохнул. — Каждый из вас понимает, что может не вернуться.

Все молчали.

— Волдеморту нужен только я. Зачем вам жертвовать своей жизнь ради какого-то мальчика в круглых очках и со шрамом на лбу.

— Чего ты здесь раскудахтался, Поттер? — заговорил Молфой. — За тобой полмира пойдет, только позови. И неужели ты думаешь, что я стал бы спасать тебе жизнь, будь ты полным придурком?

— Это стоит принимать как комплимент или как повод для драки? — усмехнулся Гарри.

— Набить друг другу морду мы всегда успеем. А сейчас пора забыть старые обиды.

Молфой протянул руку, и Гарри с удовольствием ответил на рукопожатие.

— Что вы тут застряли? Немедленно по своим местам! — прошипел Снейп, который вместе с Тонкс появился из своих подземелий. Учителя быстро прошли мимо, забрав с собой на стену половину отряда и по пути раздавая каждому по несколько шаров с зелёной жидкостью внутри из большого деревянного ящика.

— Уроните хоть один, живыми не останетесь, — проговорил Снейп и исчез вместе с ребятами.

Остальная часть, возглавляемая Гарри, отправилась следом. Стоило ребятам только выйти за пределы замка, как они увидели, что сквозь стену начала просачиваться непонятная тень.

— Проклятье, — прошипел Гарри и уже громко воскликнул:

— Экспекто Патронум!

В эту же секунду со всех сторон послышалось то же самое. Отовсюду поскакали и полетели самые разные виданные и невиданные серебряные животные. Они достигали смертофалдов и исчезали там, пытаясь спасти жизнь своим хозяевам.

— Их слишком много, — обреченно прошептал юноша, смотря, как его олень, поборов нескольких тварей, исчез в серебряной дымке. На замок надвигалась огромная черная туча, стелящаяся по земле.

-Миллениум, — услышал Гарри голос Иды и, повернув голову, встретил её немного озверевший взгляд. «Да — согласился с ней юноша. — Против такого огромного количества нечисти ничего лучше и не придумаешь». Ида кивнула, и они разом подняли руки вверх и растопырили пальцы.

— Патронус Чарм! — крикнули двое одновременно. В воздухе над их поднятыми руками стал нарастать синий туман, постепенно превращавшийся в густой, обволакивающий дым. Среди клубней промелькнуло несколько голубых и серебряных молний. Раздался треск, и резные линии вырвались наружу, взрывая и уничтожая все на своем пути. Молний становилось все больше и больше, они летели все дальше и дальше, погребая за собой смертофалдов одного за другим целыми кучами. Гарри понял, что постепенно слабеет, что руки стало ломить, но старался не обращать на это внимания. Все его мысли были сосредоточены в другом месте. Мимо летали все те же патронусы, вызванные уже не по первому разу. Где-то вдали раздавались звуки взрывов, визги, крики и заклинания. Появились мракоборцы, пришедшие через Тайную комнату.

— Лишь бы стена выдержала! — молила Лавриона.

— Откуда их столько? — прошептал маг, все еще направляя в дым свои пальцы, постепенно начавшие неметь.

— Гарри! — разнесся по ветру отчаянный вопль. Сердце мага рухнуло куда-то вниз. Он резко развернулся, даже не заметив того, что уже не возрождает в густом синем тумане голубые молнии. Время вокруг Гарри застыло. Все как в замедленной до предела съемке. Этот наводящий ужас крик принадлежал Гермионе, которая замерла на мгновение, глядя вперед полными ужаса глазами, и стала медленно падать на землю. Упавший с ней вместе смертофалд стремительно уползал прочь. Заклинание, вспышка — и тварь исчезла.

«Нет» пронеслось в голове. Гарри со всех ног бежал к своей подруге.

— Гермиона! — прошептал он, подлетая к девушке. Рядом оказались Ида, Рон и Молфой. — Гермиона.

Гарри смотрел в карие, наполненные ужасом глаза. Он боялся к ней прикоснуться, как будто Гермиона состояла из хрусталя. Его ладонь колебалась над лицом девушки, словно гладила что-то очень нежное.

— Нет. Только не она, — снова прошептал Гарри.

— Она мертва, Гарри! — трепещущим тонким голосочком прошептала Эрида, по её щекам побежали слезы. Молфой судорожно сглотнул.

— Нет! — закричал Рон и стал трясти Гермиону за плечи. — Нет! Гермиона! Нет! Очнись! Ты не можешь так умереть!

Гарри не обратил на Уизли внимания и повернулся к своей девушке:

— Но ты же можешь ее спасти!

— Это отнимет слишком много наших сил, — Ида замерла со страшным ужасом на лице, осознав, какую глупость она сказала. Какая к черту сила, когда твой лучший друг умирает! И уже в следующую секунду, одарив напоследок разъяренного Гарри испуганным взглядом, прикоснулась к груди Гермионы и закрыла глаза.

Волшебник взглянул на лежащую на земле волшебницу и повернулся к друзьям:

— Она будет жить.

Парень выпрямился и огляделся. Все по-прежнему сражались со смертофалдами. Их было просто невероятно много. Но среди выкриков заклинаний слышался странный звук, похожий на звук, с которым ветка рассекает воздух. Гул усилился. Поттер обратил внимание на стену — та мелко колебалась.

— О, нет, — Гарри настиг очередной приступ ужаса. — Уходите! — закричал он и замахал руками. — Она сейчас обвалится! — из последних сил завопил он. Все бросились врассыпную. Стена, охраняющая Хогвартс начала пустеть со скоростью звука. Гарри почувствовал, что она вот-вот рухнет, и отправил в неё очередное заклятие. Как только последний человек (им оказался Невилл) покинул свое место пребывания и оказался на безопасном расстоянии, Гарри до этого поддерживающий заклинание, опустил руку. Камни, которые примыкали друг к другу так, что между ними и иголки не просунешь, покрылись мелкими и частыми трещинами. Еще секунда, и стена обрушилась, оставляя после себя только гору мелкой гальки. На неё ступили пожиратели. Много пожирателей. Очень много пожирателей. Среди восклицаний появились новые заклинания. Битва началась с новой силой. Гарри хотел было ринуться в бой, но чуть не упал от содрогания земли. Почва начала трястись от чей-то тяжести. Еще и еще раз. Раздался треск поломанных и поваленных деревьев, затем просто дикий нечеловеческий рык, и людям пришлось прижать к ушам ладони, чтобы не оглохнуть.

-Недоносок, — выругался Гарри вслух. — Он бы еще троллей позвал.

Из леса показались первые великаны. Заклинание, еще заклинание. Гарри выбросил руку вперед, и тот синий дым, давно прекративший выпускать молнии, направился в сторону зеленого чудовища. Долетев до великана, Миллениум просочился сквозь него и двинулся дальше, на следующего гиганта. Земля вновь содрогнулась под тяжестью убитой громадины.

— Гарри! — кричал Хагрид, со всех ног бежавший ему на встречу. — Ты всех уничтожишь! Прекрати это!

— Они сделали свой выбор, — проговорил колдун, даже не думая останавливать волшебный дым.

Гарри отправил заклинание собственного изобретения в одного из пожирателей. Сражение было в самом разгаре. Кругом мелькали разноцветные лучи и вспышки, по ветру разносились крики и вопли. Гарри казалось, что сюда действительно прибыло полмира, о котором говорил Молфой. Рядом была уйма совершенно незнакомого народа. Ведун смог подумать об этом за секунду, которая была дана ему на отдых. И вновь пришлось отбиваться от очередного смертельного проклятия. Поттер прорывался в самое сердце схватки, кидая во врагов самые разные заклинания. Он работал, как машина, совершенно не замечая отсутствия сил, истраченных на спасение жизни Гермионы, и появления новых ран.

И вот, он столкнулся нос к носу с тем, кого ненавидел каждой клеточкой своей души. Напротив него остановился лорд Волдеморт собственной персоной.

— Здравствуй, Гарри, — как всегда ледяным тоном прошипел Темный лорд.

— Неужели ты хочешь, чтобы я здравствовал? — голосом, которому позавидовал бы сам Король тьмы, ответил Гарри.

— Нет. Но о приличиях не стоит забывать даже в бою.

— С каких это пор ты стал задумываться о приличиях? — что еще можно делать двум кровным братьям, с легкостью читавшим друг у друга мысли, как не разговаривать?

— В жизни все может пригодиться.

— Только не в твоей.

— Откуда столько хладнокровия? — улыбнулся своим безгубым ртом Волдеморт. — Неужели я так постарался?

— Еще как постарался, — Гарри не сводил с лорда глаз, ожидая нападения в любой момент.

— Да. Ты действительно парень, который достоин такой чести, как я.

— Зато мне такой чести не нужно.

Мимо пролетел оранжевый луч, и обоим собеседникам пришлось от него отмахиваться.

— А зря. Мы бы хорошо спелись, не будь ты занозой у меня в заднице. Даже твои родители были достойны моего внимания, и оно не было излишним.

— А по-моему было, — сквозь зубы прорычал Гарри, взбешенный упоминанием мамы с папой.

-Разве? Мое внимание никогда не бывает лишним. За исключение тебя, пожалуй. И раз я здесь, то… Авада Кедавра!

Гарри устал слышать эти слова. А, может, просто устал. Сил не было никаких. Но, тем не менее, он стоял и перебирал в уме все заклинания, способные отразить это и выбирал лучшее из них. Вдруг перед глазами что-то мелькнуло, преграждая зеленому лучу путь. Волшебник проморгался и с ужасом осознал, что у него на руках оказался человек, девушка, его девушка. Тот же ужасный взгляд, те же пустые глаза, как у Седрика, те же приоткрытые губы, с которых не успел сорваться последний крик. Гарри с Эридой на коленях осел на землю. Боль, невероятная боль, нечеловеческая боль. И пустота. В голове что-то заклинило, сломалось. Хотелось кричать, но боль мешала. Все вокруг куда-то неслось, мелькало, но Гарри ничего не слышал и не видел. Он стал убаюкивать Иду, как маленького ребенка, которого мог разбудить малейший шорох. Он ждал. Ждал, когда она откроет глаза, порывисто встанет и, смахнув с лица волосы, вновь ринется в бой или весело расхохочется и скажет, что все это просто сон. «Я не вернусь. Я не вернусь» стучало в голове. Последнее, что он слышал перед тем, как потерять сознание, ледяной смех Волдеморта.


* * *

Гарри опять стоял посреди уже знакомого длинного коридора, конец которого оканчивался ярким белым светом. И рядом опять стояла Лавриона.

— Мы снова здесь, — обратился он к девушке, не отрывая взгляда от манящего сияния. — Зачем?

— Потому что мне надо идти.

Гарри молчал. Он не мог поверить услышанному.

— Не уходи, — прошептал он.

— Я должна.

— Ты никому ничего не должна.

— На этот раз я не могу вернуться.

— Почему? — снова спросил Гарри и обратил свой взгляд на ничего не выражающее лицо ведуньи.

— Во-первых, потому что у меня нет сил для этого: возвращение Гермионы к жизни и Авада отняли почти все, — Эрида развернулась лицом к юноше. — Ну, а во-вторых, потому что мое тело стало заразным для Тени Алхиноя. Я не сказала тебе самого главного: Тень может убить только собственный Хранитель. — Гарри был убит наповал.

— Почему ты не сказала мне раньше? — хрипло выдохнул маг.

— Не хотела. Я думала, это невозможно. Но… нет ничего невозможного.

— При смерти Меты, Тень лишилась оболочки…

— Тогда оболочка была железкой, висящей на шее, и потрескалась на мелки кусочки при потере. А я человек, и не могу просто так рассыпаться. Но стоит мне поранить палец, как Тень вылезет наружу, и тогда погибнешь и ты, и я, и Волдеморт в придачу. А ты должен жить, хотя бы ради своей мамы, которая пожертвовала своей жизнью ради твоей.

— Но я не хочу жить там без тебя! — воскликнул Гарри в отчаянии, понимая, что она уйдет и, предпринимая последнюю попытку, чтобы вернуть ее обратно. Свет в конце коридора засветился ярче.

— Мы еще увидимся. А сейчас я должна идти.

Ида сделала шаг навстречу Гарри и поцеловала в губы нежно-нежно. Так же мягко обняла и уткнулась лицом в грудь. Так они простояли, наверное, вечность, в последний раз наслаждаясь присутствием друг друга и не думая ни о чем.

— Отпусти меня, — прошептала Ида и начала медленно, нехотя, отстраняться от парня, делая маленькие шаги назад. Рука волшебницы медленно скользила по ладони юноши. Гарри не сводил с лица Лаврионы взгляда, утопая в двух бездонных океанах глаз. Последний пальчик оборвался с ладони Гарри, и он опустил руку. Ида медленно от него отдалялась.

— Я люблю тебя, — одними губами проговорил юноша. Лав улыбнулась своей неповторимой улыбкой и исчезла в ослепительной вспышке света.


* * *

Юноша проснулся и открыл глаза. Все куда-то поплыло. Голова не болела. Просто по всему телу разлилась невероятная слабость. Но Гарри было наплевать. Он все прекрасно помнил и понял. Иды больше нет. Она ушла. Ушла из-за него. Еще один человек, который пожертвовал своей жизнью ради него. Это несправедливо. Почему он, Гарри, просто не может быть счастливым? Вместе со всеми радоваться жизни и наслаждаться каждым солнечным днем? Почему он вынужден каждый раз терять дорогих себе людей, должен сражаться, толком не зная за что?

Дверь в больничное крыло открылась, и послышались шаги. К нему подошла Гермиона. Гарри понял это только по большому количеству волос.

— Здравствуй Гарри, — она постаралась сказать это как можно радостнее, но не вышло. — Рада, что ты к нам вернулся. Как ты себя чувствуешь?

— Тебе сказать правду или то, что ты хочешь услышать?

— Лучше правду.

— Погано. Слабость неимоверная, не вижу ничего…

Гермиона соскочила со стула и, бросив «я сейчас», вылетела из больничной комнаты. Прошло какое-то время. Появилась мадам Помфри, молча дала ему лекарство и снова исчезла.

— Держи, — вернулась Гермиона. Ведунья протянула очки и уселась на стоящий рядом стул. Гарри напялил их — зрение сразу восстановилось.

— Откуда? — удивился он, признав в них свои собственные.

— Прихватила с собой по дороге из замка, — ответила девушка. — Но тогда ты стал видеть без очков, и они все это время пролежали у меня на тумбочке.

Гарри приподнялся на кровати. После выпитого зелья силы стали постепенно возвращаться.

— Почему именно я, Гермиона? — спросил он, уставившись перед собой, думая о будущем. — Почему я постоянно теряю близких мне людей?

Гермиона, до этого смотревшая в пол, подняла на друга глаза.

— Теперь я остался один, — подвел итог Гарри.

— Вовсе не один. У тебя есть я, Рон и все остальные, — попыталась вывести Гарри из такого состояния Гермиона.

— Нет, — ответил парень, переводя взгляд на подругу. — У меня никого нет. И не будет, пока эта сволочь будет жива. Я приношу людям только боль и разочарования. Рядом со мной оставаться опасно. Все, кто со мной был, рано или поздно погибают. Мама, папа, Сириус. А теперь еще и Ида. Ты сама чуть не погибла, причем не один раз. Джинни…

— Ты спас ей жизнь а не поспособствовал заточению в Тайной комнате!

— Допустим. А Седрик? Если бы я не предложил взять Кубок одновременно, он был бы жив. А Сириус?! Послушай я тебя тогда, он был бы жив! Сколько народу погибло вчера?!

Гермиона вновь опустила голову.

— И все они погибли из-за меня. Не будь меня…

— Мы бы не жили мирно целых тринадцать лет, — перебила его Гермиона. — Не глупи, Гарри. Волдеморт ломает судьбы одну за другой, и это не твоя вина.

— А чья? Дамблдора? Твоя, бомжа с соседней помойки? Чья?!

Девушка не ответила.

— Молчишь? Значит я прав.

— Нет, не прав! Ну не было бы тебя. И что?! — Закричала рассерженная Гермиона. — Мы бы жили каждый день, как последний! Прятались бы под столом от малейшего шороха! Война бы и не закончилась, а длилась и длилась неизвестно сколько! Не было бы у нас великого защитника, надежды бы не было! И не было бы у меня такого друга, как ты! Прекрати забивать себе голову чужими ошибками!

— Чужими ошибками?! — взорвался Гарри. — Ты хочешь сказать, что смерть мамы и папы чужая ошибка?!

— Я вовсе не это хочу сказать! — выкрикнула Гермиона. Её глаза наполнились слезами. — Я просто хочу сказать, что ты никогда не будешь один, — вдруг шепотом промолвила Гермиона и тихо заплакала. — Тебе не стоит наказывать себя одиночеством.

Гарри слез с кровати и прижал Гермиону к своей груди.

— Я должен, — также тихо ответил он, гладя плачущую Гермону по спине. — Если я этого не сделаю, то рискую потерять и тебя. И Рона, — после небольшой паузы добавил парень.

— А я этого не хочу.

«Как приятно, — вдруг промелькнуло в голове у Гермионы, и это не осталось для юноши тайной. Гарри испугался и отстранился от девушки. Гермиона опустила голову.

«Не вздумай читать её мысли, приятель — подумал Гарри. — Как учила Лав. Представь себе непробиваемую огромную стену, за которой осталось все остальное».

Гарри хорошенько сосредоточился, но ничего не вышло. Мысли Гермионы плавно перетекали в его мозг и парню становилось все хуже и хуже. Она жалела его.

«Он сейчас такой беззащитный, такой одинокий… и такой красивый. Боже, Гермиона! О чем ты думаешь?! Он же твой лучший друг! Прекрати немедленно!»

У Гарри сжалось сердце и захотелось плакать, к горлу подступил болезненный комок, мешавший дышать. Он снова вспомнил слова Лаврионы. Нет. Он не хочет, не может и не должен терять Гермиону. Ни её, ни Рона, ни кого другого. И не будет. Теперь он обязан отказаться от своих друзей, чтобы в очередной раз кого-нибудь не лишиться. А для этого надо покончить с Волдемортом. Только тогда он будет по-настоящему счастлив и сможет спокойно общаться со своими близкими, не ожидая нового нападения. И для осознания этого ему пришлось потерять ещё и любовь. И чтобы можно было ее вернуть, надо сражаться. Не потому, что так сказали, а потому что так надо самому Гарри. Он будет мстить, жестоко и беспощадно. И рано или поздно он наконец, сможет обрести свободу и счастье. Или здесь, или там. И уже с завтрашнего дня он начнет готовиться к Великой битве. Он будет увеличивать свои знания в Черной магии, по новой начнет изучение Древней, научиться в совершенстве владеть любыми видами холодного оружия, будет тренироваться без устали каждый день. Этим летом, ему есть, чем заняться. Ведь чтобы стать равным Сатане, надо быть Сатаной. И он будет. Завтра.

А сейчас он вместе с Гермионой направился в кабинет директора, чтобы объяснить, что он теперь не Хранитель, что все его возможности остались в прошлом, чтобы узнать, что после потери сознания сражение длилось еще очень долго, что погибло довольно много людей, но из детей погибших нет (кроме Эриды), что его с Идой Миллениум убил всех великанов и за счет него перебита уйма пожирателей, что остатки пожирателей бежали, прихватив с собой своего Хозяина, тоже потерявшего сознание, как и Гарри, и что завтра он поедет к себе домой, на площадь Гриммо 12.

КОНЕЦ

Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 



Закрыть
↑ Вверх